Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ   |  купить фото

Самоизоляция возьмет десятину

Сокращение экономической активности стабилизировалось

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Оценки Банка России и Росстата характера деловой активности в апреле подтверждают ожидания относительно умеренного падения промпроизводства и ВВП в период ограничений экономической активности из-за коронавирусной пандемии. Пока ожидается спад, по масштабу сравнимый с кризисом конца 2014 года, при полутора месяцах самоизоляции конечное потребление домохозяйств в среднем упадет вряд ли более чем на 20%, падение ВВП во втором квартале, видимо, составит менее 8%. Это расчет, основанный на первичных эффектах карантина — вторичные могут изменить картину, но для этого они должны быть сильнее самого ограничения активности.


Снижение деловой активности в промышленности на фоне эпидемии коронавируса пока демонстрирует сдержанную динамику в сравнении с активностью обращений бизнеса к властям. Апрельская реакция промышленной части бизнес-среды на происходящее в экономике близка к сопоставимым наблюдениям Росстата в 2014 году — так, ожидания в обрабатывающих отраслях (минус 7% после минус 2% в феврале-марте) пока не дошли до худшей точки прошлого кризиса (минус 10% в декабре 2014 года), традиционно более оптимистичная добыча продемонстрировала спад активности до минус 5% (после минус 3% в марте и феврале) — в 2014 году она падала до минус 7%. С исключением сезонного фактора предпринимательская уверенность в апреле упала в добыче до минус 6,1% (с минус 3,5% в марте и минус 7% в августе 2014 года), в обработке — до минус 6,5% (с минус 2,8% в марте и минус 8% в июле 2015 года, когда кризис полностью развернулся).

Эти оценки Росстата базируются на данных опроса 3,8 тыс. организаций (без малого бизнеса) в первой декаде апреля, то есть уже после введения карантина — он, напомним, начался на последней неделе марта, по итогам мартовского опроса и добыча, и обработка его не заметили, несмотря на падение цен на нефть и признаки эпидемического кризиса, что дает основания предполагать инерционность реакции респондентов либо отражает некоторое привыкание экономики к регулярным падениям. Впрочем, речь пока идет только о промышленности — ущерб от карантина для сектора услуг окажется значительно большим.

Экономическую ситуацию в организациях добывающего сектора называют благоприятной 10%, удовлетворительной — 71% руководителей, в обработке — 8% и 68% респондентов соответственно.

Эти цифры практически полностью соответствуют периоду посткризисного восстановления экономики летом 2016 года.

Улучшения экономической ситуации в ближайшие полгода ждут в добыче 20% опрошенных, в обработке — 26%, что также полностью совпадает с восстановительной фазой 2016 года. Средний уровень загрузки производственных мощностей в апреле 2020 года был даже на 1 процентный пункт выше, чем летом 2016-го: в добыче полезных ископаемых 64%, в обрабатывающих производствах 59% — и так же, как четыре года назад, в апреле 2020-го руководители связывают ограничение роста производства в первую очередь с недостаточным внутренним спросом на продукцию и неопределенностью экономической ситуации — хотя в апреле вклад этих факторов резко вырос.

Между тем Банк России опубликовал данные уже о третьей неделе принудительного ограничения экономической активности — «Мониторинг отраслевых финансовых потоков» позволяет грубо оценить структуру будущего сокращения ВВП по крайней мере в апреле. Средневзвешенный средний входящий поток платежей на неделе с 13 по 17 апреля сократился на 20,3% (от условного «нормального» уровня) — в неделю с 6 по 10 апреля он снижался от «нормы» на 17,4%, с 30 марта по 3 апреля — на 28%. В терминах структуры ВВП сильнее других сокращается промежуточное потребление, сокращение конечного потребления домохозяйств составило 18,4% от «нормы», экспорт меньше «нормы» на 28%, что подтверждает тезис ЦБ о сильном вкладе в снижение ВВП обвала нефтяных цен. Устойчивый рост демонстрирует фармацевтика, сокращается разрыв с «нормой» отраслей, ориентированных на инвестиционный спрос.

Исходя из данных ЦБ, можно констатировать, что первый месяц самоизоляции вместе со сверхнизкими ценами на нефть сократит производство ВВП за месяц на 25%, из которых 80% обеспечит самоизоляция. Если режим ограничений продлится до середины мая, вторичные эффекты не будут нарастать во времени, а сильных новых влияний не будет обнаружено, происходящее должно «вычесть» из динамики ВВП второго квартала порядка 10 п. п. роста — если считать его «норму» примерно такой же, как в первом квартале, падение ВВП во втором квартале должно составить около 8%, что вполне соответствует расчетам в прогнозах ЦБ.

Отметим, это консервативная оценка, предполагающая, что после предполагаемого майского ослабления карантинных мер компенсирующего восстановления не произойдет или оно будет очень слабым.

Если же предположить, что четверть расходов, не осуществленных в рамках самоизоляции, будет все же произведена до конца второго квартала, ВВП в этот период должен снизиться лишь на 6%, а падение ВВП в 2020 году составит порядка 4–5%. В любом случае, прогнозы существенно большего по масштабу обвала ВВП РФ в 2020 году должны обосновываться очень существенными вторичными эффектами, по влиянию даже более значимыми, чем прямой запрет на экономическую активность с привлечением массового труда — например, паралич платежной системы при банкротстве крупных банков, чего ЦБ не ожидает.

Олег Сапожков, Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя