Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

«Предприятие не должно жить на государственное субсидирование НИОКР»

Глава воронежского НИИ электронной техники Павел Куцько — о проблемах радиоэлектронных предприятий и экспорте микроэлектроники

Коммерсантъ (Воронеж) от

О Воронежском НИИ электронной техники (НИИЭТ, входит в совместное предприятие «Ростеха» и АФК «Система» ООО «Элемент») в 2019 году в СМИ говорилось в первую очередь в связи с неоднократной сменой руководства. Но в радиоэлектронной отрасли это предприятие — один из ведущих разработчиков и производителей СВЧ-техники и микроэлектроники. НИИЭТ намерен включиться в создание систем 5G, организовать производство продукции на основе нитрида галлия (полупроводник с рекордными характеристиками) и вывести ее на экспорт. Каких вложений и решений потребуют эти планы, корреспонденту “Ъ-Черноземье” Олегу Мухину рассказал новый руководитель компании Павел Куцько.


«Сотрудники звонили, просили, чтобы я пришел»


— В 2019 году в НИИЭТ сменился целый ряд руководителей: сначала гендиректором стал Дмитрий Кожанов, затем — временный руководитель Роман Федоров, после этого было объявлено о назначении на должность гендиректора Владимира Смерека — и теперь предприятие возглавили вы. Как на предприятии оказались вы, глава Мытищинского НИИ радиоизмерительных приборов (МНИИРИП)?
— Поскольку я возглавлял МНИИРИП, головную научно-исследовательскую организацию Минпромторга, я был в курсе всех дел НИИЭТ, в том числе смены руководства. Воронежское предприятие мне не было чуждым, более 25 лет мы работали совместно с НИИЭТ: мытищинский институт — в качестве заказчика, воронежский — исполнителя гособоронзаказа и заказов по разработке электронной компонентной базы (ЭКБ).

Я знал, что «Элемент» ищет руководителя, который мог бы выправить ситуацию на воронежском предприятии. Знал о настроении сотрудников НИИЭТ. Они, в свою очередь, знали, что я собираюсь завершать работу в МНИИРИП. Сотрудники звонили, просили, чтобы я пришел в НИИЭТ. Мне тоже хотелось наконец-то поработать «на земле», на предприятии, которое занимается именно изготовлением ЭКБ. Единственным недостатком для меня была удаленность от Москвы, где живет семья, но с близкими я договорился.

— Для воронежцев ваше назначение выглядит так: после скандала руководить предприятием назначили варяга из Москвы.
— Это не совсем справедливо: предприятие для меня, можно сказать, родное. Я хорошо знал бывшего директора НИИЭТ Анатолия Стоянова, к сожалению, ушедшего от нас. Некоторое время я возглавлял совет директоров НИИЭТ. Спросите любого человека на предприятии — они скажут: это наш родной директор.

— На предыдущем месте работы у вас контракт закончился или ушли досрочно?
— Тот контракт мне ничто не мешало разорвать. Там я достиг всего, чего хотел: выстроил работу института, мы создали торгово-информационную площадку «ЭКБ Маркет». Это уникальный ресурс, обладающий максимальной информацией и функционалом в отношении применяющейся в России элементной базы. Этот ресурс заполняется техническими характеристиками, математическими моделями, информацией о производителях, данными о наличии изделий на складах и так далее — всей информацией, необходимой потребителю по отечественной элементной базе (по зарубежной продукции информация находится в открытом доступе). Но главное — в ноябре 2019 года на базе МНИИРИП мы открыли «единое окно» по предоставлению отраслевых услуг предприятиям. Это согласование применения изделий иностранного производства, подписание технических условий на изделия, утверждение испытаний в рамках ОКР и множество других услуг.

— Ситуация в НИИЭТ не оказалась хуже, чем казалось из Москвы?
— Нет, я хорошо знал предприятие. Его сильные стороны — хороший дизайн-центр по разработке изделий: как СВЧ-техники, так и изделий микроэлектроники. Разработчики в

НИИЭТ сильнейшие, одни из лучших в РФ. Вторая сильная сторона — коллектив единомышленников, как бы это сейчас ни звучало: минувшие конфликты не относятся к сплоченности сотрудников вокруг рабочих задач. Единственный существенный недостаток НИИЭТ в том, что коллектив долго работал в «замкнутом пространстве»: не применяются новые цифровые технологии. Все налажено, все работает, но работает так, как и 20 лет назад. Явно не хватает цифровизации, и мы этим начали заниматься. Будем разрабатывать программное обеспечение для создания внутренней информационной системы.

— Есть ли другие пути повышения эффективности предприятия? Такая задача обозначалась «Элементом» как одна из основных для нынешнего руководства.
— Сейчас нужно определить вектор работы. Нельзя разрабатывать микросхему ради разработки: должен быть потребитель, который сможет применить ее в конкретном продукте. И также нельзя разрабатывать микросхему ради изготовления в единичных экземплярах — нужно массовое производство.

Возможности наладить массовые поставки есть. В Воронеже работает огромный потенциальный потребитель — концерн «Созвездие», изготавливающий аппаратуру связи. Мы будем налаживать с ним контакт, выпускать изделия под конкретные виды техники. Это единственный способ обеспечить стабильность НИИЭТ.

Планируем встраиваться и в работу по национальным проектам. В рамках нацпроектов предприятия- потенциальные потребители продукции НИИЭТ будут создавать аппаратуру, которая должна быть обеспечена отечественной элементной базой. Возьмем, к примеру, развитие системы 5G. Есть оператор, «Ростелеком», который будет курировать создание этой системы в России. Система должна быть обеспечена конкретным оборудованием. Его производители, в свою очередь, должны донести свои требования до разработчиков ЭКБ.

В МНИИРИП мы проводили анализ разработки изделий, необходимых для создания системы 5G. Этот анализ показал, что разработка ЭКБ для изделий 5G займет от четырех до шести лет.

Если в НИИЭТ не начать немедленно заниматься этой темой, мы упустим возможность войти в крупный проект и не обеспечим стабильное функционирование предприятия.



Только на государственное субсидирование НИОКР предприятие жить не может и не должно, нужно зарабатывать на своей серийной продукции.

«Надеюсь, появится зависимость от “Созвездия”»


— Планирует ли НИИЭТ корректировать работу с заказчиками и поставщиками?
— В России каждой разновидностью элементной базы занимаются в основном монополисты, разные предприятия редко повторяют одну и ту же ЭКБ. Но есть иностранные конкуренты. Бороться с ними бесполезно — нужно работать с потребителем, чтобы ему была интересна отечественная продукция.

НИИЭТ сейчас находится на стадии переговоров по пилотному проекту с «Созвездием». В рамках этого проекта мы хотим заменить иностранную элементную

базу в уже созданных изделиях на отечественную, производимую в НИИЭТ. Причем переработку схемно-технического решения мы берем на себя, для «Созвездия» это будет бесплатно. Ведь почему предприятие обычно не идет на замену импортного на российское? Нужно профинансировать проработку схемно-технических решений, проведение испытаний и так далее. Если этот пилотный проект будет успешным, начнем предлагать такие же условия и другим предприятиям.

Павел Куцько: «Сейчас НИИЭТ в силу ограниченных возможностей не может вести разработки за свой счет. Мы пытаемся найти заказчиков для финансирования работ»

Павел Куцько: «Сейчас НИИЭТ в силу ограниченных возможностей не может вести разработки за свой счет. Мы пытаемся найти заказчиков для финансирования работ»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— То есть основной контрагент у НИИЭТ один — «Созвездие»?
— У нас от них зависимости нет, но надеюсь, что она появится — она будет объективной с учетом географического расположения предприятий. Руководство «Элемента» предпринимает шаги в этом направлении — например, назначен сотрудник, который отвечает за связь НИИЭТ именно с «Созвездием». Ведь «Созвездие» производит массовое оборудование, которое будет востребовано во всех отраслях жизни. Мы должны развернуться лицом к ним, максимально удовлетворить их потребности.

Но есть перспективы и вне «Созвездия». Мы усиливаем рекламу продукции, прорабатываем возможности выхода на внешний рынок: в институте создано подразделение по продвижению, организации конференций, семинаров, выставок. При необходимости мы можем производить и «штучные», специализированные решения для конкретной аппаратуры — «система на кристалле», «система в корпусе» и так далее.

— Есть ли целевые показатели по экспорту?
— Общие целевые индикаторы есть только в стратегии развития электронной промышленности. На предприятии целевых значений пока нет, но надеюсь, что в ближайшие годы появится. Ведь чтобы обозначить целевой показатель, нужно хотя бы начать выпуск продукции для экспорта — то есть уже иметь конкретный продукт.

Два-три десятилетия назад возможности нашей электронной промышленности были ближе к иностранным. Тогда мы поставляли за рубеж простейшие изделия, предприятие имело доходы от экспортной составляющей. Сейчас поставок практически нет. Но мы ведем переговоры, видим интерес к нашим изделиям.

— О какой продукции идет речь?
— Например, это получившая широкое распространение во всем мире продукция на основе нитрида галлия. Дизайн-центр уже сейчас разрабатывает, а предприятие производит изделия из нитрида галлия. Мы будем их рекламировать для поставки на экспорт.

— Есть у НИИЭТ другие перспективные разработки?
— Сейчас НИИЭТ в силу ограниченных возможностей не может вести разработки за свой счет. Мы пытаемся найти заказчиков для финансирования работ. Финансирование ОКР государством в 2019 году значительно сократилось. Это одна из причин снижения финансовых показателей. Долгие годы ОКР предприятию финансировали по заказам Минпромторга. Эти разработки уже внедрены в производство, изделия поставляются заказчикам — но эти поставки не столь велики.

Направления работы института известны — это СВЧ-транзисторы и изделия микроэлектроники. Будем максимально браться за все, что укладывается в возможности нашего дизайн-центра.

«Все наши надежды — на гражданскую продукцию»


— Планирует ли НИИЭТ увеличить долю гражданской продукции?
— Развитие института связано только с возможностью выпуска гражданской продукции. Все наши планы и надежды — только на нее. Целевых показателей отдельно для предприятия не было, только в рамках единой задачи «Ростеха» — к 2024 году достигнуть доли гражданской продукции в 50%. Теперь эта цифра может быть увеличена, потому что и основная господдержка идет на развитие гражданской продукции. Финансирование в основном идет в рамках постановления правительства РФ №109 о локализации ЭКБ.

— Требуются ли НИИЭТ масштабные вложения в обновление производства?
— Размер необходимого финансирования зависит от того, какой основной продукт мы будем развивать. У нас есть три перспективных проекта. Первый — дооснащение оборудованием для создания полного цикла производства нитрид-галлиевых изделий. Второй — создание собственного производства корпусов (в первую очередь полимерных) для изделий, в первую очередь для гражданского сектора. Изделия в пластмассовых корпусах в полной мере соответствуют требованиям по массе, габаритам и стоимости; они смогут конкурировать с импортными. Третий проект — поддержание в рабочем состоянии существующего оборудования. Все эти задачи не требуют очень больших денег, да и решать их можно по частям. Вскоре мы планируем представить в Минпромторг проект по техническому дооснащению предприятия, сейчас прорабатываем его обоснование.

Павел Куцько: «Финансирование ОКР государством в 2019 году значительно сократилось. Это одна из причин снижения финансовых показателей»

Павел Куцько: «Финансирование ОКР государством в 2019 году значительно сократилось. Это одна из причин снижения финансовых показателей»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Сколько средств потребуется?
— Пока есть понимание только по стоимости отдельного оборудования, общей проработкой займутся проектно-сметные организации. В целом речь может идти о нескольких миллиардах рублей, это не такие большие суммы в масштабах страны.

— Мытищинский институт, которым вы руководили, участвовал в разработке стратегии развития электронной промышленности России. Какова роль НИИЭТ в реализации этой стратегии?
— Стратегия затрагивает общие вопросы и процессы, сложно говорить о роли НИИЭТ. Но предложения у нас есть, мы их высказываем на региональном уровне. На недавней встрече с руководителем областного департамента промышленности и транспорта Александром Десятириковым я предложил: нужно говорить об электронном потенциале Воронежской области в целом, нужно создавать центр коллективного проектирования.

На территории, часть которой занимает НИИЭТ, сосредоточены четыре предприятия электронной промышленности. Они пользуются одинаковым программным обеспечением. Но у предприятий разные собственники, и каждый платит за это программное обеспечение сам. А нужно создавать единый центр, привлекать к нему вузы, обучать студентов на этом программном обеспечении. Это позволить снизить затраты собственников, государства, более эффективно продвигать отечественную продукцию, оперативнее выполнять работы. Также можно объединить информационную базу воронежских предприятий в едином центре технологических компетенций: заказчики могли бы ставить задачу этому воронежскому центру, а не распылять средства по небольшим направлениям по всей стране. А мы, объединившись с другими предприятиями, сможем предложить качественно новый продукт. Например, при создании систем в корпусе, соединив наши возможности, предложить такие продукты, которые сейчас не выпускаются отечественной электронной промышленностью. Пользу от этого получит и НИИЭТ.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно