Вирусификация экономики

Как пандемия коронавируса меняет мир и Свердловскую область

Пандемия СOVID-19 стала серьезным испытанием как для мировой экономики в целом, так и для России и Свердловской области в частности. С одной стороны, колоссальное влияние на нее оказывают введенные государством ограничения и режим самоизоляции. С другой стороны, ситуация подталкивает население быстрее осваивать разнообразные дистанционные сервисы. О том, что уже изменилось и что еще изменится — в проекте “Ъ-Урал” и ПАО «АК БАРС» БАНК «Вирусификация экономики».

Екатеринбург во время режима самоизоляции

Екатеринбург во время режима самоизоляции

Фото: Владислав Лоншаков, Коммерсантъ

Екатеринбург во время режима самоизоляции

Фото: Владислав Лоншаков, Коммерсантъ

25 марта в специальном обращении к жителям страны президент России Владимир Путин объявил, что в рамках борьбы с распространением COVID-19 неделя с 30 марта по 5 апреля будет нерабочей. Позже он продлил нерабочие дни до конца апреля, а затем до конца майских праздников (до 11 мая включительно). Режим выходных не распространился на органы власти, медицинские учреждения, аптеки, банки, транспортные предприятия, СМИ, организации, обеспечивающие население продуктами питания и товарами первой необходимости, оперативные службы и предприятия с непрерывным производством. Кроме того, Россия с 30 марта закрыла для передвижения государственную границу.

В Свердловской области с 30 марта введен режим повышенной готовности, который предусматривает самоизоляцию жителей. Гражданам настоятельно рекомендовано покидать квартиры только в крайних случаях, таких как покупка в ближайшем магазине продуктов или товары первой необходимости, посещение аптеки или врача, вынос мусора или выгул собаки. В регионе закрыты торговые центры, рестораны и бары, парки, учреждения культуры и спорта, запрещены массовые мероприятия.

Бизнес в новой реальности

Более 70% предпринимателей Свердловской области отмечают стремительное ухудшение ситуации, говорится в итогах опроса «Бизнес-барометр Среднего Урала», который провела Уральская торгово-промышленная палата (УТПП). «Важно отметить, что 72% опрошенных — это собственники и учредители бизнеса. Более 50% предприятий имеют стаж работы более десяти лет. Это те, кто уже пережил череду предыдущих кризисов. И тот факт, что новая реальность кажется им губительной – это маркер. Страшный маркер, говорящий о том, что “колокол звонит” по реальному сектору»,— считает президент УТПП Андрей Беседин.

Об уникальности новой реальности говорят все эксперты. «У экономической ситуации в России в текущих условиях есть один важный нюанс, с которым раньше внутри кризисов никто не встречался — глобальная изоляция потребителя. Эта изоляция становится все более сложной, если наложить на нее провал в доходах большинства россиян. Сейчас люди становятся беднее за счет рублевой девальвации, но позже их благосостояние ухудшится дополнительно из-за сокращения активности в бизнесе»,— отмечает старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова.

«Объявленный карантин очень серьезно ударяет по малому и среднему бизнесу (за некоторым исключением). Многие сектора, особенно те, которые “завязаны” на обслуживание населения в полном застое. Остановка работы приведет к массе закрытий бизнесов»,— уверен директор Института финансов и права Уральского государственного экономического университета (УрГЭУ) Максим Марамыгин, подчеркивая, что экономика после окончания эпидемии будет другой.

По словам заведующего кафедрой экономики и управления Уральского института управления РАНХиГС при президенте РФ Александра Победина, условия карантина сильнее всего повлияли на предприятия транспорта, торговли, общественного питания и тех отраслей, которые столкнулись с резким сокращением спроса. «Мы видим, что бизнес региона пострадал от ограничений, связанных с распространением новой коронавирусной инфекции. Первый удар приняла на себя сфера услуг: салоны красоты, общепит, организаторы мероприятий, автомойки, фитнес-индустрия. Некоторым из них уже разрешили открыться, некоторым нет, но последствия тяжелы для всех. Сильно пострадала и розничная торговля непродовольственными товарами»,— соглашается заместитель директора Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства (СОФПП) Валерий Пиличев.

Негативно на финансовое состояние многих компаний влияет и тот факт, что они обязаны выплачивать заработную плату работникам, находящимся в режиме самоизоляции. При этом продажи товаров и услуг практически заморожены.

Общий ущерб экономики в Свердловской области будет напрямую зависеть от продолжительности карантинных мероприятий, а также от объема и характера помощи, которую окажет государство и предприятия причастные к финансовому сектору. «Также имеет значение, насколько быстро отдельные организации сумеют адаптироваться, изменить формат работы. Даже при снятии карантина в следующем месяце последствия будут ощущаться предприятиями как минимум до конца текущего года»,— прогнозирует Александр Победин.

Анна Бодрова, Старший аналитик ИАЦ «Альпари»
Сейчас положение экономики довольно шаткое и из-за пандемии, и на фоне провала цены на нефть. Но гораздо более пугающими выглядят прогнозы по мировому спросу на энергоносители далее: глобальные экономики мира будут восстанавливаться медленно и неустойчиво, много сырья им не потребуется, а значит, российские нефть и газ продать будет непросто. Это создает риски для бюджета сырьевой экономики РФ и расходным его статьям. С большой долей вероятности в текущем году ВВП России просядет на 3,5-5,5%, в 2021 году может снизиться еще на 1-1,5%. Инфляция в 2020 году способна составить около 6-7%, в 2021 году — порядка 5,5%. Среди сектора МСБ с чистого листа придется начать работу примерно 90% предприятий, занятых в сфере услуг, и 50% — остальным.

.

Распространением коронавируса и влиянием пандемии на экономику России и мира обеспокоены 85,5% россиян, говорится в исследовании страховой компании «Росгосстрах Жизнь» и банка «Открытие».

Банковский сектор держит дистанцию

Пандемия коронавируса стала серьезным вызовом для банковского сектора, поставив на новый уровень вопрос о доступности и надежности дистанционных каналов обслуживания. Доля безналичных платежей в условиях самоизоляции и риска распространения коронавируса через банкноты и монеты будет только расти, считают участники рынка.

По данным Уральского ГУ управления ЦБ, в Свердловской области за 2019 год количество операций, совершенных держателями платежных карт через интернет, выросло на 52% до 145 млн единиц. На начало 2020 года общее количество банковских счетов, открытых физическим лицам в кредитных организациях (филиалах) Свердловской области, составило 27 млн единиц. На одного жителя приходится более шести открытых счетов. К более чем 7,6 млн счетов свердловчан предоставлен дистанционный доступ с помощью интернета и мобильных телефонов. По сравнению с 2018 годом количество таких счетов выросло более чем на 6%.

Банкиры уже заметили повышенный интерес клиентов к дистанционным сервисам. «Сейчас более 90% операций клиенты ПСБ осуществляют через интернет и мобильный банк. Ранее доля клиентов, которые пользовались онлайн-каналами, составляла порядка 70%»,— отмечает управляющий Уральским филиалом ПAO «Промсвязьбанк» (ПСБ) Ринат Иржанов. В ПАО «АК БАРС» БАНК количество операций, совершаемых корпоративными клиентами, удаленно составляет 95%. Чтобы каждый клиент мог совершать банковские операции удаленно без дополнительных затрат, до конца июня «АК БАРС» бесплатно подключает к системе дистанционного банковского обслуживания и выдает корпоративные карты без комиссии за обслуживание в течение первого года.

Специалисты Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) также отмечают изменения в поведении вкладчиков. Если в марте 2019 года доля вкладов, открытых в УБРиР дистанционно, составляла 43%, то в марте этого года она достигла 57%. «Модель поведения наших вкладчиков изменилась: если раньше они были более прагматичны, то теперь в их действиях появилась определенная гибкость. Мы увидели, что растет не только количество новых договоров, но и средние суммы вкладов. И если раньше дистанционные вклады открывали в основном молодые люди с небольшими накоплениями, то теперь в онлайн-вклады пришли состоятельные и зрелые клиенты, которые с пониманием относятся к изменениям внешней среды»,— подчеркивает руководитель направления вкладов УБРиР Ольга Аксенова.

«Банковская сфера выглядит неплохо, но это будет ровно до того момента, пока она не столкнется с лавиной просрочек и неплатежей по кредитам. Есть серьезный риск разрастания объема токсичных активов у банков, и эту проблему придется решать на уровне Банка России»,— предупреждает Анна Бодрова. По ее словам, для того чтобы всем участникам экономического процесса было проще выживать, в строй должен вернуться ключевой элемент — потребитель с деньгами. Еще лучше, если у потребителя будет доступ к дешевым заемным деньгами и уверенность в рынке занятости.

Государство идет на помощь

В Свердловской области уже сформирован единый комплекс федеральных и региональных мер поддержки бизнеса. В частности, заксобрание региона приняло два областных законопроекта по смягчению налоговой нагрузки на бизнес. Они предусматривают снижение ставок по налогу на имущество организаций (с 2% до 1,1%) и по УСН (с 6% до 1%). СОФПП специально под новые экономические условия начал предлагать заем «Антикризисный» на выплату предпринимателями зарплаты и оплату аренды (максимальная сумма займа — 300 тыс. руб., под 6% годовых на срок до одного года). В свердловских муниципалитетах создают льготные условия для МСБ по использованию муниципального имущества, снижают ставки по единому налогу на вмененный доход (ЕНВД). Меры по оказанию помощи государством бизнесу постоянно дополняются.

«Набор предлагаемых мер поддержки достаточно большой и реально может смягчить последствия эпидемии и карантинных ограничений. Однако проблема в ментальности — власти непременно хотят убедиться, что помощь не получит кто-то “левый”. Таким образом, вместо того, чтобы срочно влить поддержку в бизнес идет согласование, сбор оправданий и подтверждений, что откладывает сам факт оказания помощи»,— отмечает Максим Марамыгин.

Выход в цифровой мир

Максим Марамыгин прогнозирует, что в новой реальности существенно увеличится доля цифровой экономики. «В условиях карантина многие граждане вынужденно вошли в цифровой мир. Это и цифровая коммерция, и заказ еды, и доставка покупок»,— перечисляет он. При этом господин Марамыгин считает, что карантинные каникулы развеяли иллюзии по ряду процессов, которые считали явными претендентами на полную цифровизацию — например, образование. «На конкретном примере стало понятно, что необходимо сочетать и электронное, и реальное, контактное образования. Живое человеческое общение весьма важно!»— подчеркнул он.

«Очевидно, что после карантина смогут открыться не все бизнесы. И на докарантинный уровень мы будем возвращаться, наверное, еще около года. Чем дольше продлятся ограничения, тем дольше экономике придется восстанавливаться. Но предпринимательская деятельность, конечно не остановится. Наверняка бизнесмены станут осторожнее, перестанут надеяться только на один вид услуги или производства, окончательно поймут всю важность вложений в развитие онлайн-каналов продаж и оказания услуг. Все мы получаем сейчас важный жизненный урок, перестраиваемся и ищем новые выходы»,— считает Валерий Пиличев.

Евгения Яблонская

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...