Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ильнар Салахиев / Коммерсантъ

«Речь идет о том, чтобы умерло как можно меньше людей»

Представители НКО и чиновники обсудили функционирование социальных учреждений в условиях коронавируса

от

Представители Минтруда, Минздрава и некоммерческих организаций обсудили судьбу жителей психоневрологических интернатов, домов престарелых и детских домов-интернатов в условиях пандемии. Чиновники предложили закрыть учреждения на карантин вместе с сотрудниками, а представители НКО призвали власть разукрупнять интернаты, назвав их опасными для жизни местами.


Проблему психоневрологических интернатов, домов престарелых и детских интернатов обсудили в ходе онлайн-конференции представители федеральных ведомств и некоммерческих организаций. Так, замминистра труда и социальной защиты Ольга Баталина отметила, что в учреждениях соцзащиты два источника заражения — сотрудники, которые приезжают на работу, и жители ПНИ, возвращающиеся из медицинских стационаров. Чтобы минимизировать случаи заражений от сотрудников, Минтруд 17 апреля направил главам субъектов РФ телеграмму, в которой рекомендовал закрыть интернатные учреждения соцзащиты на полный карантин вместе с сотрудниками, которые теперь должны заступать на смену сразу на 14 дней. При этом ведомство отмечает, что регионы принимают такие решения самостоятельно.

Госпожа Баталина сообщила, что «резервные фонды субъектов полностью ориентированы на обеспечение карантинных мер», и сотрудники интернатов должны получать финансовую поддержку из этих фондов.

«Сейчас в регионах уже формируются сменные бригады на 14 дней на полную изоляцию»,— рассказала чиновница. «В 46 регионах принято решение о полном или частичном закрытии учреждений на карантин, из них в 29 регионах уже закрыли все интернатные организации,— привела статистику замминистра.— Еще в 23 регионах готовятся к закрытию, а в 16 субъектах изучают законодательную базу и ресурсы и обсуждают возможные меры».

Всего в стране 1389 стационарных организаций социального обслуживания, которыми считаются дома престарелых, психоневрологические интернаты, интернаты общего типа для людей с разными видами инвалидности, дома-интернаты для детей с умственной отсталостью. Живет в них около 300 тыс. человек.

Заместитель главы Минтруда рассказала о том, почему во многих учреждениях нет средств индивидуальной защиты (СИЗ). По ее словам, раньше было достаточно обычных средств защиты, но «когда вирус проник в стационар, с ним гораздо труднее бороться, и нужны иные СИЗ, с высокой степенью защиты».

Обеспечивать учреждения СИЗ должны регионы за счет своих резервных фондов, отметила чиновница: «Но, когда мы видим, что регион не справляется, мы подключаемся, с нами всегда на связи Минпромторг и Росхимзащита».

На вопрос “Ъ” о том, почему благотворительные фонды собирают деньги на закупку средств индивидуальной защиты (СИЗ) в социальные интернатные учреждения, Ольга Баталина ответила, что «иногда у регионов нет возможности купить СИЗ быстро», и «если у благотворительных фондов есть СИЗ, то это поможет».

Благотворительный фонд «Старость в радость» уже несколько недель собирает средства на покупку СИЗ в региональные интернаты, где нет ни масок с высокой степенью защиты, ни противочумных костюмов. Если Минтруд, Минпромторг и Росхимзащиты все время на связи и могут обеспечить необходимой защитой нуждающиеся интернаты, то почему не делают этого? Ответ напрашивается только один: регионы предпочитают не сообщать в федеральный центр об отсутствии денег на такие непредусмотренные расходы или об отсутствии СИЗ на складах, а учреждения пытаются решить проблему напрямую через благотворителей.

В свою очередь, директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина отметила, что регионы не справляются не только с проблемами в интернатных учреждениях, но и с оказанием помощи пожилым людям и инвалидам на дому: «Более 2 млн россиян нуждаются в такой помощи, нужны федеральные меры поддержки». По ее словам, социальные работники в регионах не могут оказывать помощь всем нуждающимся гражданам, живущим в самоизоляции. Директор фонда призвала и чиновников, и представителей НКО объединиться и помогать людям, живущим в социальных стационарах.

Такой пример уже подали санкт-петербургские некоммерческие организации «Перспективы», ГАООРДИ и «Антон тут рядом» — они забрали из интернатов в дома и квартиры сопровождаемого проживания 26 человек, а также организовали волонтерскую помощь для семей, воспитывающих детей и взрослых с особенностями развития в Северной столице.

По словам директора центра «Антон тут рядом» Любови Аркус, многие семьи, воспитывающие детей с аутизмом в Петербурге, живут на 15 тыс. руб. в месяц, а сейчас они становятся еще беднее, и дополнительная помощь в виде продуктов просто позволяет им выжить.

Директор «Перспектив» Мария Островская назвала консолидацию НКО «потрясающим социальным экспериментом»: «Если развивать эту консолидацию, то мы сможем вносить существенный вклад в социальное обслуживание граждан».

В Москве несколько живущих в ПНИ перешли на время карантина в квартиры фонда «Жизненный путь» и Центра лечебной педагогики, а детский хоспис «Дом с маяком» забрал из Кунцевского детского дома-интерната (ЦССВ «Кунцевский») семь детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития: воспитанники интерната живут сейчас дома у сотрудников хосписа, их пребывание оформлено как гостевой режим.

Напомним, 6 апреля Минтруд, Минздрав, Минпросвещения и Роспотребнадзор направили в регионы телеграмму, в которой рекомендовали раздавать детей и взрослых из детских домов, интернатов, домов престарелых в семьи к опекунам, родственникам или значимым людям. Однако широкого отклика в регионах документ не имел. По словам директора Центра лечебной педагогики Анны Битовой, «сегодня людей не выводят из таких учреждений массово»: «Мы хотели забирать детей из учреждений, но опека предъявляет жесткие требования; в регионах в основном не готовы отдавать детей и взрослых из учреждений, хотя желающие забрать их есть». По ее мнению, чиновники и НКО не подготовили основу для того, чтобы людей в таких чрезвычайных условиях разбирали по домам. «Если бы закон о распределенной опеке был принят до пандемии, то сегодня было бы больше и людей, и организаций, которые могли бы забрать людей из интернатов,— говорит Анна Битова.— Сегодня человек может забрать недееспособного гражданина к себе домой на очень зыбкой юридической основе».

«Мы проиграли время, три года не принимая закон о распределенной опеке»,— поддержала коллегу директор Центра паллиативной медицины в Москве и учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер.



По мнению представителей НКО, пандемия показала полную неспособность интернатной системы обеспечить людям необходимую защиту. «Когда весь мир говорит о необходимости социальной дистанции, в России порядка 300 тыс. человек проживают в условиях скученности, когда на 60 человек — один туалет, а банно-прачечный комплекс — один на 600 человек,— отметила Нюта Федермессер.— И сейчас мы увидели на примерах Испании и Италии, какой может быть ад даже в тех учреждениях, где нет такой большой скученности, как в наших интернатах. Невозможно никакими СИЗ обеспечить нормальную эпидемиологическую обстановку в таких огромных учреждениях».

Ситуация пандемии должна стать отправной точкой для реальной реформы в интернатах, полагают в НКО. Сотрудники детского хосписа «Дом с маяком», по словам Лиды Мониавы, не готовы вернуть детей в интернат после окончания карантинных мер: «В интернате в одном здании живет 250 детей, в спальне — 12 человек,— рассуждает руководитель "Дома с маяком".— Мы подумали, что раз уже давно говорится о необходимости реформы, то нам не надо делать шаги назад, а надо развивать сопровождаемое проживание. Мы написали письмо в департамент соцзащиты города Москвы, чтобы он выделил три квартиры, в которых могли бы проживать дети из этого интерната, а мы как хоспис организовали бы там круглосуточное сопровождение».

Преимущество малых учреждений перед большими отметила и Ольга Баталина, напомнив, что Минтруд уже «изменил подходы к деятельности социальных стационаров», внеся изменения в приказ Минтруда №940 о работе интернатных учреждений. В документе, который, по прогнозу заместителя главы Минтруда, должен быть зарегистрирован Минюстом до 1 мая, говорится о необходимости развивать сопровождаемое проживание и приемные семьи для взрослых граждан с инвалидностью, а также реконструировать интернаты по семейному типу, с малыми спальнями и гостиными.

Анна Битова призвала Минтруд не ждать регистрации приказа, а уже сейчас разукрупнять интернаты:

«В тех регионах, где еще нет большого количества зараженных, нужно пробовать расселять людей из интернатов — есть же пустые санатории, давайте попробуем. Оставлять людей в таких условиях массового скопления просто опасно». Представительница Минтруда не стала комментировать это предложение, но обратилась к директорам интернатов с просьбой привлекать НКО к работе: «Если у вас не хватает рук, обращайтесь к НКО, и пусть они заходят в учреждения на тех же условиях, на которых туда приходят ваши сотрудники».

Если с Минтрудом НКО нашли общий язык, то с Минздравом им этого не удалось. При обсуждении доступа волонтеров в медицинские стационары ведомство продемонстрировало негибкость. Мария Островская напомнила, что воспитанники ДДИ или ПНИ, попадающие в больницу, нуждаются в уходе, которого в медицинских стационарах нет. Волонтеров же в условиях пандемии в стационары не пускают. Руководитель благотворительной организации «Антон тут рядом» Любовь Аркус отметила, что из больниц люди с особенностями развития часто возвращаются с дополнительной инвалидностью, что свидетельствует об отсутствии необходимого ухода.

В правительственной телеграмме от 6 апреля рекомендовалось допускать НКО в учреждения социальной защиты — если эти организации работали с интернатами и до пандемии.

Несмотря на то что письмо подписано и министром здравоохранения, и говорится в нем не только о социальных организациях, но и о медицинских, волонтеров в больницы не пускают.

Заместитель директора Департамента организации экстренной медицинской помощи и управления рисками здоровью Минздрава Владимир Городин связал присутствие волонтеров в учреждениях здравоохранения с «повышенным риском инфицирования» и порекомендовал им, «чтобы не было риска заноса инфекции извне», пройти 14-дневный режим самоизоляции и сдать тест на коронавирус при входе в учреждение. Мария Островская напомнила ему, что в правительственной телеграмме уже оговорены меры эпидемиологической защиты, и НКО с ними согласны. «Но готовы ли вы будете после соблюдения всех этих предписаний пустить волонтеров в стационары? — спросила чиновника Мария Островская.— Наши волонтеры и сотрудники готовы входить туда даже на длительный период и оставаться там в карантине». «Я думаю, что это компетенция руководителя медицинской организации»,— ответил чиновник Минздрава, добавив, что «если учреждение по эпидемиологическим показаниям уже закрыто, то никакую помощь в очаг пускать уже нельзя».

«Вы сейчас не справляетесь,— возразила ему Нюта Федермессер,— из учреждений здравоохранения люди поступают к нам с такими пролежнями, с которыми они из соцзащиты не поступают. Давайте признаем, что НКО нужны вам, а вы нужны им». «Речь идет о соблюдении санэпидрежима»,— констатировал представитель Минздрава. «Речь идет о том, чтобы умерло как можно меньше людей»,— резюмировала Елизавета Олескина, напомнив, что жертвами пандемии становятся не только люди с коронавирусом, но и те граждане, которые лишились из-за него необходимого им ухода.

Ольга Алленова


Комментарии
Профиль пользователя