Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Вперед на всех вирусах

Как Владимир Путин анонсировал перемены в истории с COVID-19

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

6 мая президент России Владимир Путин провел совещание, на котором были обнародованы меры по поэтапному выходу из ограничительных мер. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников находится под сильным впечатлением по его итогам: меры и в самом деле будут приняты, притом что эпидемия в разгаре.


В начале совещания президент высказался о состоянии здоровья премьера Михаила Мишустина. Так получается, что единственная более или менее полноценная информация о нем, начиная с момента заболевания и отрешения (да-да, конечно, временного) от власти, идет из Кремля, а не из Белого дома. То есть роль руководителя пресс-службы господина Мишустина полностью взял на себя Владимир Путин — больше почерпнуть решительно неоткуда.

Вот и в начале совещания Владимир Путин подробно рассказал.

— Прежде чем начать наше сегодняшнее совещание, хочу передать вам самые наилучшие пожелания и привет от Михаила Владимировича Мишустина. Он идет на поправку, там все штатно, не без температуры, как в таких случаях часто бывает, но восстанавливается Михаил Владимирович! Мы с ним каждый день на связи, именно каждый день! — президент хотел подчеркнуть это обстоятельство, он намерен был дать понять, что ценит заболевшего на работе, которой он сам заболевшего озадачил в свое время, и чувствует непосредственную личную ответственность за него, и думает про него к тому же просто по-товарищески.— Он принимает участие в текущей работе, в подготовке всех наших решений. Пожелаем ему скорейшего выздоровления. А вам от него — большой привет!

Кто-то ждал, что господин Мишустин появится, может быть, и на телеэкране и что-то скажет, раз он и так все время на связи. Но это был бы, конечно, перебор: все бы, разумеется, только за ним и смотрели бы, и жадно, чтобы потом все подробно обсудить друг с другом, весь его внешний вид и внутренний мир, и тут уж не до выхода из кризиса было бы, тем более в три этапа. Кроме того, участие больного в заседании здоровых (более или менее хотя бы) выглядело бы как-то, как говорится, искусственно и даже противоестественно.

Президент напомнил о мерах, которые были предложены и уже исполнялись для, так сказать, комфортного вхождения в кризис (такие как отсрочка рассрочки), и добавил, что этому будет посвящена первая часть совещания. Вторая часть, как стало ясно, будет посвящена комфортному выходу из кризиса. Причем вторые меры начнут работать одновременно с тем, как еще только начинают работать первые.

Еще короче: меры по входу в кризис будут работать вместе с мерами по выходу из кризиса.

— Конечно, жизнь гораздо сложнее любых схем,— рассказал президент.— Мы видим, что ситуация с распространением коронавируса в субъектах федерации складывается по-разному. Как уже говорил, где-то жесткие, оправданные профилактические меры необходимо сохранять или даже дополнять, а где-то возможно планировать их определенное, обоснованное смягчение.

То есть, по крайней мере на первый взгляд, главам регионов предоставляются полномочия, о которых раньше они могли только мечтать. На самом деле они получают, похоже, головную боль, которой, скорее всего, не ожидали и которая им совсем не нужна. Потому что ответственность, которой их внезапно наградил господин Путин, и есть головная боль.

По поводу уже принятых мер отчитались министр труда и социальной защиты РФ Антон Котяков, министр здравоохранения Михаил Мурашко, министр экономического развития Максим Решетников, руководитель Федеральной налоговой службы Даниил Егоров, и. о. министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Никита Стасишин… Российский президент добавил, что граждане должны знать, какие именно меры поддержки предлагаются правительством в каждом случае, и с этим невозможно спорить: мер этих сейчас уже так много, что в них запутались, кажется, не только те, для кого их принимали, но и те, кто их принимал (и даже в первую очередь), притом что ни одну из этих мер (кроме тех, что предусмотрены для системообразующих предприятий) действительно радикальной признать никак уж не получится.

Наконец перешли к снятию ограничений. Глава Роспотребнадзора Анна Попова озвучила пакет рекомендаций для снятия ограничений.

— Своевременно принятые меры,— отметила она,— позволили нам задержать развитие эпидемии в России на два месяца.

Нужно ли это понимать так, что теперь, по истечении двух месяцев, на которые ее задержали, эпидемия на нас и обрушится?

Надеюсь, Анна Попова имела в виду что-то иное.

В некоторых регионах, по ее словам, темпы прироста инфекции не превышают 3%. Там, видимо, уже можно начинать (кроме того, имеют значение свободный коечный фонд и показатель охвата тестирования). Предстоят, по словам Анны Поповой, три этапа.

— На каждом этапе предполагается расширение перечня общественных пространств,— рассказала Анна Попова.— На первом этапе будут возможны занятия спортом на открытом пространстве, прогулки с детьми, работа объектов сферы торговли и услуг ограниченной площади и с соблюдением социальной дистанции.

О, это не так уж мало. Разве рестораны с пореже расставленными столиками не входят в предприятия сферы услуг?

— На втором этапе — прогулки по улице с членами семьи,— продолжила Анна Попова.

Надо надеяться, прогулки по улице в ресторан (на первом этапе придется таскаться туда без детей).

— Открытие объектов сферы услуг большей площади,— продолжала госпожа Попова,— но с ограничением одновременного обслуживания посетителей. И предусмотрено начало работы образовательных организаций (ну это уж как получится, тут все должно быть по уму.— А. К.). На третьем этапе, мы предполагаем, начнут работу места отдыха, то есть парки, скверы… Предприятия сферы торговли и услуг без ограничения площади и социального дистанцирования…

Она уточнила, что все эти решения и в самом деле будут принимать главы регионов, которые в случае чего могут отыграть назад.

Мэр Москвы Сергей Собянин является главой региона, и в первую очередь он, увы, подчеркнул, что все, что сказала Анна Попова, надо делить надвое.

— Первая часть, самая жесткая, касается сферы услуг,— отметил он.— Там, где граждане соприкасаются друг с другом или с предприятием, которое оказывает услуги. Салоны красоты, парикмахерские, торговля… Здесь должны быть жесткие критерии.

Другая часть, по словам мэра,— все остальное. То есть прежде всего промышленные предприятия.

И тут пришлось даже удивиться.

— В течение последних двух недель, а это большой период, у нас не растет госпитализация больных,— заявил мэр.— Не растет количество тяжелых больных! Это говорит в целом о стабилизации ситуации!

Из дальнейшего стало понятно, что по крайней мере в Москве все подряд равно не забалуют:

— Выход из самоизоляции в сфере услуг пока преждевременен. Пока та ситуация, которую мы наблюдаем, не дает возможность раскрытия сферы услуг, быта и так далее.

Нет, не пойдем в рестораны, кафе и бары.

— Но! — воскликнул мэр.— Это дает возможность нам принять решение и с 12-го числа разрешить работу не части промпредприятий, как сейчас, а всех промышленных предприятий!

То есть еще раз: именно та ситуация, которая не дает возможности открыть сферу услуг, дает возможность начать работать всем предприятиям города! То есть начать соприкасаться в разы большему количеству людей.

— Это дает возможность полумиллиону москвичей,— самокритично подсчитал мэр,— получить полноценную работу, возобновить полноценную работу! Это важно для экономики города и очень важно для экономики страны, потому что заказы московских предприятий создают около трех с половиной миллионов рабочих мест в стране… То есть это имеет большую синергию! Я вчера советовался с вами (с президентом России.— А. К.), считаю, что такое решение можно принять (вот в этой ситуации ответственность и правда разумней разделить.— А. К.).

Остальные москвичи, по его словам, должны еще тщательнее соблюдать самоизоляцию, чтобы давать возможность работать «большему количеству предприятий».

Но ведь вы же — хотелось воскликнуть, да что-то не было сил — и сами знаете, что нет никакого вообще снижения ни заболеваемости, ни смертности… Вы все слишком хорошо понимаете. И вы одной рукой запрещаете открывать сферу услуг, а другой, исходя ровно из тех же данных и их анализа, открываете производство, из-за чего и заболеваемость, и смертность могут просто рвануть. Вы делаете это, потому что одни еще могут подождать, а если и не дождутся, то с этим придется смириться, хоть и придется переживать, а другие уже не могут — потому что это уже не частный бизнес, а государственный.

Или еще проще: своевременно принятые меры позволили задержать развитие эпидемии? ВДНХ и «Крокус» и правда ведь готовы.

— Мы действительно с вами обсуждали это вчера,— согласился президент,— я поддерживаю.

То есть все-таки Спарта.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя