Все это причально

Арбитраж решил, что пермский порт контролируют иностранцы

Судебный спор о принадлежности акций АО «Порт Пермь» вышел на новую стадию. На минувшей неделе арбитраж признал недействительной серию сделок с ценными бумагами общества в 2011–2016 годах. Он согласился с версией ФАС, что таким образом контроль над стратегическим предприятием получил иностранец Чарльз Батлер. К такому выводу суд пришел на основе оценки совокупности косвенных доказательств. Представители АО «Порт Пермь» и ответчиков с решением не согласны. По их мнению, порт уже не является стратегическим предприятием, а его контрольный пакет контролируется гражданами России.

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Арбитражный суд Пермского края частично удовлетворил иск ФАС РФ о признании недействительными 14 сделок с акциями АО «Порт Пермь». Этот судебный спор длится с 2017 года. По версии антимонопольного органа, в 2011 году косвенный контроль над стратегическим предприятием, которым является порт, установила группа лиц, подконтрольная иностранцу Чарльзу Батлеру. Посредством целой серии сделок по продаже и допэмиссии акций владельцами контрольного пакета стали Аmager, Bosworth и физлицо — гражданка России Анна Сайгина. Все они связаны с господином Батлером. Это нарушает положения закона «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства».

В ноябре 2017 года в удовлетворении исковых требований было отказано в полном объеме в связи с пропуском срока исковой давности. Позже это решение подтвердила апелляционная и кассационная инстанция. Суды сочли, что о предстоящей сделке ФАС была уведомлена в 2011 году, но никаких действий в установленный законом трехлетний срок не предприняла. В прошлом году Верховный суд вернул дело на новое рассмотрение в краевой арбитраж.

В ходе повторного процесса представители ФАС, ссылаясь на письмо ФСБ, вновь настаивали на том, что порт находится под косвенным контролем Чарльза Батлера. В материалах суда упоминается также опрос бывшего директора порта Марека Кинцла, который выступил на процессе в качестве свидетеля и подтвердил версию ФАС о контроле Чарльза Батлера над стратегическим объектом.

Все семь ответчиков по делу просили отказать в удовлетворении исковых требований. Так, иностранные компании и физлица представили выписки из национальных реестров о том, что они не аффилированы с Чарльзом Батлером и принадлежащими ему структурами. Сделки с акциями они проводили исходя из собственных коммерческих интересов. Представители АО «Порт Пермь» (третье лицо) также повторили доводы о пропуске антимонопольным органом срока исковой давности. Письмо ФСБ, по мнению порта и ряда ответчиков, не может считаться доказательством, так как не является результатом оперативно-разыскной деятельности. Информацию, которую представил суду господин Кинцл, ответчики также не считают допустимым доказательством. По их данным, он аффилирован бенефициару миноритарных акционеров порта Дмитрию Федорову, с которым у ответчиков конфликт.

Ответчики настаивали и на том, что пермский порт уже не является доминирующим хозяйствующим субъектом на рынке соответствующих услуг вследствие структурных изменений транспортной инфраструктуры страны, которое привело к снижению роли портов в перевозке грузов. Следовательно, он не является стратегическим объектом.

Суд согласился с доводами ответчиков, что данные, которые приведены в письме ФСБ, не могут быть признаны доказательствами по делу. В решении указано и на то, что данных об установлении контроля над портом со стороны иностранцев нет и в каждом по отдельности документе, которые представила ФАС. Вместе с тем суд пришел «к внутреннему убеждению», что об этом свидетельствует совокупность косвенных доказательств, которые подтверждаются опросом Марека Кинцла. Его пояснения, как указано в решении, ответчиками не опровергнуты. «По сути, позиция ответчиков строится на оценке положенных в основу иска обстоятельств, каждого в отдельности, исключительно с юридической точки зрения»,— указывается в решении.

В итоге суд решил признать недействительными ряд сделок, которые совершались в период с 2011 по 2016 год. В то же время он отказал в удовлетворении требований ФАС о применении последствий их недействительности и приведении сторон в первоначальное положение.

Источники, близкие к ответчикам, отмечают, что те с выводами суда не согласны. «Это лишь решение первой инстанции, на которое будет подана апелляционная жалоба,— говорит собеседник “Ъ-Прикамье”.— Ситуацию мы воспринимаем как продолжение корпоративного конфликта с Дмитрием Федоровым». По мнению ответчиков, суд не учел, что фактически порт сейчас контролируется гражданами РФ Федоровым и Сайгиной, которым принадлежит более половины голосующих акций. В связи с этим претензии ФАС по поводу контроля иностранного инвестора стали беспочвенными. Суд также должным образом не оценил доводы, что предприятие уже не является стратегическим в силу объективных причин.

«31 декабря 2019 года постановлением правительства РФ был утвержден прогнозный план приватизации на 2020 год, в который были включены причальные стенки порта, то есть федеральные власти не считают пермский порт стратегическим. Более того, прекращено государственное регулирование в отношении услуг, оказываемых в речных портах. Тем самым констатируется, что рынок услуг в портах не находится в состоянии естественной монополии и не нуждается в регулировании, а значит и предприятие не является стратегическим»,— утверждает источник. Также, по его данным ответчики считают, что выводы суда основаны исключительно на предположениях и показаниях Марека Кинцла, «имеющего личный интерес в исходе дела».

Дмитрий Астахов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...