Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Баррель в стакане воды

Рынок отказался от игры в конец света под влиянием новых вводных

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Новая правительственная комиссия по повышению устойчивости развития российской экономики проведет первое заседание уже сегодня и будет обсуждать, вопреки ее исходному предназначению, скорее не «коронавирусные», а «нефтяные» проблемы. Впрочем, вторник решил самую острую краткосрочную проблему Белого дома — обвал на мировых рынках через сутки сменился отскоком, в том числе цены нефти. Рубль, в том числе в силу решительных действий Банка России и Минфина, потерял меньше, чем ожидалось. В текущей ситуации Минфин не ожидает даже краткосрочной рецессии в экономике.


Открытие торгов 10 марта на Московской бирже, в случае если бы паническая распродажа акций на мировых рынках продолжилась, обещало для российских активов «обвал десятилетия». Снижение цены Brent за сутки на 30%, до $34 за баррель, на международных площадках уже вызвало обвал котировок рубля до 74 руб./$ и акций российских эмитентов на 7–22%, и были все причины ожидать того же и на площадках в России.

Но за сутки обвал в Нью-Йорке и Лондоне обернулся отскоком, Brent и WTI вернули себе около 10% цены (во вторник вечером Brent стоил чуть более $37 за баррель, на $5 меньше «цены отсечения» в бюджете РФ), и в момент, когда российский рынок должен был падать, мировой активно рос.

Отметим, Банк России еще до старта торгов выступил с упреждающим объявлением фактически о начале валютных интервенций. Текущее отклонение нефтяных цен от порога «бюджетного правила» потребует в апреле 2020 года продажи валюты Фонда национального благосостояния — ЦБ же объявил, что делать это возможно прямо сейчас, с 10 марта, в объемах, которые, видимо, соответствуют текущему «недобору» Минфином нефтегазовых доходов — хотя сумма недополученного за сутки, конечно, в принципе не могла оказать значимого влияния на рынок.

Второй механизм купирования возможной паники задействовал Минфин, объявивший о приостановке новых аукционов ОФЗ. В итоге рубль, на старте торгов на Мосбирже на мгновения провалившийся до 81 руб./$, стабилизировался в районе 72 руб./$ и имел тенденцию к дальнейшему укреплению. Биржевые индексы за день потеряли 8–13% — существенно меньше ожидаемого. Панику сменило всеобщее недоумение — не случилось ни катастрофы, ни чудесного спасения.

Сутки в такой ситуации мало что решают — главными мировыми триггерами остаются коронавирус и будущие стратегии ОПЕК и России на мировом нефтяном рынке, оба фактора непредсказуемы.

В текущих рамках, констатировал во вторник замглавы Минфина Владимир Колычев, нет оснований ожидать даже краткосрочной рецессии в экономике РФ в 2020 году, а при сохранении цены нефти на уровне $35 за баррель правительство даже сможет завершить сделку по выкупу Сбербанка у ЦБ до конца 2020 года — то есть Минфину не потребуется даже осенней чисто технической правки бюджета.

Впрочем, в любом случае снижение цен нефти совсем не затронуть экономику России не может. Сегодня первый вице-премьер Андрей Белоусов должен провести первое заседание новой правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики. Комиссия создана 5 марта и исходно должна была обсуждать экономические проблемы, связанные с мировыми эпидемиями коронавируса — в частности, изменение спроса на российский экспорт в КНР и ЕС (крупнейшие торговые партнеры РФ). Сейчас комиссии, собирающейся раз в две недели, видимо, больше придется заниматься проблемами, связанными с влиянием новых нефтяных цен: несмотря на то что федеральный бюджет защищен ФНБ от конъюнктурных колебаний, и для негосударственного сектора экономики, и для регионов, зависящих от налогов на прибыль, спад доходов будет не менее ощутим, чем снижение деловых настроений и отток инвестиций.

Первый зампред ЦБ Ксения Юдаева, выступая во вторник в Госдуме, оценила риски выхода ситуации в финансовой сфере из-под контроля как минимальные — Банк России считает, что в качестве ответа на происходящее рационально дать системе «больше гибкости», а «откровенно слабых банков» в банковском секторе РФ сейчас просто нет. Напомним, в сценариях ЦБ рассчитывается в том числе стрессовый сценарий, последний вариант опубликован в сентябре 2019 года. Он предусматривает падение цен на нефть до $20 за баррель с последующим медленным восстановлением. В этом сценарии (очень похожем на «коронавирусный» для всего мира с более тяжелой, чем наблюдается сейчас, версией последствий), в РФ инфляция в течение года вырастет до 7–8%, годовая рецессия составит 1,5–2% и сменится затем ростом ВВП на текущих уровнях, прирост кредита физлицам должен быть нулевым. С этого момента вводные принципиально не изменились, кроме меньшей инфляции и более высоких прогнозов ВВП РФ: можно предположить, что в новой ситуации даже при нефти в $20 до конца года за баррель речь может идти об инфляции в 6% годовых и рецессии на уровне ниже 1% ВВП. Этот прогноз не включает в себя паническое поведение игроков финансовых рынков, события же 10 марта снижают его вероятность в краткосрочном будущем, но пока не исключают.

Дмитрий Бутрин


«Кремль все заранее просчитал»

Мировые финансовые рынки обвалились 9 марта, так как участники сделки ОПЕК+ не смогли договориться о дополнительном сокращении добычи нефти. Кризису также способствуют новости о распространении коронавируса по всему миру. Что пишут о происходящем СМИ США, Европы и Азии — в подборке “Ъ”.

Читать далее

Комментарии
Профиль пользователя