Коротко

Новости

Подробно

Гости съзжались на раздачу

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 54

ФОТО: AP
 Если имена нобелевских лауреатов еще можно предсказать до их объявления, то рассадку гостей за банкетным столом — никогда
       Эта неделя для Швеции и Норвегии — самое горячее время: в разгаре нобелевские торжества. За 102 года ритуал вручения Нобелевки вроде бы отработан до мельчайших деталей. Однако это не спасает торжества от сбоев. Нобелевский церемониал и отступления от него исследовал корреспондент "Власти" в Стокгольме Сергей Прокофьев.

Нобелевские торжества занимают неделю — с 6 по 13 декабря. Вечер первого дня уходит на неформальную встречу лауреатов с организаторами церемонии. Два следующих дня — на праздничные лекции лауреатов. Еще один день — на ланчи в посольствах стран, граждане которых стали лауреатами премии, и торжественный прием, который устраивает Нобелевский фонд.
       Главный день — 10 декабря, день смерти Альфреда Нобеля. Именно в этот день проходит церемония вручения премии в концертном зале Стокгольма (утром — репетиция, после обеда — вручение дипломов и медалей, вечером — банкет в Голубом зале городской ратуши). Только одна премия — премия мира — вручается в этот же день в Норвегии (последние 14 лет церемония проходит в мэрии Осло). Вечером 11 декабря — отдельный прием у короля Швеции на 150 человек.
       Кроме того, с 11 по 13 декабря лауреаты читают лекции в шведских вузах. И все, на этом неделя заканчивается.
       
ФОТО: AP
При получении диплома и медали главное для лауреата — успеть встать с места и одновременно с королем подойти к середине сцены, обозначенной кругом и буквой N (на фото — король Карл XVI Густав и британский писатель Видьядхар Найпол, лауреат 2001 года)
Обычно с первыми днями торжеств особых проблем нет. Если не считать экстравагантных выступлений некоторых лауреатов на лекциях. Так, Петр Капица потряс слушателей, заявив, что работа, за которую он получает премию, была проделана слишком давно, 30 лет назад, и он уже ничего о ней не помнит, а рассказывать будет о том, чем занимается сегодня. А драматург Дарио Фо перед началом лекции раздал слушателям вместо текста выступления что-то вроде комиксов на 25 страницах. Те поначалу недоумевали. Зато потом, получив вместо серьезной лекции блистательную импровизацию по рисункам, были в восторге.
       С посольствами тоже обычно все проходит гладко. Хотя бывает, что на кого-то из лауреатов претендуют разные страны. В этом году "раздвоение" грозило бывшему российскому физику Алексею Абрикосову, десять лет назад эмигрировавшему в США. А чемпионом по "космополитизму" считается лауреат в области литературы 1981 года Элиас Канетти, за которого боролись пять посольств: ФРГ (он писал только по-немецки), Болгарии (он там родился), Швейцарии (он там учился), Австрии (он там жил) и Великобритании (гражданином которой он являлся на момент присуждения премии). Последнее посольство и одержало победу.
       Но, повторим, главный день — это 10 декабря. И именно в этот день случаются разные забавные отступления от протокола.
       
ФОТО: AP
После вручения премии лауреаты отправляются на банкет (на фото слева направо — шведская принцесса Лилиан, британский медик Тимоти Хант, принцесса Виктория, американский химик Уильям Ноулз, 2001 год)
Хлопоты начинаются с утра: визиты к парикмахерам, подгонка нарядов. Как рассказывают организаторы, иногда дело доходит до отчаянных споров: например, попадаются лауреаты, наотрез отказывающиеся надеть обязательный черный фрак с белой бабочкой. Так, бывший зэк Солженицын, получивший диплом в 1974 году (премию ему присудили в 1970-м, но приехать за ней он тогда не смог), мечтал явиться на церемонию в самой простой одежде (вероятно, в любимом френче). Его сумели уломать, и фрак он все же надел, но "забыл" нацепить бабочку — мол, под бородой все равно не видно. Габриэля Гарсия Маркеса тоже, говорят, еле вытащили из белых штанов.
       Вообще-то, по неписаным правилам мерки снимаются с лауреатов заранее по месту жительства и отсылаются в одно из шведских ателье, надо сказать, довольно дорогих. Но, например, лауреат премии по физике 2000 года Жорес Алферов шил свой фрак в Иванове. Впрочем, никто не обиделся — скудость доходов российских ученых в мире хорошо известна.
       
ФОТО: AP
 На заключительном этапе нобелевской церемонии король и королева не присутствуют, так что лауреаты могут позволить себе немного расслабиться (на фото — британский медик Пол Нерс, лауреат 2001 года)
Первое же настоящее испытание ждет лауреатов в концертном зале, где проходят и репетиция, и вручение наград. На "учениях" приходится запоминать массу вещей. Что красные кресла — для лауреатов, а синие — для королевской семьи. Что на сцену надо выходить в строгой последовательности: сначала физики, потом — химики, медики, литераторы, и наконец, экономисты (их Нобель вообще не упомянул в своем завещании). Потом разучиваются поклоны — сначала королю и членам его семьи, потом представителям Нобелевского фонда, лауреатам прошлых лет, потом — залу. Многие путаются и переживают. А Михаил Шолохов, например, в 1965 году отказался гнуть спину перед монархом, объявив, что казаки кланяются только народу.
       На репетиции категорически запрещено фотографировать. Дело вот в чем: однажды в шведская газета "Дагенс Нюхетер" по ошибке опубликовала снимок, на котором во время тренировки роль короля исполнял директор Нобелевского фонда. Из подписи следовало, что это настоящее вручение. Был огромный скандал, читатели возмущались, что "короля подменили". Газету простили, но с тех пор любые съемки на репетиции ведут к немедленному выводу нарушителя из зала и изъятию пленки.
       Сама церемония, как правило, проходит гладко. Правда, в 1993 году был случай, когда во время речи отключился микрофон и оратор долго говорил (явно с выражением) при полном отсутствии слышимости. Публика очень веселилась. Известен и такой факт — в 1975 году то ли во время вручения, то ли уже после него гражданин СССР Канторович и американец Коопманс умудрились "махнуться" медалями и домой возвратились с чужими. Дипломатические переговоры об обратном обмене длились между недружественными странами несколько лет.
       
       Проблемы случались и на грандиозном банкете на 1300 персон, проходящем в Голубом зале стокгольмской ратуши. Программа банкета, как и меню, остается секретом до последней минуты — и не было случая, чтобы газеты "разоблачили" организаторов. Даже расположение гостей за столом не афишируется (отчасти — из соображений безопасности).
       Самое почетное место — рядом с королем — занимает жена одного из лауреатов, как правило, физиков, потому что именно они первыми упомянуты в завещании Нобеля. Здесь и начинаются проблемы. Физиков-лауреатов часто бывает несколько. Чью жену выбрать? Самого старшего или по алфавиту? Или ту, которая с королем хоть парой слов перекинуться сможет на одном из известных ему языков (за столом переводчиков нет)? В этом году, например, супруга Виталия Гинзбурга могла претендовать на внимание Карла XVI Густава "по старшинству", супруга Алексея Абрикосова — благодаря начальной букве фамилии, а супруга Энтони Леггетта — как специалист в английском. Впрочем, бывали ситуации и хуже. Лауреат 1979 года физик Абдус Салам привез из Пакистана двух жен. После долгого разбирательства ему пришлось выбрать в "главные" одну супругу (старшую), а другой с большим трудом отыскали уголок среди менее почетных сотрапезников на другом конце зала.
       Борьба идет не только за "главный" стул, но и за все остальные. Лауреату разрешено привести с собой на банкет не более 16 гостей — и это досадное обстоятельство часто становится причиной скандалов. Врач Жан Дуссе, например, привез 500 доноров, сдававших кровь для его экспериментов, а более скромный биохимик Стенли Прусинер не мог обойтись без 55 человек. Были еще 48 односельчан испанского писателя Камило Хосе Села и масса других "лишних" приглашенных.
       Места рассчитываются с учетом каждого сантиметра, и требовать или умолять в такой ситуации бесполезно. Правда, когда доктор Дэниел Гайдузек привез десяток усыновленных им детей из племени каннибалов Новой Гвинеи, ораве хоть и не дали посидеть на банкете, но выделили номер в Гранд-отеле (иначе "пасынки" грозили расположиться табором в палатках). Кстати, позже Гайдузек был осужден за сексуальные домогательства к несовершеннолетним. Он вел дневник, который попал в руки ФБР и был использован в качестве доказательства вины доктора (справедливости ради надо сказать, что на приставания Гайдузека, вывезшего с островов Океании в общей сложности 56 детей, пожаловался только один из них).
       
ФОТО: AP
Самое почетное место за праздничным столом — рядом со шведским королем — занимает жена лауреата по физике. Остальным приходится довольствоваться более скромным соседством (на фото — американский химик Уильям Ноулз и принцесса Виктория)
После более или менее благополучной рассадки гостей торжества вступают в главную стадию. Звучат тосты за короля и за Нобеля, льется шампанское. В зале идет музыкальный спектакль, позже выступают с короткими речами лауреаты — впрочем, порой говорят они долго, так что кофе, который готов к выносу, приходится подогревать. Такие затяжки называют "солженицынскими" — именно его захватывающее получасовое выступление в 1974 году перекрыло когда-то все рекорды.
       Заканчивается вечер танцами. Король и королева на балу не присутствуют — в это время они в специальном зале дают краткие аудиенции всем лауреатам по очереди. Остальные могут веселиться от души, правда, разговоры рекомендуется вести соответствующие радостному событию, а знаки внимания оказывать сдержанно, чтобы не портить друг другу настроения. Последнее получалось не всегда. Однажды, еще в 1920 году, писатель Кнут Гамсун в порыве радости шлепнул автора "Чудесного путешествия Нильса с дикими гусями" Сельму Лагерлеф. Очевидцы вспоминали, что писательница загудела, как колокол,— она была одета в кринолин с металлическими обручами. Ей поступок Гамсуна радости не принес.
       
Микаэль Сульман: русских не выдвигают
       Накануне торжеств интервью "Власти" дал Микаэль Сульман, исполнительный директор Нобелевского фонда, который на репетициях главной церемонии обычно играет роль короля. Дед Микаэля — Рагнар — был душеприказчиком Нобеля.
       — В чем особенность нынешнего праздника?
       — Вообще-то, отличаться друг от друга торжества не должны — только лауреатами. Новинка — это интервью, которые делают не журналисты, а профессионалы в различных нобелевских областях. Эти беседы доступны в интернете. Кстати, на нашем сайте Nobel.se — богатейший педагогический материал. Например, для ребят младших классов появилась игра-эксперимент "Ivan`s dog" — о собаке Павлова. А самих лауреатов в этом году мы порадуем посещением нашего нового нобелевского музея.
       — Есть ли что-то, что вы хотели бы получить для музея из России?
       — Наверное, есть, но у нас и так собраны уникальные вещи. Есть аппарат, созданный Капицей, есть самиздат Пастернака. Сейчас мы сделали выставку "Культура, созидание и творчество" — о части лауреатов. Главный вопрос — что важнее, личности нобелевцев или среда, где они работали. Мы демонстрируем около 30 документальных фильмов о писателях и ученых, а зрители уже сами решают, что привело их к успеху.
       — Вслед за нобелевским банкетом в ратуше следует еще один прием, во дворце. Что там происходит?
       — Король принимает около 150 гостей, на этот раз лауреаты могут пригласить с собой только по одному человеку. Происходит это вечером, с половины восьмого до половины двенадцатого. В зале накрывают столы, входят король и королева со свитой, подается ужин. После основного застолья — кофе, чай, прогулки по залам, по галерее Карла XV, и, главное, самое живое общение.
       — Часто говорят, что премии крайне редко дают россиянам. Это случайность или закономерность?
       — Основная и очень давняя причина — это то, что русских не выдвигают! В советское время мы даже вопреки уставу давали возможность не отдельным людям, а академиям и организациям предлагать кандидатов, но и это не помогало. Такая сдержанность, конечно, дает негативные результаты.
       

Комментарии
Профиль пользователя