Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

«В какой-то момент правоохранительная система становится уж очень либеральной»

Дмитрий Дризе — о приговоре экс-главе Банка Москвы

от

14 лет за растрату заочно: Мещанский суд столицы вынес приговор экс-президенту Банка Москвы Андрею Бородину. Вместе с ним по делу проходили еще четверо бывших руководителей кредитной организации — они получили от шести до 12 лет лишения свободы. Проблема в том, что все фигуранты находятся в Великобритании, и Лондон официально отказал Москве в их выдаче. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе считает, что это дело со временем войдет в учебники истории России.


Это не просто детективная история, а, можно сказать, роман с криминальным и, естественно, политическим оттенком. Андрей Бородин некогда возглавлял Банк Москвы, который еще 10 лет назад являлся опорным финансовым институтом московской мэрии, а также, как практически официально считалось, лично Юрия Лужкова и отчасти его супруги Елены Батуриной.

28 сентября 2010 года президент Дмитрий Медведев отправил Лужкова в отставку с жесткой формулировкой — «в связи с утратой доверия». Это сопровождалось чередой скандалов, а также знаменитым фильмом НТВ под названием «Дело в кепке». В картине наряду с опальным тогда московским мэром упоминался и Андрей Бородин как его личный кошелек.

Вскоре, в феврале 2011 года, проходила сделка века по покупке контрольного пакета Банка Москвы у столичной мэрии государственным ВТБ. Позже новые владельцы обнаружили в приобретенном активе дыру в 366 млрд рублей, которые были попросту выведены в офшоры. Кто был их владельцем, догадаться нетрудно — Андрей Бородин.

И вот после этого начинается самое интересное. Следственный комитет возбудил дело против Бородина и других руководителей Банка Москвы по факту фактически ограбления собственной организации. Однако все они благополучно отбыли в Лондон, где находятся и по сию пору.

В 2013 году Андрей Бородин получил бессрочное политическое убежище в Великобритании. В многочисленных интервью он рассказывает о рейдерском захвате своего банка со стороны группы лиц, аффилированных с властью, и о том, как его нещадно третировал лично президент Медведев.

Саму сделку, конечно, трудно назвать идеальной со всех сторон. Как бы то ни было, прошло без малого семь лет, и Бородин получил беспрецедентный приговор — 14 лет лишения свободы за растрату.

Ключевым аргументом в деле является кредит компании «Премьер Эстейт» — предприятие собиралось финансировать большую стройку в районе Очаково-Матвеевское. Главным подрядчиком была компания Елены Батуриной «Интеко». Проект так и не был реализован, однако деньги в Банк Москвы не вернулись. Вдова экс-мэра Москвы, к слову сказать, по делу проходит свидетелем.

Бородин, конечно, осужден. Только вот проблема в том, что лишь заочно. Андрей Фридрихович как пребывал в Лондоне, так и продолжает там пребывать. Равно как и другие беглые банкиры — например, Сергей Пугачев, который также в чем только на родине ни обвиняется.

Чем показательна эта история?

Наша бескомпромиссная правоохранительная система, способная жестко покарать за брошенный в полицейского пластиковый стаканчик, в какой-то момент становится очень уж либеральной.



Особенно когда дело касается больших денег и так называемой политической составляющей. Фигуранты, несмотря на всю строгость российского закона, в последний момент ускользают от карающего меча правосудия и оказываются в Лондоне. И вряд ли даже приговор к 14 годам как-то повлияет на их безбедную жизнь на Туманном Альбионе.

Почему так происходит? Оставим этот вопрос без ответа. Есть, конечно, мнение, что для посадки «больших» людей у нас требуется политическое решение. Когда его нет, органы как бы не торопятся — мало ли что, потом себе дороже выйдет.

Еще важно отметить, когда возникают подобные дела, говорят: «Что, Бородин? За что его "кошмарят"? Наверное, дорогу кому-то перешел, не иначе. Непонятно, он действительно украл или за политику страдает? Или с кем поссорился или не поделился?» Отсюда и политическое убежище в Великобритании не проблема. Этот нехороший симптом называется отсутствием доверия к государственным институтам. В чем-то это страшнее коронавируса.

Комментарии
Профиль пользователя