Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Вишневский / Коммерсантъ

«За 520 суток изоляции никто не сошел с ума»

Космический психолог Вадим Гущин объяснил “Ъ”, как выжить дома

от

В условиях самоизоляции миллионы людей начинают напоминать космонавтов на орбите, считает заведующий лабораторией социальной и когнитивной психологии Института медико-биологических проблем (ИМБП) Вадим Гущин, около 40 лет участвующий в экспериментах по изоляции человека в рамках подготовки полетов в космос. В интервью корреспонденту “Ъ” Евгению Федякову ученый объяснил, как происходит пресыщение общением, при чем тут «синдром жен подводников» и почему в условиях долгого совместного пребывания лучше не говорить про политику. «Острый период адаптации к изоляции продолжается примерно 10–12 дней,— заверил господин Гущин.— И если вы его выдержали, то следующий месяц можете жить спокойно».


Доктор медицинских наук Вадим Гущин возглавляет лабораторию социальной и когнитивной психологии Института медико-биологических проблем, которая занимается проблемами изоляции. Разработал концепцию и методологию управления коммуникацией изолированных малых групп. Научный координатор гермокамерных изоляционных экспериментов, в том числе восьми международных — Exemsi-92 в Германии (60 суток, проводило европейское космическое агентство), Capsules-94 в Канаде (две недели), HUBES-94 (90 суток, моделирование пребывания европейского астронавта на станции «Мир»), ECOPSY-95 (90 суток), SFINCSS-99 (135 суток, участвовали российское, канадское, европейское и японское космические агентства), Mars-105 и Mars-500 (соответственно 105 и 520 суток, моделирование полета на Марс), SIRIUS-19 (с участием представителей Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства США). Лауреат премии правительства Российской Федерации в области науки и техники за разработку и реализацию методологии проведения наземных международных экспериментов с изоляцией для совершенствования медико-биологического обеспечения длительных космических полетов.

— Сравнима ли ситуация самоизоляции, в которую в связи с коронавирусом попали миллионы людей с условиями на космической станции?

— Вполне. Прежде всего сходство в ограниченном пространстве пребывания. Скажем, во время полета космонавт, как правило, находится в герметичном модуле с управляемый средой обитания объемом порядка 100 кубометров, что соответствует объему небольшой квартиры. С пребыванием в искусственно созданном гермообъеме связано появление сенсорной депривации — явления, при котором человек не получает внешних стимулов в привычном количестве. В этом помещении температура воздуха, влажность, давление и освещенность меняются в очень узком диапазоне. Казалось бы, это неплохо.

Но на самом деле наша нервная система, подобно мышцам, привыкла быть в тонусе, постоянно реагируя на изменения притока информации, а со снижением количества и разнообразия внешних стимулов он падает.

Соответственно, возникает астенизация — состояние психофизического истощения, приводящее к парадоксальной реакции на стимул.

В чем это может выражаться? Ну, например, в ответ на подсказку шепотом вы вскакиваете с места и начинаете бегать, а на громкий крик, наоборот, не реагируете. Но это крайние варианты астенизации, а в обычной жизни она проявляется в виде раздражительности, перепадов настроения, повышенной утомляемости, нарушения сна, увеличения конфликтности. А все потому, что нерв в условиях сенсорной депривации начинает напоминать дряблую мышцу, которая не выдерживает нагрузки.

— Можно сравнить, как переносят эксперименты по изоляции россияне и представители других национальностей?

— Конечно. В гермокамерных изоляционных экспериментах мы успели поработать со всеми космическими агентствами. Скажем, для японцев это очень трудное испытание. Они до сих пор у себя проводят эксперименты продолжительностью не более двух недель, а в рамках SFINCSS-99, когда россияне, немец, австриец, японец и канадка отрабатывали совместную деятельность на международной космической станции, их представитель вышел из изоляции примерно в ее середине.

Парадокс состоит в том, что многие жители Японии живут в небольших домах, однако отрыв от природы и социума воспринимается ими очень тяжело, хотя на орбите их космонавты проводят по три месяца.



Трудно у нас пришлось и китайцу. Но на него скорее влияла не столько сама изоляция, сколько непривычная еда, чуждая социальная среда. В итоге он перенес эксперимент очень тяжело, с элементами дисфории (форма болезненно-пониженного настроения.— “Ъ”), астенизации и так далее. С европейцами и американцами серьезных проблем не было.

Что касается россиян, то у нас накоплено большое количество материалов для анализа еще начиная с советских времен. В целом наши соотечественники переносят изоляцию вполне достойно, хотя бывают и конфликты. Самые серьезные из них возникали на почве столкновения двух лидеров либо из-за сложностей взаимоотношений в изоляции мужчин и женщины.

Один из самых тяжелых подобных случаев в мужском экипаже, связанный с сильнейшей напряженностью, произошел в рамках годовой изоляции примерно полвека тому назад, когда впервые отрабатывались условия полета на Марс. Но тогда объем помещения был гораздо меньше, чем сейчас. Кроме того, поскольку отрабатывалась перспективная система жизнеобеспечения, выживать приходилось в условиях недостатка кислорода, вырабатывавшегося растениями в оранжерее за счет фотосинтеза. В наше время, конечно, условия более комфортные, и это имеет огромное значение.

— Тема нарастания конфликтности сейчас близка практически каждому. Это неизбежно?

— Для душевного комфорта любой человек должен иметь персональное пространство — в зависимости от темперамента и уровня тревожности. У тревожных людей оно должно быть больше, поскольку они стремятся держать других на дистанции. Исследования в гермокамерах показали, что слишком маленькое личное пространство автоматически отражается на изменении физиологии человека. У него повышается пульс, учащается дыхание, повышается температура, поскольку вторжение в персональное пространство вызывает стресс. Именно поэтому, например, в межпланетных кораблях будут крайне необходимы персональные каюты.

Надо учесть, что чем ближе один человек другому, тем на более близкие отношения они настроены. Но если у вас большая семья, то в условиях изоляции вы можете оказаться рядом с людьми, которые, как вдруг выясняется, на самом деле, вам недостаточно близки.

Кроме того, в результате гермокамерных экспериментов было наглядно продемонстрировано, что со временем близкое пребывание на фоне астенизации центральной нервной системы приводит к тому, что происходит пресыщение общением.

Тогда вас начинают раздражать любые мелочи — то, как другой человек ест, моет посуду и так далее. В обычной жизни мы этого не замечаем, так как, побыв с близкими какое-то время, затем уходим на работу или гулять. А тут выйти некуда, и органы чувств цепляются за мелочи — запах, тон голоса, какие-то случайные слова.

— Таким образом, отношения во многих семьях сейчас испытываются на прочность?

— Конечно. Наступает серьезная проверка взаимной переносимости. Ведь если в космические полеты стараются отправлять людей, которые проходят проверку на психологическую совместимость, то в обычных семьях степень близости между людьми зачастую весьма относительная, хотя им кажется, что это не так.

Но не случайно же существует так называемый синдром «жен подводников». Его смысл состоит в том, что, когда муж возвращается из долгого плавания, его жена на самом деле не слишком-то этому рада.



Он долгое время жил своей жизнью, она — своей, эти жизни устоялись, а тут возникает ставшее непривычным близкое соприкосновение, в результате которого, как при ударе кремнем о кресало, начинают вылетать искры. Такой феномен хорошо описан, и это не про секс, а про манеру действовать и говорить, черты поведения и так далее.

Кроме того, существует понятие социально-психологической совместимости. Многие из нас привыкли обсуждать дома, условно говоря, не политические устремления, а обыденные вещи — куда пойти в выходной день, что приготовить на обед, и так далее. Но когда эти бытовые темы заканчиваются, в процессе общения вы поневоле начинаете переходить на другие, более принципиальные вопросы. И тут внезапно может выясниться, что по ним-то как раз ваши мнения расходятся самым кардинальным образом. Поэтому в условиях изоляции требуется максимально проявлять друг к другу понимание, терпение и внимательность.

Не случайно среди наиболее ценных качеств других членов экипажа космонавты ставят на первое место умение избегать конфликтов и идти на компромиссы. Причем для них это не просто слова, ведь в открытый космос человека не выкинешь. В то же время у космонавтов есть одно преимущество. Оно заключается в большом количестве осмысленной и четко организованной деятельности, включая даже свободное время. Это наполняет жизнь, придает смысл взаимодействию и совместному бытию

— Хотите сказать, что удаленная работа в условиях самоизоляции — своего рода спасение для психики?

— Зачастую — да, но будет еще лучше, если вы четко спланируете свой режим дня. А если удаленки нет, то можно попробовать заняться какими-то осмысленными делами, пусть даже самыми простыми — что-то разобрать или отремонтировать. Возможно, близкие это оценят гораздо сильнее, чем ваше мнение по поводу развития ситуации в мире. Есть и другие способы компенсировать сенсорный дефицит и монотонию. Те же космонавты наблюдают и фотографируют Землю, которая из космоса выглядит потрясающе. Это их любимое времяпрепровождение. Вот и нам сейчас стоит почаще смотреть в окно, как та красавица, которая мечтает, сидя на подоконнике.

— Как быть с интернетом? В условиях самоизоляции дозировать его может только человек, обладающий высокой самодисциплиной.

— Социальные сети, полные разочаровывающей депрессивной информации, вместо добра только усилят паническое состояние. Другое дело — хорошие фильмы, музыка, видео экскурсии. Ведь нервы не любят, когда их недогружают. В таком случае они могут ответить галлюцинациями, как было с одним из героев замечательной книжки Станислава Лема — цикла рассказов о пилоте Пирксе. Никакого художественного преувеличения там нет, поскольку не загруженный извне информацией мозг порождает иллюзии. Не случайно же считается, что у пустынников часто возникают видения. Взаимодействовать с внешним миром можно и нужно. Но только в режиме изоляции как можно больше общаться следует с людьми, близкими вам по духу, глубине восприятия жизни, с которыми можно обсудить как плохое, так и хорошее. Конечно, хорошо, если эти люди находятся с вами в одной квартире.

Если вернуться к теме интернета, то, как ни странно, при правильной постановке вопроса он сейчас мог бы сильно помочь одиноким пожилым людям.



Для многих из них сегодняшняя реальность — это в лучшем случае разговор с домашними животными, и разработанный соответствующим образом несложный голосовой помощник мог бы оказаться настоящим спасением.

То же самое относится и к пациентам больниц. Им тоже часто требуется обычный собеседник, который мог бы выслушать, успокоить, рассказать что-то интересное. Я разговаривал на эту тему с разработчиками голосового помощника «Яндекса» «Алисы», но пока понимания не нашел. Пока у нас все, что относится к гаджетам, как правило, ориентировано на молодых, что, на мой профессиональный взгляд, категорически неправильно.

— В какой степени при недостатке человеческого общения мы можем рассчитывать на подмогу со стороны бокала хорошего вина?

— В такой же, как на помощь шоколадки. Сегодня вы съели одну дольку и успокоились. Завтра вам потребуется две. А через некоторое время наступит момент, когда сахар перестанет действовать на ваши нервы. Алкоголь в небольших количествах иногда может сыграть положительную роль, но только как дезинфектор. Использовать же его в качестве средства для релаксации примитивно и глупо. Помните, как героиня фильма «Убить Билла» била рукой по дереву? Сначала рука болела, потом перестала сгибаться, а затем потеряла чувствительность. Аналогия очевидна. Вот физические упражнения — совсем иное дело. Тем же космонавтам на орбите они давно требуются, прежде всего для того, чтобы через тонус мышц нагружать мозг. Не даром же существует пословица: «В здоровом теле — здоровый дух». Мышцы и психика связаны напрямую, и поддерживать душевное здоровье с помощью простейших тренировок просто необходимо.

— А как быть профессиональным спортсменам, которые привыкли к серьезным нагрузкам?

— Специалисты по физподготовке расскажут вам, что для выполнения базовых и даже серьезных упражнений те же тренажеры не нужны. Кроме того, многие серьезные специалисты по фитнесу часто работают дистанционно на постоянной основе, посылая спортсменам информацию по объемам тренировок и получая обратно отчеты. Ну а связаться с тренером всегда можно по скайпу.

Кстати, сейчас у многих спортсменов есть уникальная возможность побольше побыть с семьей, посмотреть на этот мир немного другими глазами. Ведь одно дело — лишь ненадолго заезжать к жене домой с подарками, как те подводники, и совсем другое — общаться с ней постоянно.

Вот в этом смысле спортсменов могут подстерегать такие же сложности, как и обычных людей. Не секрет, что для многих загруженных работой молодых родителей пообщаться со своим ребенком лишний месяц — особая непривычная радость.

— В телевизионных программах уже говорят, что через неделю нашему терпению может прийти конец. Сколько времени в режиме изоляции человек способен выдержать в принципе?

—У нас был рекордный эксперимент с изоляцией на 520 суток, и никто не сошел с ума. Люди занимались осмысленной деятельностью, как, например, монахи, которые живут в монастырях и зимовщики на полярных станциях. Бывают, конечно, эмоциональные всплески и у полярников. Известны острые конфликты, например, на почве игры в шахматы или после того, как один человек рассказал другому содержание книги, которую тот начал читать. Но это скорее исключения из правила, поэтому пугать ими никого не нужно.

Острый период адаптации к изоляции продолжается примерно 10–12 дней. И если вы его выдержали, то следующий месяц можете жить спокойно. Более того, современный образ жизни, во многом связанный с виртуальной реальностью, именно такое пребывание и подразумевает.



Просто надо использовать средства профилактики, конструировать собственный сенсорный поток — читать книжки, слушать музыку, смотреть фильмы, общаться с близкими людьми, загружать себя интересными делами. И ничего плохого из этого не выйдет. Может, даже что-то хорошее появится. Ведь вам же не придет в голову считать сумасшедшим человека, который ради написания диссертации берет отпуск, уезжает на дачу и сидит там взаперти несколько недель.

— Но ведь насильно этого человека никто не запирает, правильно?

— Естественно. Однако и сейчас люди сами определяют, чем им заниматься дома. И это, возможно, именно то, о чем многие из них мечтали всю свою жизнь,— быть самому себе хозяином.

Комментарии
Профиль пользователя