Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Четверть кинотеатров не переживут кризис»

Глава Ассоциации владельцев кинотеатров о будущем киноиндустрии

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

Олег Березин рассказал «Огоньку» о перспективах кинотеатральной индустрии, наиболее пострадавшей от пандемии.


Беседовал Андрей Архангельский


Основной удар пандемия нанесла по коммуникации, а значит, и по сфере развлечений. У каждого вида искусства — свои способы выживания. Основной уже известен — переход в онлайн. Киноиндустрии приходится особенно трудно, но и тут есть свои варианты. Продюсеры могут перенести съемки или премьеру готового фильма, прокатчики могут частично компенсировать убытки, показывая фильмы на цифровых платформах. Так, уже на прошлой неделе стало известно о первой российской онлайн-премьере: 23 апреля фантастический триллер «Спутник» (режиссер Егор Абраменко) выйдет одновременно в онлайн-сервисе more.tv, видеосервисе Wink и онлайн-кинотеатре ivi. Однако самыми уязвимыми в этой ситуации оказались кинотеатры, а также вся сопутствующая индустрия: кафетерии, магазины, парки развлечений. Даже после отмены карантина кинотеатрам придется еще несколько месяцев входить в привычный ритм. Как оценивает ситуацию кинотеатральное сообщество? Мы попросили прокомментировать ситуацию главу Ассоциации владельцев кинотеатров Олега Березина.



— Давайте начнем с описания масштабов бедствия, какова ситуация сейчас?

— Для кинотеатрального бизнеса все началось даже раньше, чем для других: уикенд 8 марта мы прожили еще хорошо, но через неделю начались первые закрытия кинотеатров. Рынок начал схлопываться: во-первых, ввиду ограничительных мер на посещение массовых мероприятий, которые в разных российских регионах, правда, вводились не одновременно. В каких-то регионах кинотеатры работали вообще до 30 марта, где-то ограничили посещение кинотеатров до 50 человек, рассадка через одно кресло, и так далее. Соответственно, массовые настроения тоже стали меняться: понятно, что нормальные родители в такой ситуации уже не поведут своего ребенка в кино. Таким образом посещаемость упала в разы. Наконец, еще один фактор: дистрибуторы, видя, что закрываются кинотеатры в Европе и Америке, стали массово переносить премьеры фильмов на более поздний срок.

Олег Березин, глава Ассоциации владельцев кинотеатров

Олег Березин, глава Ассоциации владельцев кинотеатров

В России продюсеры и дистрибуторы поступили так же: были перенесены премьеры в общей сложности 55 фильмов, которые должны были выйти в марте, апреле и даже в начале мая — все они начали съезжать на конец года либо вообще на следующий год. Тем более что часть проектов сразу же перешла в онлайн; условно, за рубль теперь можно посмотреть то, что прежде стоило 300–400 рублей. Вот три главных фактора, которые сегодня дамокловым мечом нависли над кинотеатральной индустрией. К концу марта все кинотеатры в стране были закрыты. И сейчас уже понятно, что в смысле дохода мы «теряем» апрель полностью и уже начинаем «терять» май, тоже практически полностью. Даже если все будет развиваться по наилучшему сценарию, очень может быть, что, придя в кинотеатр после карантина, зритель попросту не обнаружит там ни одного фильма.

— Почему? Фильмов, кажется, сейчас накоплено столько, что должно хватить с запасом.

— Дело не только в фильмах. Выход из кризиса также будет проходить в несколько этапов, в обратном порядке и примерно с той же скоростью. Власти должны сперва снять карантин, зрители должны вновь поверить в безопасность массовых мест и опять захотеть пойти в кино. Мы надеемся, конечно, что после месяца-полутора карантина зрителю надоедят телевизор и онлайн-платформы, и всем будет хотеться общения — в этом, конечно, есть даже некий плюс.

Но кино — интернациональная индустрия. Америка для проката закрыта, Китай закрыт. Естественно, говорить о старте больших голливудских проектов сейчас бессмысленно. Ни один нормальный продюсер не будет ставить их на май или июнь. Таким образом, никаких голливудских премьер мы в ближайшее время не увидим. Мы говорим: ок, давайте тогда показывать российское кино. Но и тут возникают две проблемы: во-первых, у нас его не так много. Допустим, у нас есть потенциальные хиты, такие как «Стрельцов», выход которого был запланирован на 16 апреля. Но и тут возникает дилемма — и для кинотеатра, и для продюсеров. Ни один продюсер не захочет выходить в прокат на рынке, который, грубо говоря, не набрал оборотов. Вот представьте — в какой-то момент мы понимаем, что карантин закончился, кинотеатры открываются. И что? Поставить в первый же день суперпроект опасно, потому что зрители еще не привыкли. Мне видится, что скорее всего будет так: когда снимут ограничения, продюсеры подумают-подумают и скажут: ок, если, условно говоря, 1 мая кинотеатры открываются, значит, мы готовы свой проект поставить, с учетом рекламной кампании, примерно на 30 мая. Но если ближайший релиз 30 мая, зачем кинотеатрам открываться раньше этого времени? Таким образом, скорее всего после снятия карантина пройдет еще не менее месяца, прежде чем индустрия заработает опять.

— Происходили ли у вас переговоры внутри ассоциации — с владельцами кинотеатров, договорились ли вы о каких-то общих действиях и стратегиях?

— Как ни странно, важнейшей темой переговоров на прошлой неделе было, грубо говоря, не то, когда мы откроемся, а как правильно закрыться сейчас.

Всю прошлую неделю мы бились за то, чтобы появились официальные распоряжения субъектов Федерации о закрытии или приостановке деятельности кинотеатров. Мы разослали всем 85 субъектам РФ письма с просьбой принять такие решения.



Зачем? Это очень важная бумажка. Кинотеатрам нужен хоть какой-то официальный документ, что они закрылись не по своей воле. Это не дает стопроцентной гарантии, но это — уже повод для разговоров с арендодателями, с торговыми центрами о том, чтобы снизить аренду или вообще ее отменить на время простоя. Не все субъекты Федерации соглашались на это; некоторые регионы вообще не хотели этого делать — и их можно понять. Допустим, регион относительно благополучный в эпидемиологическом плане — посетитель приходит в торговый центр и видит, что кинотеатр, детская зона, фудкорт — на карантине, и это, конечно, действует в психологическом смысле отрицательно. Поэтому торговые центры в некоторых регионах были поначалу категорически против того, чтобы кинотеатры закрывались, но все же мы настояли на этом. С другой стороны, мы видели и совсем другие примеры: я читал, например, некоторые письма владельцев торговых центров, которые повели себя по отношению к кинотеатрам столь доброжелательно, открыто, с таким взаимопониманием, что, не скрою, это вызывало слезы умиления. Типа — денег с вас не возьмем за аренду, ноль процентов и так далее. Но другие торговые центры, напротив, требуют уплаты аренды как обычно — мол, у нас самих кредиты, и нам тоже нужно отдавать. И они имеют на это право. Даже если в указе президента будет написано, что это форс-мажорная ситуация, гражданский кодекс не освобождает арендаторов от обязательств. Тут еще придется в суде доказывать, что ситуация была именно форс-мажорная. Причем форс-мажор позволяет при определенных условиях лишь отложить обязательства, но от арендной платы, так же как и от оплаты коммунальных услуг, вас никто не освобождает. Можно не платить пеню за просрочку и так далее, но платить все равно придется. Так что в итоге все упирается в добрую волю владельцев торговых центров. Заметим, что в период раскачки рынка (вот этот самый период условно с 1 по 30 мая) кинотеатрам выгоднее стоять закрытыми, чем работать с единичными посетителями. Словом, это все сложная, комплексная проблема.

— Есть ли тогда смысл договариваться об общей стратегии между владельцами кинотеатров, если ситуация везде разная?

— Прежде всего важно не потерять коммуникацию. Естественно, у ассоциации, которая объединяет уже больше половины коммерческих кинозалов страны, то есть тысячи кинозалов, есть свой чат. И он, конечно, гудел весь март, все очень плотно общаются. Безусловно, у нас есть общие решения, они могут быть гласные, негласные, но все понимают, что на этом рынке можно действовать только сообща. Сейчас у нас большая активность, связанная с тем, чтобы кинотеатральный бизнес все-таки включили в список правительства РФ в качестве наиболее пострадавших отраслей. Но там есть техническая невнятность. У всех организаций культуры есть собственный код экономической деятельности.

Так вот, сейчас в этом списке указан лишь код 90, куда входят организации культуры и досуга. Но у публичной демонстрации кинофильмов другой код — 59.14. И вот мы сейчас бьемся за то, чтобы в постановление внесли и наш код. Заодно работаем над декларацией о добросовестной конкуренции, которую, я рассчитываю, в идеале подпишут все участники рынка. Понятно, что ассоциация не может лезть в конкретные экономические отношения, но она в состоянии выражать общие позиции, мнения, выступать от лица всех кинотеатров. Также мы вовлекаем в наш разговор и непрямых участников рынка — владельцев торговых сетей, дистрибуторов и так далее.

— Как они сегодня настроены? Опишите общие настроения.

— Как я и прогнозировал, первую неделю после объявления карантина была тишина, шок, это понятно. Но, думаю, в апреле начнется уже период осмысления, период каких-то прогнозов и, соответственно, размышлений о том, доживут ли кинотеатры до светлого будущего. Понятно, что кризис ударит по всем кинотеатрам, но сегодня можно этот удар смягчить. Сейчас нам важно понять, как вести себя, когда кинотеатральный бизнес вернется к своему традиционному циклу.

Уже начинаются размышления о том, а как изменится бизнес кинотеатров после кризиса. Во-первых, люди во время карантина поняли все прелести онлайна. И после кризиса встанет вопрос, чем теперь завлекать массового зрителя в кинотеатры. И, соответственно, как кинотеатрам конкурировать с онлайном.



Еще до кризиса мы видели, что сегодня есть, условно говоря, три глобальных типа кинотеатров. Есть кинотеатры массовые — они работают на трафике, им все равно, что показывать, они, как «Макдоналдс». Они зарабатывают на кинобарах, на рекламе, а не на продаже билетов. Сам кинопоказ для них не всегда бывает источником дохода, он может быть даже отрицательным, это нормальная ситуация, многие зарубежные сети так работают. Второй тип — то, что называется художественный кинотеатр, который показывает фильмы, рассчитанные на взыскательную аудиторию. Это, как правило, большие города. И тут уже вопрос не в потоке, а именно в качестве аудитории, которая может платить больше за возможность посмотреть то, что ей близко. И наконец, третья категория — то, что мы называем «районный кинотеатр». В каждом микрорайоне есть такая точка притяжения, Дом культуры (но не в старом смысле, а в новом): бар, ресторан, кафе, бильярд, библиотека. Место, куда жители микрорайона в тапочках приходят что-то делать вместе, коммуницировать. И этот формат — назовем его «кинотеатр у дома» — как раз очень перспективная тема. Потребительский бум уже закончился, эра массовости заканчивается, люди хотят общаться в локальном кругу, условно говоря, со своими соседями, в каком-то уютном месте. В любом случае кинотеатры будут постоянно менять стратегии, и этот кризис просто ускорит специализацию, подтолкнет кинотеатры к изменению формата.

— Как бы вы оценили потенциальные потери рынка, какое количество кинотеатров может закрыться? Сколько дней временного простоя кинотеатр может выдержать, а сколько — нет?

— Если говорить об оценке потерь, понятно, что доходы во втором квартале (за весну) мы уже потеряли. То есть четверть годовых доходов.

В 2019 году годовой кассовый сбор у нас равнялся 55 млрд рублей, в этом году должен был чуть-чуть подрасти. Теперь мы можем говорить минимум о потере 15 млрд кассовых сборов только за второй квартал.



Тем более что мы потеряли очень важный сезон: весна для кинотеатрального бизнеса — вторая по прибыльности после новогодних каникул. Лето у нас, как вы знаете, не киношный сезон — все предпочитают дачи. Таким образом, мы можем всерьез строить планы только на третий, четвертый кварталы: осень — начало зимы. Но там будет толкучка, поскольку многие премьеры, как я уже говорил, переехали на осень. И они там будут друг другу мешать. Парадокс, но множество успешных фильмов в одно и то же время будут отъедать друг у друга прибыль, топить друг друга. Рынок кинотеатров ограничен физически — количеством имеющихся кинотеатров и сеансов в день. Если у нас, условно, в стране 5 тысяч экранов, которые показывают в день по шесть сеансов, можно говорить, что совокупная емкость кинопросмотров у нас равняется 30 тысячам сеансов в день. Все премьеры, которые переедут на осень, нельзя будет эффективно распределить между всеми экранами — их просто физически не хватит. Кроме того, большинство зрителей не ходят в кино раз в неделю. У нас в стране примерно 22 млн зрителей, которые ходят в кино хотя бы раз в год. Из этих 22 млн примерно 6 млн, которые ходят раз в месяц. Из этих 6 млн всего 1,5 млн, которые ходят в кино раз в неделю и чаще.

Но, чтобы рекордное количество премьер, перенесенных на осень, окупилось, нужно исходить из того, что полстраны будет ходить в кино каждую неделю. Естественно, этого не получится. И таким образом, даже имея все возможности — премьеры, вернувшийся интерес, во второй половине года опять будем нести урон. В итоге мы можем говорить, что совокупный объем потерь для кинотеатральной индустрии, наверное, приближается к 40 млрд. А дальше, пока мы будем раскручиваться, выстраивать новую историю, новый график посещений… По моим ощущениям, примерно 20?25 процентов участников рынка не переживут этого времени. Многие закроются. Кинотеатры на самом деле очень низкомаржинальный бизнес. Средний срок окупаемости кинотеатра восемь-десять лет или, как говорит мой друг, никогда. Подобные кризисы бьют в первую очередь по тем бизнесам, которые рассчитаны на долгосрочное развитие. Кинотеатры — очень уязвимый бизнес.

Комментарии
Профиль пользователя