«По самым тяжелым нозологиям объемы медицинской помощи сохраняются»

Как в условиях пандемии организована помощь больным с хроническими и онкологическими заболеваниями

Пандемия COVID-19 осложнила положение хронически больных. Плановых пациентов массово выписывают из стационаров. На дверях больниц появились таблички «Закрыто на карантин». О том, как в условиях пандемии коронавируса оказывается помощь больным с хроническими заболеваниями, рассказывает Игорь Хатьков, директор Московского клинического научного центра им. А. С. Логинова, главный внештатный специалист-онколог департамента здравоохранения города Москвы.

Игорь Хатьков (на фото) убежден, что и в драматических условиях пандемии коронавируса нельзя оставлять без помощи онкобольных

Игорь Хатьков (на фото) убежден, что и в драматических условиях пандемии коронавируса нельзя оставлять без помощи онкобольных

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

Игорь Хатьков (на фото) убежден, что и в драматических условиях пандемии коронавируса нельзя оставлять без помощи онкобольных

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

С появлением коронавируса резко возросло число пациентов, которые нуждаются в специализированной медицинской помощи в условиях стационара. Осложняется течение заболеваний легких, растет число пациентов, которые нуждаются в кислородной поддержке. Возрастает нагрузка на все ресурсы, которые есть в клиниках, в первую очередь на медицинское оборудование, значительную часть которого необходимо освободить и направить на помощь инфицированным пациентам. Поэтому сегодня все лечебные учреждения Москвы кардинальным образом снижают плановую медицинскую помощь, которая может быть отложена.

Пример тому наш многопрофильный центр. Мы значительно снизили хирургическую активность: плановые операции, медицинские вмешательства в ортопедии, неострой травматологии, поддерживающее терапевтическое лечение — словом, все, что не касается жизнеугрожающих состояний. Число пациентов, которые находятся на стационарном лечении, сократилось в три раза. Все, что можно отложить, откладывается. При этом освобождаются ресурсы, врачи, средний и младший медперсонал, койки, медицинское оборудование, включая аппараты искусственной вентиляции легких (ИВЛ), расходные материалы, которые направляются на оказание медицинской помощи тяжелым коронавирусным больным в другие клиники Москвы.

На сегодня в Москве больше 30 клиник специализируется на оказании медицинской помощи больным с подозрением на COVID-19 и подтвержденным диагнозом. Наша клиника пока не работает с такими пациентами. Но поскольку мы очень хорошо оснащены технически, часть медицинского оборудования, которое освободилось при сокращении хирургической помощи, мы передали в две клиники, где в связи с эпидемиологической ситуацией возросла нагрузка на реанимационные отделения. Кроме того, в условиях пандемии происходит перераспределение пациентопотоков. Те клиники, которые перепрофилированы и принимают коронавирусных больных, уже не оперируют онкологических пациентов. Этот поток взяли на себя остальные стационары, в том числе наш медицинский центр. Поэтому, несмотря на то что мы отложили все плановые операции, нагрузка в клинике по экстренной хирургической помощи онкобольным возрастает.

Но по самым тяжелым нозологиям объемы медицинской помощи сохраняются. У нас много пациентов, находящихся на интенсивной терапии с тяжелыми кардиологическими и ревматологическими, гинекологическими проблемами, воспалительными заболеваниями желудочно-кишечного тракта.

В первую очередь это онкобольные. Если мы сейчас оставим их без помощи, то в ближайшей перспективе получим еще большие показатели общей смертности в стране. Конечно, эти пациенты должны быть в полном объеме обеспечены необходимой специализированной помощью.

Однако даже среди онкобольных есть группы пациентов, которых можно лечить немного по-другому. Через это уже прошли многие страны, и мы сейчас повторяем их опыт. В эти дни все профессиональные онкологические ассоциации кооперируются и разрабатывают рекомендации, как оптимально и максимально безопасно, без потери эффективности лечить онкологических больных в новых условиях, с которыми столкнулись системы здравоохранения всех стран.

У нас уже разработаны подробные рекомендации по всем локализациям онкологических процессов, позволяющие перевести онкобольных на нехирургические методы лечения. Учитывая национальные рекомендации тех стран, которые раньше нас столкнулись с эпидемией COVID-19, мы считаем возможным отложить все плановые обследования, которые предусмотрены для больных, уже прошедших специализированное лечение по поводу онкозаболеваний и находящихся в диспансерной группе.

Это пациенты, которым несколько лет назад было проведено противоопухолевое лечение и которые находятся под наблюдением, проходя плановые обследования раз в 3, 6 или 12 месяцев. Таким пациентам мы предложили на три месяца отложить периодические обследования, чтобы снизить нагрузку на систему здравоохранения и уменьшить количество контактов, а значит, риск заражения COVID-19. Если же у кого-то из них вдруг возникнут жалобы, появятся симптомы прогрессирования заболевания, мы их сразу же обследуем и начнем лечить. Кроме того, на три месяца перенесена большая часть хирургических вмешательств по поводу доброкачественных и неподтвержденных условно злокачественных опухолей, поскольку за три месяца эти категории опухолей не разовьются в злокачественные.

Всем онкопациентам, кому показана химиотерапия, она проводится, несмотря на карантинный режим. Для этого пациенты приезжают в лечебное учреждение. У нас многопрофильный стационар, и чтобы минимизировать риски заражения коронавирусом пациентов, получающих лекарственное лечение, мы организовали для них отдельный вход. Таким образом, у нас все потоки разведены как на этапе амбулаторного консультирования, так и на этапе стационарного лечения.

Онкологические больные — это ослабленные пациенты. Они находятся в группе риска по развитию осложнений. Их основная задача — не заболеть. Поэтому на входе в стационар мы проводим жесткий контроль. Прежде всего измерение температуры. Не менее важен опрос пациента: не предъявляет ли он жалоб, характерных для коронавирусной инфекции, не болеют ли родственники, не было ли контактов с больными. При малейшем подозрении на инфекцию проводится тестирование. Такой контроль на входе проводят сейчас во всех клиниках мира. Кое-где даже развертывают палатки рядом со стационаром, чтобы непроверенные пациенты не попадали внутрь.

Если нужно, проводим тестирование и по результатам его назначаем лечение. Для этого у нас есть все возможности. Тесты, безусловно, нужны, и мы их активно применяем.

Если же у нас при приеме онкобольных возникает подозрение на инфекцию, пациента помещают в изолятор, до тех пор пока не разберемся, что с ним делать: либо проводить специализированное лечение по его основному заболеванию, либо направлять в инфекционную больницу. То есть если на фоне противоопухолевого лечения онкопациент заболел — не обязательно коронавирусом, а даже обычным ОРВИ или сезонным гриппом, сначала он должен вылечиться от вирусной инфекции, а потом вернуться к противоопухолевому лечению.

При этом мы строго соблюдаем карантин: не пускаем посетителей к пациентам. А внутри клиники стараемся максимально дистанцировать больных друг от друга. При малейшем подозрении на вирусную инфекцию мы сразу направляем пациента в соответствующие службы. Пока у нас в клинике ситуация спокойная, заболевших COVID-19 нет.

Записала Светлана Белостоцкая

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...