Коротко

Новости

Подробно

Фото: Richard Drew / AP

Доллар как лекарство от всего

ФРС снова лечит мировые рынки неограниченной ликвидностью

от

Федеральная резервная система США экстренно снизила учетную ставку до минимального уровня — 0–0,25% годовых. Одновременно центробанки пяти крупнейших экономик — США, Канады, Великобритании, Японии и зоны евро — скоординированно запускают механизм практически неограниченных валютных свопов. Долларовая ликвидность с утра обеспечена на всех остальных рынках — в последний раз такой инструмент включался в 2008 году после банкротства Lehman Brothers, действовал до 2011 года и отчасти был причиной последующих проблем с ценообразованием на фондовые активы. Впрочем, альтернативы этой стратегии у ФРС в условиях сильного шока, по существу, нет.


ФРС США на внеочередном заседании снизило учетную ставку до уровня 0–0,25%. Это снижение на два шага после также внеочередного снижения ставки на заседании 3 марта, тогда она была также снижена на два шага. Всего за две недели ставка ФРС потеряла не так много — один процентный пункт, однако, собственно, именно этот процентный пункт отделял финансовую систему США, сохранявшую условно положительную реальную ставку, от Евросоюза, живущего в условиях нулевой ставки и вынужденного оперировать в денежно-кредитной политике выкупом активов как основным инструментом.

Лишь один член совета ФРС, Лоретта Местер, проголосовала против этого решения, впрочем, по ее мнению, верным решением было бы снижение ставки не на 0,5 п. п., а на 0,25 п. п., все прочие решения она поддерживает. Основную причину происходящего не имеет смысла долго объяснять — это предстоящий (и, очевидно, уже реализующийся в мировой экономике) спад глобального спроса, ФРС пытается противостоять этому и в национальной экономике США, и в какой-то степени во всем мире.

Очевидно, что локальная цель решения — предотвратить новую волну обвала фондовых рынков, сейчас реагирующих на быстрое распространение пандемии коронавируса в странах Европы, в первую очередь в Италии, Франции и Испании.

Одновременно ФРС и четыре крупнейших мировых центробанка — Банк Англии, Банк Японии, Банк Канады и Швейцарский национальный банк — выступили с заявлением о скоординированных действиях по предоставлению на национальных рынках ликвидности в долларах по механизмам валютных свопов по цене «ставка OIS плюс 0,25 п. п.». Дефицит долларовой ликвидности в мире, в том числе в зоне евро, видимо, был ответственным за ряд нестандартных явлений на мировых финрынках с резервными активами (например, стабильное падение цен на золото и другие драгметаллы), искажал ценообразование на мировых рынках и угрожал стабильности, в том числе, расчетных операций и локальных банковских систем. Соглашение о свопах на доллар с основными мировыми валютами (исходно только ФРС и ЕЦБ, соглашение 2007 года) было запущено в действие в сентябре 2008 г. после банкротства Lehman Brothers и обвала мировых фондовых рынков. Активно этот механизм использовался до 2015 года (причем сеть своповых соглашений была заключена между всеми пятью участниками этого договора), в 2013 году соглашение о валютном свопе по схожему формату было заключено ЕЦБ с нацбанком Китая, однако большого значения операции в нем никогда не играли. В начале 2016 г. в системе свопов были совершены последние операции в евро, долларах и швейцарских франках.

Практически все центробанки, участвовавшие в подготовке новой системы скоординированных действий, объявили в последние дни о собственных мерах по поддержке национальных или союзных (как в случае с зоной евро) экономик различающимися наборами инструментов. Текущее неограниченное предоставление ликвидности формально ограничено 84 днями и будет реализовываться на еженедельной основе в дополнение к нынешним недельным операциям. Отметим, впрочем, что такие временные решения почти неизбежно трансформируются затем достаточно сложными путями в среднесрочные и транслируются в системное искажение цен на активы, в первую очередь фондовые, становясь таким образом предметом экстренных мер в будущих раундах финансовых проблем через несколько лет. В текущей ситуации и у ФРС, и у ЕЦБ, и у всех остальных центробанков, которые будут участвовать в происходящем, есть почти железное оправдание: в случае успеха борьбы с «коронавирусным» по происхождению обвалом действующие стимулирующие меры действительно выглядят как короткое и временное решение, которое в будущем сменится нормальностью. Комитет по открытым рынкам ФРС, отметим, вчера уверенно подтвердил инфляционный ориентир для США — это по-прежнему 2% годовых.

В случае с Россией происходящее, в первую очередь решение ФРС США, дает основания совету директоров Банка России в эту пятницу принимать в любом случае менее сложное решение — необходимость в значимом повышении ключевой ставки ЦБ дополнительно снижается.

Впрочем, в отдельных заявлениях представителей Банка России в последние дни будущее потенциальное ускорение инфляции из-за эффекта переноса валютного курса однозначно трактуется как довольно сильный, но ограниченный во времени фактор (на этот тип факторов ЦБ мерами ДКП в стандартной ситуации не реагирует). Теперь нельзя исключать даже снижения Банком России ключевой ставки.

Проблема сейчас лишь в том, что решение ФРС сильно сократило для регулятора возможности дальнейшего воздействия на рынки, действующие на катастрофических ожиданиях. Никто не может гарантировать, что допинг, предоставленный мировой финансовой системе 16 марта, не нужно будет повторять через неделю-две при появлении новых фактов или даже более твердых ожиданий о развитии пандемии в Европе — в этом случае возможностей действовать у ФРС будет немногим больше, чем у ЕЦБ. Впрочем, альтернатив у ФРС США, видимо, не было — снижение ставки на 0,25 п. п., вероятно, было бы воспринято инвесторами как осторожность и подогрело бы апокалиптические настроения, к которым инвесторы оказались предельно склонны.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя