Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Время романтиков ушло»

Дмитрий Дризе — о смерти Эдуарда Лимонова

от

Похороны Эдуарда Лимонова будут закрытыми — таким было его последнее желание. Не пустят ни широкую общественность, ни журналистов, сообщили в незарегистрированной партии «Другая Россия». Писатель и политик Эдуард Лимонов умер накануне. Ему было 77 лет. По информации источников в его окружении, причиной стало онкологическое заболевание. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе считает, что Эдуард Лимонов был одним из последних левых революционных романтиков.


Эдуард Вениаминович Савенко, он же Лимонов, не просто писатель — он главный продолжатель и даже основатель российской левой идеи. Революционер в новом издании. В 90-е в период наступления дикого капитализма был очень популярен, особенно среди радикальной романтически настроенной молодежи, которая, как принято говорить, не находила свое место в новой жизни. Революция и борьба с неравенством всегда в чести. Однако вождь национал-большевиков так и не смог смести государственный строй. Почему? Потому, что либеральная интеллигенция стояла все-таки на более или менее правых позициях. А именно она и была драйвером новой России.

Вообще сложно сказать, кто они — нынешние русские коммунисты: левые, правые или еще какие-нибудь. Они тоже с ним не нашли общего языка. Тем более Лимонов как-никак бывший диссидент, эмигрировал в свое время из страны. Он был против всех, можно сказать, в итоге остался в меньшинстве, именно поэтому власти удалось с Лимоновым справиться. Он даже посидел в тюрьме, но все равно вышел из нее радикальным оппозиционером, организатором маршей несогласных. Разошелся с так называемой «болотной оппозицией» в 2011-2012 годах. А после Крыма помирился с действующей властью. Стал гостем на федеральных каналах телевидения. Можно было бы сказать, все — закончился как лидер.

Есть вопрос: после смерти Лимонова что будет с левой идеей? Имеется в виду именно идея, чтобы все по-честному, без компромиссов, а не по согласованию или за что-то — ну, вы понимаете. При этом не хотелось бы наступления радикалов, чтобы все-таки в рамках закона. Не нужно возвращаться в XIX век во времена Ивана Каляева и других бомбистов-основоположников анархизма и радикального социализма. Большая левая партия, за социальную справедливость, против буржуазии и капиталистического цинизма. Возможна ли она в современной России? Пусть даже теоритически.

Кто приходит на ум? Захар Прилепин — бывший первый ученик Эдуарда Вениаминовича, а теперь и политик. В последнее время они были не очень дружны. Оно и понятно: в действиях Прилепина уже мало романтизма, да и левизны, по большому счету, тоже. Можно ли считать романтизмом войну в Донбассе? На начальном этапе — может быть, но сейчас уже вряд ли. Нет, Прилепин вряд ли подходит на эту роль. А других кандидатов как-то даже сложно назвать.

Время романтиков ушло. Сейчас преобладает здоровый прагматизм и коммерческое буржуазное начало. Оба эти фактора сумели адаптировать левую идею к современности. В результате получилась Грета Тунберг, #MeToo и прочие феминистские движения. Это не похоже на социальную справедливость, но зато снижает риск новой социалистической революции.

Произошла утилизация идеи все поделить и всех свергать. Ее пустили в относительно безобидное русло.

По сути дела, и у нас то же самое — регулируемая политическая деятельность, политтехнологии и пиар. Вывод, собственно, известен: ушла очередная эпоха. И новых Лимоновых не предвидится как в политическом, так и в литературном плане. А левая идея остается пока сама по себе. Она будет всегда, потому что свергать всегда проще.

Комментарии
Профиль пользователя