Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Кряжев / Коммерсантъ

Период «Распадской» и завершения

Суд не нашел виноватых в гибели горняков в 2010 году

Коммерсантъ (Красноярск) от

В Междуреченске (Кемеровская область) вступило в законную силу решение горсуда, который фактически закрыл дело о взрывах на шахте «Распадская», где в мае 2010 года погиб 91 человек. Суд удовлетворил ходатайство о применении срока давности, заявленное бывшим техническим директором ЗАО «Распадская угольная компания» Анатолием Рыжовым — единственным оставшимся подсудимым из некогда восьми. Уголовное преследование семи других обвиняемых также уже давно прекращено.


В Кузбассе вступило в законную силу постановление Междуреченского горсуда, которым было прекращено уголовное дело Анатолия Рыжова — бывшего технического директора ЗАО «Распадская угольная компания», обвиняемого в аварии на шахте. Как рассказали „Ъ“ в суде, решение не было обжаловано ни одной из сторон.

Как писал „Ъ“, в мае 2010 года на «Распадской» произошло два взрыва метана и угольной пыли, в которых погибло больше 90 горняков и горноспасателей. Главное следственное управление СКР возбудило дело. Обвиняемыми по нему проходили восемь человек. Техническому директору ЗАО «Распадская угольная компания» Анатолию Рыжову, директору шахты «Распадская» Игорю Волкову, ее главному инженеру Андрею Дружинину, руководителю службы вентиляции и дегазации Владиславу Вальцу, начальнику участка вентиляции и техники безопасности Вячеславу Радцеву, начальнику смены Игорю Белову и командиру Новокузнецкого военизированного горноспасательного отряда Александру Апалькову предъявили обвинение в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшем большие человеческие жертвы (ч. 3 ст. 217 УК РФ). Инспектору Междуреченского отдела Ростехнадзора Федору Веремеенко инкриминировали халатность (ч. 3 ст. 293 УК РФ). Максимальное наказание по обеим статьям УК — до семи лет лишения свободы.

Как указывается в деле, трагедия на шахте стала следствием желания ее руководства увеличить объемы добычи угля и, соответственно, финансовую прибыль. Проектом, разработанным для «Распадской» специализированным НИИ, был предусмотрен объем добычи угля в размере 8 тыс. т в сутки. Согласно собственной технической документации, утвержденной господами Рыжовым, Волковым, Дружининым, Вальцем и Радцевым, добыча угля увеличивалась почти в три раза — до 21,5 тыс. т. Контроль же за выполнением взрывозащитных мероприятий на шахте, порученный сотруднику Ростехнадзора Федору Веремеенко, по версии следствия, фактически не осуществлялся.

8 мая 2010 года начальник смены Игорь Белов утвердил наряды на выполнение работ в шахте, достоверно зная о взрывоопасной обстановке на ней. В результате системных нарушений правил безопасности произошел первый взрыв, унесший жизни 65 человек. «От взрыва метановоздушной смеси (ее объем составил не менее 600 куб. м) по сети горных выработок шахты стали распространяться ударные волны, энергия которых поддерживалась воспламеняющейся угольной пылью, скопившейся в горных выработках во взрывоопасных концентрациях»,— говорится в материалах следствия.

По утвержденному плану ликвидации аварии, руководить ей должен был главный инженер Андрей Дружинин, однако он, говорится в деле, самоустранился от обязанностей. Принять руководство на себя или назначить ответственного должен был технический директор Анатолий Рыжов, который также не предпринял необходимых мер. Вместо этого господа Белов и Волков направили не менее 140 работников следующей смены для герметизации надшахтных сооружений. В свою очередь, командир горноспасательного отряда Александр Апальков отправил подчиненных в шахту для спасения находящихся в ней горняков. Следствие установило, что к тому моменту спасти их уже не представлялось возможным. При спуске людей по горным выработкам прогремел второй взрыв, у находившихся в его эпицентре 19 человек шансов выжить не было. Помимо этого, погиб один горноспасатель и шестеро сотрудников следующей смены, находившихся на поверхности.

В начале 2016 года расследование дела было завершено, рассматривалось оно в суде Междуреченска. В сентябре того же года список обвиняемых поредел. В связи с истечением сроков давности суд прекратил уголовное преследование инспектора Ростехнадзора Веремеенко. Родные погибших горняков и горноспасателей обжаловали это решение, но безуспешно. В декабре 2018 года суд по тем же основаниям прекратил дело в отношении еще трех фигурантов: начальника смены Белова, главного инженера Дружинина, руководителя службы вентиляции и дегазации Вальца. В феврале 2019 года подсудимых стало еще на троих меньше: дело в отношении бывшего командира военизированного горноспасательного отряда Александра Апалькова и начальника участка вентиляции и техники безопасности Вячеслава Радцева прекратили также в связи истечением сроков давности, дело же экс-директора шахты Игоря Волкова — в связи с его смертью.

Ходатайство о прекращении дела в связи с истечением сроков давности подал и последний подсудимый — бывший технический директор Анатолий Рыжов. Он пояснил, что вину не признает, но понимает, что основание для освобождения от уголовной ответственности не является реабилитирующим. Как указывается в постановлении, прокуратура не возражала против закрытия дела.

Константин Воронов


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя