Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

«Сама по себе процедура уже противоречила Конституции»

Юрист в эфире “Ъ FM” — о решении КС по поправкам к Основному закону

от

Конституционный суд признал законным обнуление сроков президента. Положительное заключение по поправкам к Основному закону направлено Владимиру Путину. КС рассмотрел их за два дня. Как пояснил сопредседатель рабочей группы по поправкам Андрей Клишас, у Конституционного суда появились основания позволить Путину участвовать в выборах в 2024 году, так как они содержатся в самом законе о поправках. Ведущий “Ъ FM” Марат Кашин обсудил решение КС с доктором юридических наук, бывшим членом совета по правам человека при президенте Ильей Шаблинским.


— С моей точки зрения, у Конституционного суда не было оснований признавать сам по себе порядок и процедуру внесения этих поправок конституционными, она не соответствовала статье 136. В этом легко убедиться, если просто заглянуть в Конституцию. При этом Конституционный суд за два дня вроде бы должен был оценить конституционность всех этих 300 или 400 поправок. Сама по себе процедура уже противоречила Конституции, и полномочий таких у Конституционного суда не было. Боюсь, что это решение будет одним из самых некрасивых в истории нашего конституционного правосудия.

— Давайте вспомним события 1998 года: когда тот же Конституционный суд не позволил Борису Ельцину переизбраться на третий срок. При этом, наверное, вы согласитесь со мной, что нынешнее решение КС было ожидаемым, никто не сомневался, что так будет. Почему?

— Да, оно ожидаемое и, я полагаю, вынужденное. Какой фактор тут играл роль? Думаю, фактор страха. В 1998 году все было не совсем так. Да, Конституционный суд вполне в рамках своих полномочий толковал статью 81, и указал, что первый президентский срок у Ельцина начался с 1991 года, даже до принятия Конституции, и очень четко указал, что 1991 год — это один срок, 1996 год — второй срок. Хотя надо сказать, что тогда Ельцин уже сообщил, что не будет выдвигать свою кандидатуру, но никаких сомнений нет, что Конституционный суд себя чувствовал более свободно.

— Сейчас президент рекомендует чуть ли не половину состава Конституционного суда.

— Сейчас президент, как и раньше, имеет порекомендовать кандидатуру каждого судьи. Просто из нынешних 15 членов 11 были назначены при Владимире Путине, кто-то, по-моему, при Дмитрии Медведеве, и только четверо судей назначены до 2000 года. Это играет роль определенную.

— Юридически этот закон уже можно считать принятым? И общенародное голосование, которое пройдет 22 апреля, нужно только для того, чтобы придать ему какой-то легитимный характер?

— Да, по Конституции эти поправки после одобрения их региональными законодательными собраниями, не менее чем двумя третями субъектов, уже вступили в силу — все. Даже без подписи президента, даже без голосования и без решения Конституционного суда. Они вступили в силу. Но в этом законе президент выразил так свою волю: он их будет считать вступившими в силу только после голосования. Это не соответствует Конституции. По-моему, это сейчас никого особенно уже не волнует. А что касается голосования — просто нет никаких гарантий нормального контроля за этим голосованием никаких. Общественная палата будет выдвигать наблюдателей, но, увы, она у нас является придатком власти.

Комментарии
Профиль пользователя