Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ   |  купить фото

Спад, но не рецессия

Долгосрочного снижения ВВП в Банке России не ожидают

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Текущие предположения Банка России об общем развитии экономической ситуации в 2020 году — сильный спад ВВП во втором квартале и умеренный по итогам года, отсутствие формальной рецессии и переход к росту с третьего квартала, сообщила глава ЦБ Эльвира Набиуллина на пресс-конференции. Финансовая система остается стабильной, ЦБ ожидает расширения дезинфляционных факторов и подтверждает готовность снижать ключевую ставку. Банк России также видит в начале апреля снижение на 18% объема входящих контрактных платежей в банковской системе, сбои в поставках отмечают чуть менее 30% контрагентов. Из наиболее значимых новых регуляторных решений ЦБ — старт программы поддержки лизинговых компаний.


Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина провела вторую пресс-конференцию по итогам заседания совета директоров регулятора, их на неопределенный срок проводят по пятницам. Круг тем глава Банка России де-факто не ограничивала: комментарии ЦБ касались и экономической ситуации, и прогнозов, и регуляторных решений.

По словам главы ЦБ, регулятор продолжает радикальную переработку экономического прогноза на 2020–2022 годы, она будет завершена к апрельскому заседанию совета директоров по ключевой ставке.

Пока ЦБ открыл лишь общие оценки, несколько изменившиеся за последнюю неделю: Банк России теперь предполагает, что по итогам 2020 года положительной динамики ВВП год к году сохранить не удастся.

Тем не менее, исходя из слов Эльвиры Набиуллиной, пока есть основания не ждать формальной рецессии (напомним, ЦБ придерживается общего определения рецессии для центробанков — это два квартала подряд снижения квартального ВВП к предыдущему кварталу со снятой сезонностью), весь спад будет локализован во втором квартале 2020 года (из чего следует, что ЦБ считает невероятным оценку динамики ВВП первого квартала как отрицательной), с третьего квартала экономика перейдет к восстановительному росту. Никаких сведений о том, ждет ли ЦБ сильного или слабого восстановительного роста, Эльвира Набиуллина не дала.

Причина пересмотра ожиданий Банка России очевидна: ЦБ переходит по крайней мере на 2020 год на консервативный вариант макропрогноза со сверхнизкими ценами на нефть (напомним, последняя опубликованная ЦБ версия — сентябрьская — уже, очевидно, неактуальна, новых данных нет) и более длительный период карантинной приостановки экономической активности в Москве и несколько позже во всех мегаполисах.

Масштабы вывода отраслей и влияния его на деловую жизнь ЦБ сейчас полностью неочевидны, глава ЦБ привела лишь некоторые фрагменты и оценки на основании статистических и опросных данных регулятора. Они скорее позитивны. Так, по словам Эльвиры Набиуллиной, ЦБ не наблюдает массового роста контрактных неплатежей в экономике (по состоянию на начало апреля), сбои в поставках по контрактам в опросах отмечают чуть менее 30% контрагентов. В платежной системе зафиксировано снижение объема входящих контрактных платежей на 18%, спад преобладает в услугах.

ЦБ также сильно не беспокоит ситуация с инфляцией: оценки ее всплеска (по недельным данным до 6 апреля) — 2,8–2,9% годовых год к году — это пока, естественно, не пик инфляционного всплеска, данные находятся в прогнозном диапазоне Банка России.

В среднесрочной перспективе, по оценкам ЦБ, дезинфляционные факторы преобладают, проинфляционные факторы, в том числе вызванные ослаблением рубля (временной лаг для мартовской девальвации и эффекта переноса курса в цены Банк России оценивает в три-шесть месяцев), будут затухать к середине года. По словам Эльвиры Набиуллиной, для смягчения денежно-кредитной политики (она в форме снижения ключевой ставки ЦБ, напомним, ожидается уже в апреле) «нет ограничений».

Большая часть выступления глава Банка России была посвящена самым разнообразным решениям регуляторного свойства — как уже принимаемым (кредитные каникулы, реструктуризация кредитов), так и разрабатываемым. В этом списке крупнейшее по весу решение, обнародованное ЦБ,— регуляторные послабления для лизинговых компаний, которые предоставляют уступки в кризисной ситуации собственным клиентам. Краткосрочно это критично важно для транспортной отрасли, в первую очередь авиакомпаниям: в целом отрасль и ее гибкость практически не менее важны для ситуации в корпоративном секторе, нежели отношения с банковскими партнерами. В свою очередь, в банковском секторе Банк России подтвердил решение до 30 сентября не переоценивать стоимость залогов первой и второй категорий по уже выданным кредитам — это позволяет по крайней мере отложить на период сильной волатильности цен на активы довнесение клиентами залога, что создавало бы сильное давление на корпоративные финансы и усложняло бы положение заемщиков.

Дмитрий Бутрин


ЦБ придал страховщикам финансовую гибкость

В своем выступлении в пятницу глава ЦБ Эльвира Набиуллина сообщила о мерах регулятора, направленных на то чтобы дать возможность страховщикам «более гибко и эффективно управлять своими активами и расширить возможности по привлечению финансирования». «Мы приняли решение дать возможность до 30 сентября не выполнять требования по максимальной доле корпоративных ценных бумаг для инвестирования страховых резервов и собственных средств страховщика»,— сообщила она.

Как пояснил “Ъ” вице-президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Виктор Дубровин, согласно нормативам ЦБ, для компаний действует ограничение на вложения в корпоративные ценные бумаги — не более 45%. «Если у компании в настоящий момент в портфеле имеется пятилетняя корпоративная бумага, номинированная в валюте, и она занимала 45%, то после ослабления рубля компания должна была продать ее с убытками для себя». Послабления ЦБ позволят страховщикам избежать подобных потерь.

По данным ЦБ, только у компаний по страхованию жизни резервы составляют около 1 трлн руб. Как говорят в ВСС, без объявленного послабления компании потеряли бы в первую очередь инвестиционный доход. «В абсолютном выражении эти потери оценить сложно,— пояснил Виктор Дубровин.— Речь идет скорее о том, что это поможет клиентам страховых компаний сохранить инвестиционный доход по продуктам страхования жизни, а страховщикам — сохранить качественный и доходный актив и инвестиционный доход».

В целом, полагают в ВСС, одной этой меры недостаточно, «но она — хороший первый шаг для того, чтобы помочь страховым компаниям преодолеть кризис».

Татьяна Гришина


Комментарии
Профиль пользователя