Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ahmed Jadallah/File Photo / Reuters

«Это действительно катастрофа для России и других нефтедобывающих стран»

Независимый эксперт в эфире “Ъ FM” — о снижении цен на нефть

от

19 марта цена российской нефти Urals в моменте упала ниже $19 — это минимальный показатель с февраля 2002 года. 18 марта нефть Brent торговалась ниже отметки в $25 за баррель. После обвала цены немного выросли, но потом снова начали колебаться на уровне $25. Совладелец ЛУКОЙЛа Леонид Федун в интервью РБК назвал ситуацию на рынке катастрофой. Топ-менеджер компании заявил, что такого развития событий не ожидали даже сторонники выхода из сделки с ОПЕК+. Сложившуюся ситуацию “Ъ FM” обсудил в прямом эфире с независимым экспертом в нефтегазовой отрасли Дмитрием Лютягиным.


Леонид Федун, совладелец ЛУКОЙЛа :

«Сделка ОПЕК+ была разорвана. Почему это произошло, я не знаю, поскольку никаких экономических просчетов относительно участия или не участия сделано не было. Тот нефтяной шок, который произошел, дает цену, по нашим расчетам, минус $20-25 от существующей цены. То есть если бы сделка ОПЕК+ состоялась, сегодня стоимость была бы примерно $50. Никакая идея о выходе из сделки не обсуждалась, хотя я знаю, что отдельные компании ее активно лоббировали. Даже те, кто это делал, не могли в страшном сне себе представить, что они будут продавать нефть по $25 — цена катастрофическая».

— Согласны ли вы с оценкой Леонида Федуна?

— Я думаю, что это действительно катастрофа как для России, так и для других нефтедобывающих стран, особенно для саудитов, у которых до разрыва сделки ОПЕК+ был дефицитный бюджет на уровне $50 млрд на текущий год. Чтобы он был бездефицитным, цена должна была быть порядка $80 за баррель. Поэтому текущая стоимость — естественно, катастрофа для всех нефтепроизводителей.

— Чем эта ситуация угрожает российской экономике?

— Первая реакция, которую мы видим, — это существенное ослабление российской валюты. Когда нефтяные компании начнут отчитываться за результаты первого квартала на пресс-конференциях, мы будем слышать о том, что были существенно пересмотрены инвестиционные планы на 2020-й и, возможно, 2021 год. Это будет означать снижение деловой активности в сфере поиска, разведки и обустройства месторождения. Соответственно, это приведет к снижению динамики и по другим направлениям, таким как машиностроение, геологоразведка.

— С учетом того, что вы говорили о Саудовской Аравии, какой запас прочности у них есть? И как долго может продлиться ценовая война?

— У них нет запаса прочности. По большому счету, в этом году они жили в кредит на тот дефицит, который у них образовался, а с учетом текущей цены он у них только увеличивается. Я полагаю, что в течение этого квартала до конца месяц они могут, условно говоря, побравировать необходимостью исключить Россию или сланцевиков с рынка, но объективно в апреле они уже будут задумываться над тем, чтобы все-таки заново созывать экстренное собрание стран-членов ОПЕК+, пригласив в том числе и независимых производителей с тем, чтобы все-таки договориться. Организация стран-экспортеров нефти создавалась как раз для того, чтобы реагировать на те обстоятельства, которые происходят на рынке, а они сейчас экстраординарные. Поэтому в любом случае экстренное заседание стран-членов ОПЕК+ будет созвано. Если до конца текущего месяца будем видеть цену в районе $25–30 за баррель, страны-члены организации 100% соберутся на экстренное заседание.

Как рублевые активы страдают из-за обвала цен на нефть

Читать далее

При стоимости марки Brent в диапазоне $23–25 за баррель, скорее всего, начнется откуп и какая-то стабилизация. Но это не означает, что цена начнет резко расти. Скорее всего, произойдет остановка, и этот уровень уже будет торговаться до момента, пока будут выходить новости фундаментального характера, касающиеся ОПЕК+, распространения коронавируса, который сейчас охватил весь мир. Тогда мы и будем смотреть, как быстро могут восстанавливаться цены.

Беседовал Олег Булгак


Комментарии
Профиль пользователя