Коротко

Новости

Подробно

Фото: Angus Mordant / Reuters

Углеводороды теряют фонды

Инвесторы сокращают вложения в активы, связанные с ископаемым топливом

"Регенерация". Приложение от , стр. 2

Более пристальное внимание инвесторов к таким факторам, как воздействие на окружающую среду, социальные эффекты и качество корпоративных практик, привело не только к дополнительному скринингу потенциальных новых вложений, но и отказу от ряда текущих — политика дивестинга коснулась в первую очередь проектов в добыче ископаемого топлива, а также неэтичных бизнесов.


Рост популярности устойчивого инвестирования, то есть выбора вложений с учетом воздействия на окружающую среду и общество, а также качества корпоративного управления (environmental, social, governance — ESG-факторы) закономерно привел крупнейшие фонды и корпорации к отказу от поддержки проектов, в наименьшей степени соответствующих таким критериям.



В основном дивестиции затрагивают проекты, связанные с добычей ископаемого топлива, а также энергогенерацией с его использованием. В качестве аргумента для обоснования решения о прекращении вложений используются прогнозы о снижении долгосрочного спроса на энергосырье по мере роста возобновляемой энергетики. Заметим, что, по прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА) до 2025 года, спрос на нефть вырастет на 5,7 млн баррелей в сутки (примерно на 5%), половина придется на Китай и Индию, после этого рост остановится, а основными источниками удовлетворения растущих потребностей в энергии станут возобновляемые источники и газ. Спрос на уголь, на который в прошлом году приходилось 40% электрогенерации, пока поддерживают развивающиеся страны, однако политика сокращения эмиссии СО2 и переключение на газ приведет к падению угольной генерации в Европе на 5% в год, в США — на 4% в год, ожидают в МЭА.

По данным DivestInvest и проекта 350.org, свыше 1110 организаций с активами под управлением, превышающими $11 трлн, взяли на себя обязательства дивестировать из проектов в области ископаемого топлива. Кроме того, банки, такие как французский Credit Agricole, сокращают кредитование проектов по добыче угля и разработке нефтеносных песков. Эту инициативу поддерживают и страховые компании — к примеру, Axa заявила о прекращении предоставления финансовых гарантий под угольные проекты.

Политика дивестмента стала популярной и среди эндаумент-фондов американских университетов: с 2011 года 35 из них заявили об отказе от вложений в проекты в области ископаемого топлива — все началось с кампании, организованной студентами в одном из американских колледжей, позднее эта практика распространилась и на другие учреждения.

В свою очередь, среди корпораций дивестиции рассматриваются как тренд, противоположный буму сделок слияния и поглощения. В основном такие стратегии ориентированы на концентрацию на ключевом бизнесе компании, что предполагает избавление от непрофильных либо убыточных бизнесов. Так, в ноябре 2019 года ExxonMobil объявила о планах к 2025 году на $25 млрд сократить свои «карбоновые» активы, чтобы сфокусироваться на более прибыльных проектах. К примеру, одна из сделок предполагает дивестиции из около 20 месторождений нефти и газа в Норвегии. Shell с 2016 года вышла из инвестиций в активы стоимостью более $30 млрд, BP после инцидента в Мексиканском заливе дивестировала более $65 млрд.

Строгость применения критериев для дивестмента, однако, может быть различной — иногда в индексные фонды для ESG-инвестирования включаются и нефтегазовые компании, которые лучше других проводят политику повышения устойчивости. Показательно и то, что даже саудовский нефтяной гигант Saudi Aramco, готовясь к IPO, акцентировал внимание инвесторов на том, что добыча каждого барреля происходит с минимальными по сравнению с другими нефтекомпаниями выбросами CO2. Впрочем, учитывая, что лишь 1,5% акций Saudi Aramco торгуются на бирже, а остальные остаются в госсобственности, компания не может считаться устойчивой как минимум по блоку корпоративного управления.

Одним из пионеров тотального применения принципов ESG ко всему портфелю стал Норвежский пенсионный фонд (Government Pension Fund Global, также известный как нефтяной фонд). Под его управлением находятся активы на $1,15 трлн, фонд инвестировал в 9,2 тыс. компаний и является держателем 1,5% всех торгуемых акций. Политика фонда предписывает выбирать только те компании, которые ответственно относятся к окружающей среде, а в октябре прошлого года было объявлено, что фонд не будет вкладываться в компании, исключительно занимающиеся добычей нефти и газа — таким образом в GPFG планировали защититься от снижения цен на энергоресурсы в долгосрочной перспективе. При этом сохранятся инвестиции в нефтепереработку и другие «даунстрим»-проекты.

Изменение политики затронуло вложения в 95 компаний в объеме $5,92 млрд, сообщало правительство страны, однако это существенно меньше, чем если бы фонд вышел из всех нефтегазовых проектов, но интегрированные компании имеют технологические возможности для перехода к возобновляемой энергетике, объяснили свое решение в правительстве (оно принимает ключевые решения по стратегии фонда).

Всего в прошлом году фонд вышел из акций 42 компаний (а с 2012 года — из 282). Хотя прямой запрет действует на вложения в производство и продажу оружия, угольную отрасль (если компания более 30% выручки получает от добычи либо генерации на основе угля) и табачную отрасль, дивестиции касаются в основном компаний, чей бизнес становится «недостаточно устойчивым». Оценка проводится опять же на основе соответствия компании принципам ESG — их нарушение и приводит к дивестингу.

С точки зрения финансовых показателей это привело к снижению возврата на инвестиции с 2006 года на 1,3 процентного пункта (в годовом выражении — на 0,04 процентного пункта). При этом ограничения по отрасли стоили фонду 0,07 п. п. недополученного возврата на инвестиции, тогда как дивестинг из-за нарушения принципов ESG, напротив, повысил доходность на 0,03 п. п. В фонде указывают, что такая политика минимизирует долгосрочные риски падения стоимости компаний из-за получения штрафов или утраты конкурентного преимущества по сравнению с более продвинутыми игроками на рынке.

Учитывая тот факт, что норвежский фонд является крупнейшим инвестором в публичные активы в мире, его примеру следуют и другие участники рынка. Amundi, десятый по величине фонд с активами под управлением в $1,55 трлн, также принял политику, запрещающую инвестировать в компании, которые получают более 30% выручки от угля.

В начале года о коренной смене стратегии с фокусом на устойчивое инвестирование объявила и BlackRock — крупнейшая в мире управляющая компания ($7 трлн активов под управлением), которая долгое время отказывалась выходить из бизнесов, связанных с ископаемым топливом. Новая политика, однако, предполагает дивестиции из компаний, более четверти выручки которых поступает от угля. «Изменение климата является реальной угрозой, поэтому компании, инвесторы и правительства должны подготовиться к значительному перераспределению капитала»,— заявил тогда CEO BlackRock Ларри Финк, пообещав оценивать ESG-факторы «с той же скрупулезностью, что и традиционные финансовые показатели». В письме клиентам он также отметил, что с учетом уровня риска такая оценка обеспечит лучший возврат на инвестиции.

Татьяна Едовина


Комментарии
Профиль пользователя