Коротко

Новости

Подробно

Фото: "Коммерсантъ FM"

«Я практически убежден, что ЦБ поднимет процентную ставку»

Евгений Коган в эфире “Ъ FM” — о курсе рубля

от

Российская валюта повторила падение, которое произошло в понедельник: на торгах Мосбиржи курс доллара вырос до 75 руб., евро стоит более 84 руб. Снижается также индекс Мосбиржи и капитализация большинства российских компаний. Во время предыдущего падения рубля, 10 марта, власти приняли целый комплекс мер, чтобы затормозить процесс. Например, Минфин продал на рынке иностранную валюту на сумму более 3,5 млрд руб. А Центробанк на месяц отказался от закупок валюты в рамках бюджетного правила. Ведущий Рамаз Чиаурели, экономический обозреватель “Ъ FM” Константин Максимов и президент инвестиционной группы «Московские партнеры» Евгений Коган обсудили возможные варианты развития событий на рынках и с курсом рубля.


Рамаз Чиаурели: Меры, принятые фискальными властями, оказались неэффективными?

Константин Максимов: Они остудили немного пыл, но оказались недостаточными. И глобально те шаги, которые предпринимают, оказываются недостаточными, причем мы это можем говорить и в случае с Соединенными Штатами. Речь Дональда Трампа, мягко говоря, на Уолл-стрит восприняли как странную. Если ты говоришь о стимулирующих мерах, так говори о стимулирующих мерах, а не так, что мы вот тут что-то делаем, а потом ограничиваем связь с Европой, как это по факту получилось. То же самое происходит с Европейским центральным банком. Вроде как вы ждете от него стимулирующих мер, а они получаются не адресными — и 10-процентное падение. Плюс ко всему усиливается такой эффект наложения одного фактора на другой.

Нас, Россию, конечно, сейчас рассматривают еще и через призму ценовой войны на рынке нефти, через призму углеводородного сырья и реалий. Недаром Алексей Кудрин говорил о том, что у нас будет в «лучшем» случае при нынешних условиях и реальности нулевой рост.

Как российский финансовый рынок возобновил снижение

Читать далее

Р.Ч.: Евгений Борисович, к вам аналогичный вопрос: почему после короткой передышки снова происходит обвал на российском фондовом рынке?

Евгений Коган: Вы понимаете, это обвал не на российском фондовом рынке. Более того, мы к этому имеем очень опосредованное отношение, исключительно потому, мы просто часть мирового рынка. Мы рынок углеводородов: падают цены на нефть — соответственно, падает Россия. Но в первую очередь весь мир смотрит сегодня на Америку. Американские фондовые рынки падали на максимально разрешенную величину два раза.

К.М.: Я, в свою очередь, попрошу вас попытаться спрогнозировать какие-то такие полярные шаги, которые могут быть приняты нашими властями. Мы понимаем, что рынок сейчас начинает рассуждать о возможном увеличении процентной ставки со стороны российского Центрального банка, как об ответном шаге.

Е.К.: Я практически убежден, что наш Центральный банк поднимет процентную ставку на 1,5 или 2 процентных пункта. Почему? Чтобы это соответствовало примерно ценам и доходностям на нашем долговом рынке. Это будет делаться для защиты прежде всего нашего рубля, для повышения аттрактивности нашего рынка. Честно говоря, я бы этого не делал сейчас в принципе, потому что это будет бить опять же по нашей экономике. Но, скорее всего, такие меры будут приняты.

Что еще? Я слежу за торгами, рублем. В тот момент, когда наш рубль мягко снижался, было такое ощущение, что кто-то приходил на торги и пытался приостановить это мягкое снижение. У меня такое ощущение, что были проведены беседы, наверное, с рядом руководителей наших крупных экспортеров. Судя по всему, они тихонечко сбрасывали валюту — просто было видно, что какие-то крупные игроки потихоньку поддерживают наш рубль.

К.М.: С учетом текущей динамики, всех заявлений, которые звучат, как вы думаете, способен ли кто-то сейчас просто какими-то стимулами хотя бы попытаться приостановить волну глобальных распродаж?

Е.К.: В мире есть финальная, конечная инстанция — это Федеральная резервная система (ФРС). Я не удивлюсь, если она будет накачивать рынок ликвидностью. Я наблюдаю сегодня тотальную распродажу, причем на рынке золота, даже в криптовалютах, то есть в защитных, спасительных гаванях, где все стояло и даже росло. Почему? Да потому что просто дефицит ликвидности. У людей маржин-коллы, люди вынуждены продавать все что угодно.

Так вот, я думаю, что первым делом ФРС предоставит ликвидность через аукционы репо, через предоставление кредитов банкам и так далее. Речь может идти как о $500 млрд, так и большей сумме.

Дональд Трамп очень сильно давит на ФРС, чтобы они еще снизили ставку еще на 50 базисных пунктов. Я не удивлюсь, если они сделают это до заседания, которое должно пройти 18 марта. Вполне могут, потому что они достаточно оперативно реагируют. Более того, ФРС, в отличие от нашего Центробанка, отвечает не только за монетарную стабильность и монетарную политику, но еще и за экономический рост — сейчас его нужно поддержать. Поэтому я не исключу, что они могут и предоставить ликвидность, и понизить процентную ставку, и так далее. Сможет ли это все остановить падение? Весьма возможно. Сможет ли это развернуть тренд? Не уверен, но по крайней мере успокоить рынки может.

Наконец, последнее: американцы уже закрыли границы для европейцев. А что им стоит взять да остановить рыночные торги? Почему сегодня так сильно падают американские биржи? Американцы напуганы, они боятся, что вдруг остановят торги, и на всякий случай предпочитают продавать какие-то ликвидные активы, чтобы был кэш.

Р.Ч.: А что все-таки могут сделать наши власти, чтобы притормозить этот тренд, это падение? И могут ли?

Е.К.: Могут. Во-первых, предоставить ликвидность нашим ведущим банкам. Но у нас же все наоборот, могут как раз поднять процентную ставку. Во-вторых, никто не отменял вербальные интервенции.

Комментарии
Профиль пользователя