Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: facebook.com/ArayikHarutyunian

Нагорный Карабах проголосовал в масках и перчатках

Пандемия не помешала выборам в самопровозглашенной республике

от

Самопровозглашенная Нагорно-Карабахская республика (НКР) во вторник стала уникальным местом на постсоветском пространстве. Пока власти всех соседних стран ужесточают меры из-за пандемии COVID-19, там прошли президентские и парламентские выборы. От их результатов во многом зависят отношения НКР c ее покровителем и заступником — Арменией. За ходом голосования в необычных условиях следил корреспондент “Ъ” Айк Халатян.


Выборы под наблюдением медиков


Хотя обычно города и села самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики почти ничем не отличаются от армянских, сейчас разница между ними бросается в глаза. Причиной стал коронавирус COVID-19. По данным на 31 марта, в Армении было зарегистрировано 532 заболевших коронавирусом, трое скончались. В результате в стране был введен режим ЧC, означающий закрытие разного рода учреждений, а также введение ограничений на передвижение. А вот в непризнанной НКР ни одного случая заражения выявлено не было, и поэтому жизнь там идет своим чередом.

Однако целесообразность проведения выборов во время глобальной пандемии вызывала немало сомнений. Призывы перенести их, чтобы не создавать угрозу распространения вируса, звучали и в самом Нагорном Карабахе, и в Армении, где 5 апреля собирались провести общенациональный референдум, но затем отменили. Мнения разделились даже среди самих кандидатов в президенты НКР. Двое из трех лидеров гонки — глава МИДа Масис Маилян и экс-секретарь Совбеза Виталий Баласанян — выступали за перенос выборов, а бывший премьер-министр Араик Арутюнян считал иначе.

«Перенос выборов привел бы к еще худшим последствиям,— заверил “Ъ” господин Арутюнян.— И в политическом смысле, и в контексте дальнейшего экономического развития».



Отдельной темой для дискуссий стал приезд в НКР наблюдателей и журналистов из Армении. Они и водители грузовиков стали единственными иностранцами, которые имели право заехать в самопровозглашенную республику после 26 марта. При этом некоторые армянские СМИ заявили, что не будут пользоваться этой возможностью, чтобы не подвергать жителей НКР риску заражения. Аналогичное решение приняла и наблюдательная миссия «Очевидец», в которую входят и представители международной организации Transparency International.

Стоит отметить, что накануне выезда в НКР все журналисты были приглашены в ереванский медцентр. Корреспондент “Ъ” прошел проверку успешно — анализ крови на наличие коронавируса оказался отрицательным. Тест-система была китайской. При этом и на выезде из Армении, и на въезде в НКР пограничники дополнительно измеряли всем температуру.

Чужие среди своих


Всех 14 кандидатов в президенты НКР, включая лидеров гонки Масиса Маиляна, Араика Арутюняна и Виталия Баласаняна, объединяло одно: они не готовы смягчить позицию относительно Баку, который считает территорию НКР своей. Напротив, как и премьер Армении Никол Пашинян, карабахские политики выступают за включение Степанакерта в переговорный формат, в котором пока участвуют лишь Ереван и Баку при поддержке Минской группы.

Однако взгляды на отношения Степанакерта с Ереваном у них достаточно сильно отличаются. Серьезный отпечаток на это накладывают личные симпатии и антипатии. Например, экс-глава Совбеза НКР Виталий Баласанян не раз открыто критиковал армянского премьера Никола Пашиняна, хотя в случае победы обещал все равно сотрудничать с ним «в рамках Конституции». «Мы не заведем наши страны в тупик из-за каких-то личных интересов»,— заявил господин Баласанян “Ъ”. И добавил, что двум республикам необходимо заключить межгосударственное соглашение, которое позволит исключить персонифицированный подход к отношениям.

Два других фаворита — Масис Маилян и Араик Арутюнян — более приемлемые фигуры для Никола Пашиняна. Однако оба они входили в правительство нынешнего президента НКР Бако Саакяна. А тот, в свою очередь, подписывал поручительство в защиту главного политического оппонента господина Пашиняна — бывшего президента Армении и Нагорного Карабаха Роберта Кочаряна (он сейчас проходит обвиняемым по делу о «свержении конституционного строя»). Когда в Ереване в 2018 году произошла «бархатная революция», массовые протесты против власти начались и в Степанакерте. Однако Бако Саакян все же удержался на посту, уволив ряд видных силовиков и, что самое главное, пообещав не выдвигать свою кандидатуру на нынешних выборах.

Как утверждают армянские СМИ, господин Саакян сделал ставку на Араика Арутюняна, рассчитывая, что преемником станет именно он. Кроме имиджа ставленника властей на стороне господина Арутюняна — самые крупные среди кандидатов финансовые, административные и информационные ресурсы. О поддержке именно этого кандидата заявил, в частности, российский бизнесмен и меценат Рубен Варданян.

А вот Масиса Маиляна поддерживает один из самых «токсичных» политиков в республике — некогда всесильный командующий Армией обороны Карабаха Самвел Бабаян. В 2000 году он был осужден на 14 лет за покушение на тогдашнего президента НКР Аркадия Гукасяна. Правда, после четырех с половиной лет в тюрьме его помиловали. В 2017 году господина Бабаяна снова арестовали — якобы за участие в подготовке покушения на президента Армении Сержа Саргсяна. После «бархатной революции» он был выпущен из-под стражи, но суд все еще продолжается.

Участвовать в президентских выборах Самвелу Бабаяну не разрешили из-за недостаточного срока проживания в НКР, однако его партия «Единая Родина» борется за места в парламенте, причем используя крайне популистскую риторику. Политики обещают резко повысить зарплаты и пенсии, а также жестко наказать представителей старой власти, отобрав их имущество и бизнес.

Многие жители НКР признались “Ъ”, что готовы голосовать за «Единую Родину» только для того, чтобы увидеть нынешнее руководство НКР на скамье подсудимых.

Противники Масиса Маиляна не только критикуют его за союз с одиозным командиром, но и утверждают, что кандидату якобы запрещен въезд в Россию, что может помешать его деятельности на посту президента. Армянские СМИ и Telegram-каналы утверждали: ФСБ РФ сочла политика «угрозой национальной безопасности», в связи с чем и запретила въезд. Однако представительство НКР в Москве отрицает введение запрета. Кроме того, господина Маиляна обвиняли в сотрудничестве с Фондом Сороса — видимо, желая таким образом оттолкнуть от него пророссийских и антизападных избирателей. «Все эти материалы фальшивые, и было очень легко их опровергнуть. К счастью, народ точно знает, с какой целью это делается, кто заказчики, кто бенефициарии, поэтому с этой точки зрения у нас проблем не возникло»,— заявил “Ъ” сам господин Маилян.

В отличие от других фаворитов предвыборной гонки, Масис Маилян избегал того, чтобы комментировать уголовные дела против бывших президентов Армении — выходцев из Нагорного Карабаха Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна. В то время Араик Арутюнян заявил “Ъ”, что он понимает необходимость завершить судебный процесс, но все же сожалеет, что «первый президент Карабаха (Роберт Кочарян.— “Ъ”) сегодня ограничен в своих правах и находится под арестом». Другой фаворит предвыборной гонки Виталий Баласанян и вовсе оправдывал господина Кочаряна.

Как заявил в беседе с “Ъ” армянский политолог Виген Акопян, с точки зрения Еревана Армении «как минимум не проблематичны» на посту президента НКР были бы Араик Арутюнян и Масис Маилян. «Арутюнян более самодостаточный, в случае победы он мог бы вести более независимую от бюджета Армении экономическую политику. У него есть свои источники финансирования и больший опыт экономического управления,— заявил собеседник “Ъ”.— Что касается Масиса Маиляна, то он по своей политической идеологии считается более прозападным. И в этом плане он ближе к нынешнему либеральному правительству Армении».

Комментарии
Профиль пользователя