Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: AP

Парник для здравого смысла

«Ъ-Регенерация» закрывает сезон охоты на климатических ведьм

"Регенерация". Приложение от , стр. 10

В последние несколько месяцев в российских СМИ все чаще стали появляться публикации, призванные доказать несостоятельность науки о климате и ничтожность самой проблемы изменения климата. Их авторы относят себя к представителям или популяризаторам науки. Эти публикации, однако, опираются на мифы и не только вводят читателей в заблуждение, но и не имеют ничего общего с фактическими результатами современных исследований.


Миф первый


Идеологическую основу для обсуждения опасности и антропогенной природы глобального потепления заложил бывший вице-президент США Альберт Гор, выпустив в 2007 году книгу «Неудобная правда» и одноименный документальный фильм. Основная идея книги и фильма: главной причиной глобального потепления является выброс промышленного углерода в атмосферу, провоцирующий парниковый эффект, который приводит к резкому подъему температуры на поверхности планеты.



Комментарий

Климатология — наука не самая старая, но и недостаточно молодая, чтобы сводить описания парникового эффекта к 2007 году: первые работы по оценке зависимости климата от внешних условий начались еще в XIX веке. Шведский ученый Сванте Аррениус, исследуя причины изменения климата, обнаружил связь между концентрацией СО2 и температурой воздуха. Один из самых авторитетных климатологов ХХ века, советский академик Михаил Будыко, уже в 1970–1980-х годах на простых моделях продемонстрировал роль парникового эффекта в глобальном потеплении в своем всемирно известном труде «Влияние человека на климат», эта же работа содержала и первые прогнозы роста средней глобальной температуры, которые успешно оправдались.


Миф второй


До начала XXI века не было научной теории парникового эффекта и влияния парниковых газов на тепловые режимы атмосферы. Нет ни одного достоверного доказательства влияния парниковых газов на климаты Земли.

Комментарий

Помимо аргументов, приведенных выше, это утверждение может быть опровергнуто временем — датой основания Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC), которая была создана Всемирной метеорологической организацией и Программой ООН по окружающей среде в 1988 году. Уже в первом докладе IPCC 1993 года речь шла о влиянии парниковых газов на климат. Помимо классиков — Сванте Аррениуса и Михаила Будыко — в России с этой проблемой десятки лет работают чрезвычайно компетентные специалисты. Назову лишь несколько имен: Игорь Мохов, Александр Кислов, Сергей Гулев. Они активно публикуются как на английском, так и на русском языках, и найти их ранние монографии (среди которых «Влияние человека на климат» и «Теория климата») не составляет труда. Так что заявления об отсутствии научной теории парникового эффекта до 2000 года сродни утверждению о том, что автомобилестроение началось с появления электрокаров.


Миф третий


Во время засухи в Парагвае

Фото: Reuters

Гипотеза о зависимости климата только от одной причины — концентрации в атмосфере парниковых газов — примитивна. В Институте океанологии им. П. П. Ширшова РАН профессором Олегом Сорохтиным разработана физическая теория климата Земли, демонстрирующая зависимость температуры тропосферы (нижнего слоя земной атмосферы) и самой земной поверхности как минимум от семи основных факторов: расстояния между Землей и Солнцем и активности Солнца, давления атмосферы, отражательной способности Земли (ее альбедо), угла прецессии оси вращения Земли, теплоемкости воздуха, влажности и, наконец, поглощения парниковыми газами излучения Солнца и Земли.

Комментарий

Никакой «примитивной гипотезы зависимости климата только от концентрации парниковых газов» в климатологии не существует. Климатическая система — одна из самых сложных систем планетарного масштаба, исследование которой продолжается уже более 50 лет. На данный момент ведущие мировые физико-математические модели Земли — практически виртуальные цифровые двойники нашей планеты, объем кода которых сопоставим с операционной системой Windows. В их рамках пошагово решаются как уравнения атмосферной динамики (Навье—Стокса), так и уравнения баланса тепла, влаги и химических примесей. Речь не идет о «примитивном описании» — модели подробно учитывают все доступные данные о влияющих на климат факторах, включая и семь приведенных в теории Олега Сорохтина.

Сравнениям этой модели с описанием парникового эффекта, например, в модели Будыко—Селлерса (одна из первых в мире) или современной модели Института вычислительной математики РАН (лучшая российская модель, входит в пул моделей IPCC), можно посвятить отдельную статью. Так что модель Олега Сорохтина вряд ли могла быть разработана «в противовес» прочим моделям, а вопрос о том, почему именно ее результаты отличаются от всех остальных, можно решить, лишь сравнивая их на тестовом эксперименте (так, например, сравниваются характеристики производительности процессоров ноутбуков). Пока подобных сравнительных работ не опубликовано.


Миф четвертый


23 сентября 2019 года, в разгар «климатической истерии», 500 ученых, работающих в области климатологии и смежных наук, направили в ООН письмо, утверждавшее, что общераспространенные модели, на которых основана сейчас международная политика в отношении климата, несостоятельны, а требовать бросить на воздух триллионы долларов на основании результатов этих несовершенных моделей «жестоко и поспешно».

Комментарий

В науке письма, к счастью, не являются доказательством или опровержением фактов. Впрочем, в этом случае опровергнуть «письмо 500 климатологов» было бы еще проще: на рубеже 2019–2020 годов 11 258 ученых из 153 стран подписались под открытым письмом об опасности климатических изменений (World Scientists` Warning of a Climate Emergency, опубликовано в журнале BioScience в январе 2020 года), в котором указывали на исключительность и опасность наблюдаемых климатических изменений.

Сами же модели (так называемые физико-математические модели Земной системы, а до этого — модели погоды/климата), по мнению авторов журнала Physics today, являются одним из семи главных научных достижений ХХ века наряду с теорией относительности, расшифровкой генома человека и т. п. Только благодаря моделям прогноза погоды (а они чрезвычайно похожи на климатические) точность прогноза на завтра в среднем поднялась до 97%, что важно, например, для метеорологического обеспечения безопасности авиаперелетов.

Прогнозирование климата с помощью этих моделей в последние десятилетия также демонстрирует успехи. Последние эксперименты по сравнению модельных расчетов с реальностью климатических изменений (см. график №1) показывают: модели, учитывающие только природные факторы, не очень хорошо справляются с воспроизведением планетарной температуры последних 40–50 лет. Учет же антропогенных выбросов СО2 заметно улучшает качество получаемых данных и, в свою очередь, является одним из свидетельств антропогенного характера изменений климата: модели предварительно были проверены на климатах прошлых столетий (о которых мы знаем довольно много), что позволило оценить их как пригодные для климатического прогноза на будущее.


Миф пятый


Во время пожаров в Калифорнии

Фото: Christian Monterrosa / Pacific Press/Sipa USA/Коммерсантъ

Последняя фаза потепления ХХ века, начавшаяся около 1970-х годов, была связана с восходящей фазой 60-летней солнечной активности, тогда как в XXI веке эта активность пошла на спад, что вызовет дополнительное похолодание в ближайшие 30 лет.

Комментарий

Современные данные — как прямых измерений, так и физико-математического моделирования с помощью моделей Земной системы — это не подтверждают. Второе десятилетие XXI века оказалось самым теплым за всю историю метеорологических наблюдений (см. график №2), не обещают похолодания и расчеты на моделях, являвшихся на 2014 год самыми современными (см. график №3).


Миф шестой


Применимость модели парника к атмосфере вызывает вопросы. Парник герметичен, у него есть стенки, а у атмосферы их нет.

Комментарий

Понятие «парниковый эффект» не стоит понимать буквально, хотя оно прижилось именно потому, что интуитивно вызывает ассоциации с похожим процессом нагрева парника. Однако в рассуждениях о нем Земля рассматривается как замкнутая система (никто не говорит о парниковом эффекте в границах, например, Африканского континента), поэтому и необходимости говорить о стенках нет — эффект характерен для всей планеты.


В результате


Во время тайфуна на Филиппинах

Фото: Reuters

Неточности, которые появляются в статьях некоторых российских популяризаторов науки, старающихся писать о климате именно с научной точки зрения, скорее всего, вызваны не их злым умыслом, а недостаточной осведомленностью о методологии исследований и последних достижениях климатологии как науки в принципе. Это легко объяснимо: основная область компетенций таких авторов не связана напрямую с климатическими исследованиями. Более того, порой они ориентируются в своих текстах на устаревшие и непрофессиональные источники (а то и на теории заговора).

Читателям же, желающим разобраться в климатической повестке, хочется порекомендовать обращаться непосредственно к научно-популярным статьям практикующих климатологов (недостатка в таких источниках на текущий момент нет). Это будет на порядок более эффективно — так же, как при ушибе ноги 100% из нас при наличии выбора обратятся к врачу-травматологу, а не, скажем, к отоларингологу. Даже если оба специалиста именитые, уважаемые врачи и часто комментируют разные области медицины.

Павел Константинов, кандидат географических наук, старший преподаватель географического факультета МГУ, глава метеорологического отдела Метеообсерватории МГУ


Комментарии
Профиль пользователя