Коротко

Новости

Подробно

Фото: Alexandre Meneghini / Reuters

Куба: туда и обратно

Корреспонденты “Ъ” — о том, как российских туристов досрочно вывезли с острова

от

Вчера на Кубе от осложнений, вызванных коронавирусной инфекцией, умер 45-летний житель Санкт-Петербурга. До этого власти Кубы сообщили, что страна закрывает границы для иностранцев минимум на месяц, и попросили всех туристов срочно покинуть остров. Корреспонденты “Ъ”, находившиеся там последние две недели, рассказывают, как обычная кубинская расслабленность постепенно сменилась реальной озабоченностью и как любимых российских туристов впервые в истории спешно выслали с острова.


26 марта в кубинской больнице скончался 45-летний россиянин, госпитализированный после заражения коронавирусом, сообщают информагентства со ссылкой на республиканский Минздрав. Мужчина был доставлен в больницу в «критически-стабильном состоянии», известно, что он страдал от диабета. Коронавирус также диагностировали у контактировавшей с ним россиянки 48 лет, ее состояние на момент написания текста было удовлетворительным.

Всего на острове подтверждено 67 случаев заражения.

Но еще за две недели до этого российский турбизнес, значительно просевший, буквально заманивал граждан РФ на все еще безопасный Остров свободы. «По информации туроператоров, для стимулирования спроса островные отели стали предоставлять больше спецпредложений. Новые скидки по отелям обновляются или добавляются ежедневно»,— многозначительно сообщалось на сайте Ассоциации туроператоров России 10 марта. На следующий день стало известно о появлении на острове первых зараженных — трех гражданах Италии.

Корреспонденты “Ъ”, давно купившие путевки с вылетом 17 марта, долго сомневались, но в итоге решили, что на отдаленном острове будет безопаснее, чем в переполненной Москве.

Из почти безжизненного Внуково они прилетели в практически вымерший аэропорт известного курорта Варадеро. Самолет с российскими туристами, насколько можно было судить из окон аэропорта, был в тот момент единственным на взлетно-посадочной полосе.

Невеселы были лица простых кубинцев — это угадывалось даже сквозь негерметичные маски из зеленой ткани (их надели все сотрудники аэропорта и таможни). Расслабиться удалось только в туристическом автобусе — гид и водитель были без масок и беззаботно рассказывали о роме, сигарах и курсах валют. По словам гида, большую часть туристов на Кубе всегда составляли канадцы, однако, узнав о распространении инфекции, они практически разом покинули страну. В тот момент это все еще казалось поводом для шуток.

В гаванской гостинице маски носили лишь несколько сотрудников.

Люди на улицах тоже игнорировали угрозу: узнавая, что мы приехали из России, они жали руки и заводили вечные беседы о совместной дружбе против американцев.

Выращивающий табак фермер Альфредо уверенно заявлял, что знаменитая кубинская медицина не допустит эпидемии, и хвастался, что китайские врачи нипочем не справились бы без помощи прилетевших кубинских коллег.

19 марта мы переехали в отель в Варадеро. Там было много европейцев, особенно немцев и французов, больше половины — пожилые. Никто из них не надевал маски и не отличался особой зацикленностью на мытье рук. Многие европейцы кашляли, но все постояльцы, включая наших соотечественников, выглядели беззаботно.

Все стало меняться 21 марта, когда туроператор сообщил, что назначенные на этот день экскурсии отменяются. В ночь на 22 марта с помощью онлайн-переводчика мы прочитали в официальной газете кубинских властей Granma указание, что туристы должны самоизолироваться в своих гостиницах. Впрочем, наш туроператор был уверен, что это касается тех, кто только-только прибыл на остров. Все же мы решили подстраховаться и не выезжать за пределы курорта, тем более что неподалеку находился живописный парк. По заросшей кактусами узкой каменной тропе гуляли еще две российские пары.

Вместе мы осмотрели пещеры с летучими мышами (они вроде бы не кашляли), деревья с термитами и иссохшие заросли, где обнаружилась дохлая змея. У трассы мы наткнулись на полицейского, увлеченно достающего занозу из ноги.

Он тактично не стал интересоваться, почему туристы не находятся в изоляции.

В этот же день на сайте Ассоциации туроператоров России мы прочитали, что с 24 марта Куба закрывает границы и до этого все иностранцы должны быть эвакуированы. Нельзя было не посмотреть, как жители беззаботных кубинских городов готовятся к эпидемии.

На всякий случай мы спросили у охранников, законно ли покидать гостиницу и предусмотрено ли за это наказание. Кубинцы посмотрели на нас удивленно и сочувственно.

Популярные у туристов Тринидад и Сьенфуэгос казались почти пустыми. Нет, жители никуда не делись, но без толп иностранцев городки выглядели как после эвакуации. Тем не менее кубинские полицейские не пытались вернуть нас на карантин, а самые отважные из местных жителей все еще предлагали купить сигары — впрочем, на некотором отдалении. Небо и земля по сравнению с гаванцами, которые еще неделю назад жали руки и обнимались с каждым российским туристом. По-настоящему стало не по себе, когда приехало такси: водитель — немыслимое дело — оказался в респираторе. Впрочем, перчатки он почти сразу же снял.

Вечером 24 марта российских туристов собрали в несколько автобусов и повезли в аэропорт. «Простите, что так получилось,— развел руками гид-кубинец.— Тут никто не виноват. Нам очень жаль, что вы уезжаете. Но жить нужно так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Автобус зааплодировал.

«Россия и Куба — братья, мы вместе победим коронавирус,— продолжил гид.— Все просто: как говорится у нас, не откладывайте на завтра то, что можно выпить сегодня».

Автобус вновь разразился аплодисментами. «Мы не любим прощаться, поэтому говорим вам: до свидания»,— закончил гид. Растроганная россиянка протянула ему дефицитную на Кубе шоколадку. «О, "Аленку" я люблю»,— обрадовался он.

На этот раз в аэропорту было не протолкнуться: в бесконечных очередях к стойкам регистрации толпились российские туристы с огромными чемоданами. Еще одна длинная очередь вилась у валютного обменника. Поменять местные куки обратно в евро удалось не всем: за небольшие суммы туристам давали только канадские доллары. Впрочем, их тут же можно было потратить в местном дьюти-фри на ром и пиво.

Часть сотрудников аэропорта почему-то не носили маски и перчатки, а дефицитную теперь и в Европе туалетную бумагу выдавали из рук в руки на входе в кабинку.

Среди вылетающих маски тоже почти никто не носил, но при этом никто и не кашлял: люди бодро и взвинченно бегали по магазинам. Многие из них пробыли на Кубе всего пару дней и ничего не успели купить. «Бери вот эти десять магнитов и пойдем»,— оттаскивал жену от стойки с сувенирами мужчина без малейших признаков загара. «Но мы там даже и не были»,— сопротивлялась женщина, разглядывая магнитик с надписью «Гавана».

«Скажешь, значит, что была. Бери и не выпендривайся»,— мужчина протянул супруге деньги, а сам завернул в магазин с алкоголем, где покупал ром российский пилот.



Рейсы задерживались, потом кубинские власти не выдавали разрешение на вылет… Когда ночью самолет наконец взлетел, пассажиры вздохнули с облегчением — и тут же начали усиленно кашлять. Никто из кашляющих и чихающих россиян так и не надел медицинские маски.

На подлете к Москве пассажирам раздали специальную бумагу — уведомление для граждан, прилетевших из стран, где зарегистрированы случаи заболевания коронавирусом. Там была короткая инструкция и телефоны горячей линии. После этого по рядам передали анкеты, куда нужно было вписать личные данные и сообщить о намерениях покидать Москву в ближайшие 15 дней. После приземления пилот сообщил, что выйти из самолета нельзя до тех пор, пока не разрешит Роспотребнадзор. Через полчаса мы все же спустились в автобусы. Как и в кубинском аэропорту, во Внуково маски и перчатки носили не все сотрудники. Некоторые полицейские, организовавшие для прилетевших очередь к врачам, их сняли (но фотографировать себя запретили, угрожая крупным штрафом). Зато медики были укомплектованы полностью — респираторами и защитными костюмами. Они бегло просмотрели анкеты и задали лишь пару вопросов: «Откуда прилетели? В Москве остаетесь? До свидания». После этого нас выпустили в Москву. Про постановление Роспотребнадзора о необходимости двухнедельной самоизоляции для всех прибывших из-за границы мы узнали уже из интернета.

Владимир Хейфец, Кира Дюрягина


Комментарии
Профиль пользователя