Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: ГБУК "Белгородский государственный историко-краеведческий музей"

«Примерно то же самое, что сохранение Великой Китайской стены»

В Черноземье может появиться маршрут по оборонительным объектам XVII века

Коммерсантъ (Воронеж) от

После январской встречи Владимира Путина с общественниками в Усмани Липецкой области президент поручил правительству РФ выработать предложения по изучению объектов Белгородской засечной черты XVII века и организации туристического маршрута по ним. С такой просьбой к президенту обратился глава липецкой организации «Археолог» Александр Бессуднов. Историки говорят о несомненной ценности объектов Белгородской черты и хороших предпосылках для привлечения туристов, но опасаются перехвата инициативы другими регионами, которые уже начали гораздо активнее продвигать потенциал Симбирской и Закамской черты.


Поручения Владимира Путина по итогам встречи с общественностью 22 января в Усмани Липецкой области на днях были опубликованы на сайте Кремля. Правительство РФ вместе с регионами и Российским историческим обществом (РИО) должно к 15 июня представить предложения по выявлению объектов культурного наследия Белгородской черты, их госохране, научному изучению и туристическому использованию. Ответственные — премьер Михаил Мишустин, главы регионов и глава РИО, директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

22 января историк, президент общественной организации «Археолог» Александр Бессуднов попросил у главы государства поддержки в использовании туристического потенциала Белгородской засечной черты. Вчера господин Бессуднов рассказал “Ъ-Черноземье”, что РИО назначило на 20 апреля проведение круглого стола «Засечные линии как объект историко-культурного наследия: проблемы изучения и сохранения». В ходе мероприятия потенциал Белгородской черты будет рассматриваться в комплексе с Тульской, Закамской и Симбирской засечными чертами. «Эти защитные линии играли важную роль, но Белгородская черта была одной из важнейших, поскольку представляла собой серьезный заслон на пути степняков. Это позволило избежать активных действий на два фронта и сконцентрироваться на решении проблем по защите от агрессии Речи Посполитой, — напомнил Александр Бессуднов. — Густых лесов на территории, где прошла черта, было немного, поэтому лишь около 10% ее укреплений — традиционные засечные препятствия для конницы, остальное — полноценные фортификационные сооружения, представляющие большой интерес».

По словам историка, почти вдоль всей черты проходят автодороги, благодаря чему возможна организация авто- и велопробегов, экскурсий и обустройство стоянок:

Важно не свести инициативу к развитию исключительно событийного туризма, а создать постоянно функционирующую систему».



Александр Бессуднов отметил заслугу РИО в начале реализации проекта — пока работа ведется только на уровне общества. «Из органов власти ко мне еще не обращались, но стало известно, что инициатива может курироваться на уровне губернаторов», — заметил историк. Он считает подключение областных чиновников пока преждевременным: «Нужны решения на уровне правительства РФ, а с нашей стороны — оформленные предложения».

Среди участников круглого стола пока немного ученых из Центрального Черноземья. Приглашен сам господин Бессуднов, круг основного научного интереса которого лежит за пределами XVII века, декан истфака Тамбовского госуниверситета Юрий Мизис и специалист по изучению Белгородской черты с позиций археологии Александр Голотвин. Господин Бессуднов также планирует порекомендовать РИО пригласить историков Валерия Канищева (Тамбовский госуниверситет), Владимира Глазьева (Воронежский госуниверситет), Дениса Ляпина (Елецкий госуниверситет) и Андрея Папкова (Белгородский госуниверситет).

Владимир Глазьев в беседе с “Ъ-Черноземье” напомнил, что до строительства Белгородской черты граница государства была открыта для степных набегов: «Стояли отдельные крепости — Белгород, Воронеж, Старый Оскол и другие. Но между ними пространство было открыто. А когда поставили сплошной заслон, Черноземье стало осваиваться: появились села и деревни, начали распахиваться земли. Создание черты, которая строилась 20 лет в тяжелых условиях, — подвиг наших предков».

По словам господина Глазьева, сейчас от объекта практически ничего не осталось, из наиболее сохранившихся элементов историк выделил Татарский вал в Усмани Липецкой области. «Места, где проходила черта, распаханы под поля», — пояснил Владимир Глазьев. Он также отметил, что в ряде регионов уже занимаются воссозданием объектов: в частности, на Белгородчине отстроена город-крепость Яблонов, а в липецком археологическом парке «Аргамач» возводится оборонительная башня.

Председатель белгородской региональной общественной организации «Историческое общество “Ратник”» (изучает историю региона в XVI–XVIII веках, участвовала в реконструкции «засечной» крепости Яблонов) Владимир Жигалов надеется, что инициатива поможет сохранить оставшиеся объекты Белгородской черты: «В 1970-х вал начали распахивать под сельхозугодья, а после значительная часть территории оказалась в частных руках… Первый шаг — сохранение остатков древних памятников, которые можно показывать». Он считает необходимым воссоздавать отдельные объекты в исторических и социально значимых местах. Так, открывшаяся осенью 2019 года крепость Яблонов является частью регионального проекта по созданию культурно-исторического кластера «Белгородская черта». Осенью 2020 года планируется открытие музея под открытым небом и проведение четвертого фестиваля исторической реконструкции.

Председатель совета воронежского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Никитин отметил, что предложение Александра Бессуднова назревало: «Ему предшествовали десятилетия работы археологов и краеведов в четырех регионах. За последние годы появилась целая линейка мероприятий, идей и исследований по этой теме». По его мнению, многим проект поможет осознать собственную идентичность, так как большинство жителей Черноземья — «это потомки служивых людей, которые защищали южные рубежи России в XVI–XVII веках». Эксперт считает, что разработка турмаршрутов займет немало времени, а массовое строительство реплик фортификационных сооружений несет риск потери к ним интереса — нужны одиночные объекты.

Но господин Никитин надеется, что проект позволит поставить на госохрану воронежские объекты, связанные с Белгородской чертой: «В регионе ни один такой памятник не числится в списке объектов культурного наследия. Исключение составляет только культурный слой Воронежа, так как город — тоже крепость оборонительной линии. А в Белгородской и Липецкой областях процесс выявления и учета таких объектов находится на более высоком уровне». По мнению господина Никитина, проект будет актуален и в связи с тем, что строительство военно-морского флота Петром I в Воронеже велось с использованием инфраструктуры и ресурсов Белгородской черты.

Процесс ее сохранения затратнее, чем проведение тематических мероприятий. Но он более важен. Это примерно то же самое, что сохранение Адрианова вала в Великобритании или Великой Китайской стены», — резюмировал историк.



По словам собеседника “Ъ-Черноземье”, знакомого с планами по привлечению туристов на Белгородскую черту, неожиданно для инициаторов проекта организационные функции взял на себя Казанский университет. Теперь ученые из Черноземья опасаются, что их коллеги перехватят инициативу, привлекая больше внимания к Симбирской и Закамской чертам.

Олег Мухин, Александр Прытков


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя