Коротко

Новости

Фото: из личного архива Дениса Евдокимова

Пилот сгоревшего в Шереметьево SSJ 100 рассказал подробности трагедии

Пилот Денис Евдокимов, обвиняемый по делу о крушении самолета Sukhoi Superjet 100 в Шереметьево в 2019 году, в интервью «Ленте.ру» рассказал свою версию событий. Пилот вину не признает и утверждает, что причиной трагедии стало несоответствие лайнера нормам летной годности. По его словам, самолет потерял управляемость после попадания в него молнии, из-за чего было решено идти на посадку. Господин Евдокимов пояснил, что боялся «лишиться возможности управления воздушным судном вообще». Он также заявил о неполадках в системе самолета, которые, по его словам, следствие проигнорировало.

Пилот рассказал, что после удара молнии перестала работать система управления самолета, поэтому ему пришлось управлять лайнером вручную (режим Direct mode). Как заявил Денис Евдокимов, следствие и Межгосударственный авиационный комитет не заинтересовались «фактом воздействия на самолет атмосферного электричества», и в материалах дела об этом «попросту нет ни слова». «Могу предположить, что такой обход важного факта связан с исключением риска для репутации производителя Superjet»,— считает пилот.

Господин Евдокимов заявил, что после попадания молнии продолжать полет вручную было невозможно: в режиме Direct mode лететь можно только на небольших высотах, что ведет к увеличению расхода топлива. «Необходимого дополнительного запаса (топлива.— “Ъ”) в том полете на было. Многочисленные отказы, индицируемые на дисплее воздушного судна, тоже не позволяли принять решение о продолжении полета до аэропорта назначения, так как установить степень неисправности самолета именно в полете не представлялось возможным»,— рассказал он.

Как утверждает пилот, во время посадки самолет не реагировал на его действия должным образом — «при отклонении ручки управления на себя воздушное судно не поднимало нос, а опускало его, и наоборот». Из-за этого также невозможно было увести самолет на второй круг, уточнил Денис Евдокимов. Он обратил внимание на то, что в уголовном деле отсутствует «хоть какая-то расшифровка параметров полета, не говоря уже о детальном анализе действий и реакции воздушного судна на управляющие воздействия».

Пилот отметил, что «предпринял все возможное», чтобы избежать катастрофы. «Если бы производитель вовремя доработал воздушное судно, авиационные инциденты подобного характера не повторялись бы, а значит — безопасность полетов была бы на приемлемом уровне, а риски свелись бы к минимуму»,— считает господин Евдокимов.

Напомним, в результате катастрофы самолета SSJ 100 в мае 2019 года погиб 41 человек из 83 находившихся на борту. СКР заявил, что командир воздушного судна Денис Евдокимов осуществил грубую посадку на взлетно-посадочную полосу, а его дальнейшие действия, «совершенные с нарушением установленных правил, повлекли разрушение и возгорание самолета». Господина Евдокимова обвиняют по ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть двух и более лиц, крупного ущерба). По этой статье ему грозит лишение свободы на срок до семи лет или принудительные работы на срок до пяти лет. В апреле дело о крушении лайнера было направлено в суд.

Подробнее о расследовании дела — в материале “Ъ” «Пилоту ограничили скорость чтения».

Комментарии

наглядно

Профиль пользователя