«От одного лидера за 16 лет устанет любой народ…»

20 лет назад вышла книга, впервые рассказавшая биографию будущего президента Владимира Путина

Двадцать лет назад на прилавках появилась первая книга о Владимире Путине «От первого лица». Цитата, вынесенная в заголовок, — из нее. Из трех авторов книги двое — Наталия Геворкян и Андрей Колесников — были корреспондентами «Коммерсанта», а третья, Наталья Тимакова, руководила пресс-службой президента. Книга и сегодня убеждает в цельности натуры Путина, но очевидно, что некоторые его взгляды изменились существенно.

Обложка книги Наталии Геворкян, Андрея Колесникова и Натальи Тимаковой «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». «Вагриус». 2000 год

Обложка книги Наталии Геворкян, Андрея Колесникова и Натальи Тимаковой «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». «Вагриус». 2000 год

Фото: Издательство "Вагриус"

Обложка книги Наталии Геворкян, Андрея Колесникова и Натальи Тимаковой «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». «Вагриус». 2000 год

Фото: Издательство "Вагриус"

Виктор Лошак

Эта книга, по сути, большое интервью с Путиным, прокомментированное его семьей и друзьями. Появилась она в рекордные по тем временам сроки: в канун 2000-го Ельцин передал Путину власть, а в начале весны работа авторов и их собеседника была закончена. В предисловии они сами признавались, что написанное — плод шести длинных вечерних разговоров с и.о. президента, в течение которых он проявил удивительные после тяжелого дня работоспособность и терпение, так ярко проявившиеся в его будущих марафонских пресс-конференциях.

У книги была простая задача — ответить российскому избирателю на вопрос, так просто сформулированный на январском форуме того же 2000-го в Давосе американской журналисткой Труди Рубин: «Who is mister Putin?». Парадокс ситуации был в том, что на главный пост в стране избирали человека, большая часть жизни которого прошла в условиях принципиальной непубличности. Неудивительно, что даже после шести длинных разговоров эти страницы его биографии много яснее не стали. Три опытных интервьюера с разных сторон атакуют Путина вопросами, которые можно свести к одному: что же вы делали там, в ГДР? Им удается лишь выяснить общее «собирал информацию», на три размера поправился, пристрастился к пиву, жили в одном доме с коллегами из немецкой разведки…

Когда сегодня возвращаешься к этим двумстам книжным страницам, ощущение, будто хорошо знаком с ответами задачника, а сами задачи и условия, в которых они ставились, стерлись.

Чем дольше Путин правит, тем меньше он представляется сторонником перестройки и многих болезненных, но революционных перемен, ею принесенных.

Может быть, это и от того, что немецкая командировка и пришлась как раз на годы перелома жизни в СССР? «Перестройку,— вспоминала в книге Людмила Путина,— мы в Германии наблюдали только по телевизору. Поэтому о том воодушевлении, о том подъеме, который был у людей в те годы, я знаю только по рассказам. Для нас это все осталось за кадром».

Однако и 20 лет назад в ответах Путина была боль от того, что Советский Союз рухнул. Путин подробно рассказал лишь один эпизод своей жизни в Дрездене. Разгоряченные перестройкой немцы громили «штази», а позже окружили и здание, где работал майор Путин с коллегами. «Я позвонил в нашу группу войск и объяснил ситуацию. А мне говорят: "Ничего не можем сделать без распоряжения Москвы. А Москва молчит"». Потом через несколько часов наши военные все-таки приехали. Толпа разошлась. Но вот это "Москва молчит"… У меня возникло тогда ощущение, что страны больше нет. Стало ясно, что Союз болен. И это смертельная, неизлечимая болезнь под названием "паралич". Паралич власти».

Книга «От первого лица» впервые рассказала нам биографию будущего президента. Отец героически воевал, был ранен, мать тяжело работала, пережила блокаду… Единственная и неповторимая судьба и в то же время очень похожая на судьбы сотен тысяч детей послевоенного бэби-бума. Прочитав о дедах-прадедах Путина, уже тогда можно было представить, что он, возможно, будет не так остро, как его предшественники Горбачев и Ельцин — выходцы из семей репрессированных дедов, реагировать на Сталина и сталинщину. Семья жила тяжело, но никто не пострадал от репрессий, а дед по отцовской линии даже работал поваром на одной из сталинских дач.

Странно конечно, что эта книга была едва ли не первым и последним открытием для избирателя семьи российского президента. Тогда, решившись на разговор от первого лица, Путин и его консультанты, видимо, еще считали, что избиратель вправе иметь максимум информации, в том числе и личной, о кандидате на главный в стране пост. Кажется, Владимир Владимирович ничего не скрыл, рассказал даже о сорвавшейся своей свадьбе, когда были уже куплены и подвенечное платье, и кольца… Авторы задают жене и дочерям вопрос, что они испытали после того, как Ельцин назвал преемника?

Младшая дочь Катя: «Я обалдела, когда узнала, что папа стал исполняющим обязанности президента. Решила, что мама шутит. А потом поняла, что так она шутить не будет».

Людмила Путина: «Плакала целый день. Потому что поняла, что личная жизнь на этом закончилась».

Не стесняясь, Путин обозначает и круг своих самых близких соратников и друзей: Иванов (его он называет первым), Патрушев, Кудрин, Медведев, которого хотел сделать главным в Федеральной комиссии по ценным бумагам, а в результате взял в свою администрацию; друг по спорту Шестаков и, конечно, самый близкий приятель — виолончелист Сергей Ролдугин, который многое в книжке комментирует… Авторы не отстают с вопросами о соратниках: «А Сечин откуда взялся?» — «…Когда поехал работать в Москву, он попросился со мной. Я его взял».

20 лет — это, конечно, огромный срок, в том числе и для того, чтобы утвердиться в своих взглядах или поменять их. Например, в начале 2000-го он утверждал, что «мы — часть западноевропейской культуры». В ней плюс разнообразие России и есть «наша ценность, на самом деле». Тогда еще Путин был уверен, что «у нас должна быть государственная собственность в ограниченном масштабе, там, где это необходимо». Как едва ли не о первой задаче он говорил о гарантии прав собственности, о том, что у власти не должно быть фаворитов среди бизнесменов…

Вопрос о том, как долго можно находиться у власти, волновал, судя по книге, Путина и 20 лет назад. Нужен слишком тонкий анализ, чтобы понять, что сейчас повлияло на президента — состояние мира? страны? мнение ближнего круга или собственные размышления?

На невинный вопрос, не избавится ли он от тех, кто работал в Кремле при Ельцине, он отвечает неожиданно горячо: «Вы знаете, такая логика характерна для людей как раз с тоталитарным мышлением. Потому что так, по идее, должен был бы поступить человек, который хочет оставаться на этом месте всю жизнь. А я не хочу». В другом месте, комментируя скандал с канцлером Колем после отставки, Путин говорит: «От одного лидера за 16 лет устанет любой народ, даже такой стабильный, как немцы».

…Любая судьба — это в том числе и совпадение случайностей. Если бы политики всегда держали слово, у России в 2000-м появился бы совсем другой президент. Путин сам рассказал, как после проигрыша Собчаком выборов на пост мэра Петербурга в 1996 году Анатолий Александрович говорил о своем первом заме с Евгением Примаковым, тогда министром иностранных дел, и тот пообещал отправить Путина послом. Вместо заграницы наш будущий президент отправился покорять Москву. Для этого ему потребовалось чуть больше трех лет.

«Но потом, как видите, втянулся»

Как Владимир Путин двадцать лет менял российскую Конституцию

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...