Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

К карантинным вход воспрещен

Полина Смертина — о стоматологической помощи в режиме самоизоляции

от

Стоматологические клиники Москвы — и частные, и государственные — явно были не готовы к резкому переходу на новый режим работы. Спустя почти месяц после выявления первого в Москве заразившегося коронавирусом стоматологии так и не выработали алгоритм действий с потенциально опасными пациентами — приехавшими из-за границы. Так случилось, например, со мной.

Неделю назад я прилетела в Москву из ОАЭ. На тот момент страна не была закрыта и даже не числилась в списке опасных, но я добровольно самоизолировалась и работала из дома. На девятый день самоизоляции у меня повысилась температура, а к вечеру разболелся проблемный зуб. Частные стоматологии отказались меня принимать, предложив посидеть в самоизоляции еще пять дней. Мне отказал и знакомый врач, сообщив, что теперь его клиника не занимается пациентами с малейшими признаками ОРВИ.

Я позвонила на все возможные горячие линии по коронавирусу. Когда дозвониться удавалось, собеседники очень сочувствовали, признавали мое непростое положение, но ничем не могли помочь. В итоге растерянная девушка на одной из горячих линий посоветовала вызвать скорую помощь по номеру 103. Там оператор действительно отправила ко мне бригаду.

«Скорая» приехала уже через 15 минут, врач в защитной одежде взяла анализы на вирус и объяснила: если через 3–4 дня никто не позвонит, значит, вируса нет — и можно идти к стоматологу. «Насколько я могу видеть в своих запотевших очках, зуб еще может потерпеть. Если распухнет щека, вызывайте еще раз»,— сказала врач. О возможности сдать в Москве экспресс-тест на COVID-19 она ничего не слышала.

Какие проблемы возникают с проверкой на коронавирус в регионах

Читать далее

На следующий день зуб стал болеть еще сильнее, я начала пить антибиотики и сильные обезболивающие. В клиниках и на горячих линиях меня уже стали узнавать по голосу. Оператор горячей линии Минздрава недоумевал: «Раз у вас экстренная боль, идите в районную клинику!»

Но в регистратурах поликлиник просили «дать время подумать», советовались с главврачами, умоляли меня не приезжать и даже угрожали выставить за дверь.

«Мы работаем только с экстренными случаями. У вас экстренный случай, но вы с температурой»,— говорили мне. Я понимала врачей: принимать пациента с неизвестным статусом опасно и для стоматологов, и для пациентов. Но остается вопрос: почему Минздрав и Роспотребнадзор не составили план действий для поликлиник заранее?

Ситуация прояснилась лишь к вечеру третьего дня моей борьбы за право на бесплатную медицинскую помощь. В стоматологии напротив моего дома заверили, что уже собирают бригаду выездных стоматологов для таких пациентов, как я. На горячей линии Минздрава подтвердили, что стоматологи, в том числе хирурги, будут выезжать на дом к самоизолированным москвичам с 27 марта. Вероятно, скоро мне будут удалять зуб дома, в режиме самоизоляции. Но я не могу понять, почему этого нельзя было сделать три дня назад.

Комментарии
Профиль пользователя