Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Поправки обжалованию не подлежат

Четырнадцать из пятнадцати судей КС санкционировали общероссийское голосование

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Конституционный суд (КС) в понедельник в своем заключении признал президентский закон о поправке к Конституции соответствующим 1, 2 и 9 главам Основного закона. Одобренные поправки, в частности, включают в себя норму об «обнулении» президентских сроков Владимира Путина: судьи сочли, что это переходное положение не противоречит конституционному запрету на присвоение власти и не затрагивает принципа политической конкуренции. Поправки, к тому же, гарантируют действующему президенту право на участие в выборах, а не на победу в них, следует из заключения КС. Заключение вынесено 14 судьями из 15 действующих. Последнее слово все равно остается за общероссийским голосованием: после одобрения КС оно становится последним условием вступления поправок в силу.


Заключение КС (.pdf) окончательно и не подлежит обжалованию, оно вступило в силу немедленно после его обнародования. Одновременно вступает в силу и ст. 2 закона о поправке к Конституции, регламентирующая процедуру общероссийского голосования. Ст. 1, то есть сами поправки, вступит в силу, только если за них проголосует более половины принявших участие в общероссийском голосовании 22 апреля. Порог явки не предусмотрен.

Едва ли не большую часть текста заключения КС занимает анализ так называемой поправки депутата Валентины Терешковой (ЕР), внесенной «с голоса» в ходе второго чтения в Госдуме и позволяющей действующему на момент вступления поправок в силу и бывшему президентам России вновь принять участие в выборах главы государства (по действующему законодательству, они должны пройти в 2024 году).

Судьи КС приходят к выводу, что предложенная госпожой Терешковой и поддержанная Владимиром Путиным редакция ст. 81 Основного закона, включая новую ч. 3.1. об «обнулении», «не противоречит основам конституционного строя».

КС отмечает, что поправки в целом делают ограничение пребывания у власти строже — в будущем президенты РФ не смогут работать более двух сроков, вне зависимости от того, следуют ли эти сроки один за другим. Фактический вывод из-под ограничения действующего президента РФ, работающего четвертый срок, с точки зрения КС, не противоречит конституционному запрету присвоения власти и не затрагивает «в негативном смысле» многопартийность и политическую конкуренцию. КС делает отсылку к собственному определению 1998 года, которым обозначил конституционный предел — два срока полномочий подряд, но отмечает, что нынешняя поправка «кардинальным образом» отличается от коллизии, которая рассматривалась в середине второго срока Бориса Ельцина, а определение 1998 года даже «подтверждает возможность регулирования, предусмотренного в этом аспекте законом о поправке».

Судьи отмечают, что «конституционный принцип народовластия подразумевает возможность реализации народом права избрать на свободных выборах то лицо, которое он посчитает наиболее достойным должности главы государства, притом что его определение в рамках электоральной конкуренции всегда остается за избирателями, а наличие у лица статуса действующего главы государства отнюдь не предрешает победы на выборах».

КС считает, что в качестве переходного положения поправка об «обнулении» сроков допустима, и подчеркивает, что «возможность занимать должность больше двух сроков подряд возникнет только в случае, если получит поддержку в результате волеизъявления народа Российской Федерации».

Отметим, что «поправка Терешковой» вызвала общественный резонанс и разногласия в сообществе правоведов относительно порядка ее внесения. Часть экспертов обращают внимание на то, что перечень субъектов, правомочных вносить инициативы о поправках к Конституции, содержится в ст. 134 неизменной девятой главы Конституции, и в этом списке значатся, в частности, Государственная дума либо группа депутатов в количестве не менее 1/5 части членов нижней палаты. Как следует из таблиц поправок ко второму чтению (.doc), ни одна из них не инициировалась таким количеством депутатов. С другой стороны, ст. 136 Конституции гласит, что поправки к главам 3–8 Конституции Российской Федерации (а именно к этим главам относятся весь корпус предложенных поправок) принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона (ФКЗ). Он считается принятым после одобрения не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной думы. В Думе федеральные конституционные законопроекты рассматриваются в трех чтениях по правилам главы 13 ее регламента, то есть как обычные федеральные законы, поправки к которым депутаты могут вносить как группой депутатов, так и по одному.

Глава Института региональных проектов и законодательства, автор одного из законопроектов «О Конституционном собрании» Борис Надеждин отмечает, что поправки к Конституции и поправки, которые вносятся в законопроект об изменениях Основного закона в рамках второго чтения,— «два разных мероприятия» и чисто с юридической точки зрения «придраться не к чему». С ним согласен и председатель Московской коллегии адвокатов «АиБ» Глеб Плесовских: «В ходе обсуждения свои предложения может внести каждый депутат, что и сделала Валентина Терешкова. Никаких противоречий закону в данном случае нет». Однако противоположного мнения придерживается конституционный юрист Елена Лукьянова: «Поправка к поправкам — это все равно поправка в Конституцию. Только 1/5 депутатов Государственной думы могла внести такую поправку. Это нарушение не только регламента Думы, но и 134-й статьи закона Конституции, где говорится о принятии поправок к Основному закону».

Глава аналитической службы юридической фирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова сожалеет, что избыточное «внимание в заключении КС уделено вопросам, являющимся очевидными»,— например о том, что поправки о социальных гарантиях или о повышениях требований к лицам, занимающим госдолжности, не противоречат основам Конституции.

«КС сосредоточился только на букве Конституции, тогда как юридическая наука всегда учитывала не только букву, но и дух,— говорит эксперт.— А дух Конституции, предусматривающей республиканскую форму правления, подразумевает сменяемость верховной власти».

Ольга Плешанова также отмечает, что КС уклонился «от глубокого исследования» противоречия между принципом верховенства Конституции над международными договорами и приоритетом международных договоров, закрепленным в ст. 15 неизменной первой главы Основного закона. Эксперт считает, что оправдание судьями отсутствия минимального порога явки на общероссийском голосовании «делает весьма лукавым аргумент, которым оправдывается "обнуление" президентских сроков». «КС сосредоточился на том, что решение по конкретному лицу будет на президентских выборах, где точно будут гарантированы все процедуры,— говорит Ольга Плешанова.— Но для выборов президента минимальный порог явки тоже был отменен».

Отметим, что в рассмотрении вопроса о соответствии поправок и процедуры их принятия и вступления в силу принимали участие 14 из 15 судей Конституционного суда, за исключением Константина Арановского.

От решения КС зависело, выносятся ли поправки на общероссийское голосование. Согласие КС с поправками означает, что голосование может быть назначено. Ранее в понедельник появились сообщения со ссылками на анонимные источники о возможном переносе голосования на несколько месяцев в связи с распространением COVID-19. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что никакая иная дата кроме 22 апреля, пока не рассматривается.

Елена Рожкова, Ксения Веретенникова, Ангелина Галанина


Комментарии
Профиль пользователя