Коротко

Новости

Подробно

Фото: Piroschka Van De Wouw / Reuters

В соответствии с «Буком» закона

В Нидерландах начался суд по делу о катастрофе MH17

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В понедельник в судебном комплексе Схипхол под Амстердамом начался суд по делу о катастрофе самолета Boeing 777, следовавшего рейсом MH17 из Амстердама в Куала-Лумпур 17 июля 2014 года. Уголовный процесс должен дать ответ на вопрос: виновны ли бывший министр самопровозглашенной Донецкой народной республики Игорь Стрелков (Гиркин) и трое его подчиненных — двое россиян и один украинец — в уничтожении этого самолета. Начальный этап разбирательства посвящен «инвентаризации» всех имеющихся сведений, однако уже в первый день в деле всплыли доселе неизвестные подробности.


Стулья, люди, ЗРК


«Правда, только правда, и ничего кроме правды»,— табличка с этой надписью была воткнута в газон рядом с расставленными около российского посольства в Гааге почти тремястами белыми стульями. Их принесли активисты накануне начала судебного заседания — причем выставили в порядке, имитирующем рассадку на борту самолета. «Для меня это очень красивый символ всех 298 человек, которые были на борту и погибли. Их больше нет. Мой брат так и не вернулся,— прокомментировал акцию один из родственников жертвы авиакатастрофы.— Идея состоит в том, чтобы четко и ясно показать России: она должна взаимодействовать со следствием».

Свидетельства отсутствия такого взаимодействия были весьма очевидными — на процессе не было всех трех россиян, обвиняемых в соучастии в убийстве находившихся на борту пассажиров и уничтожении самолета в небе над Донбассом. Речь идет о бывшем министре обороны самопровозглашенной Донецкой народной республики Игоре Стрелкове (Гиркине), его подчиненных Олеге Пулатове и Сергее Дубинском. Отсутствовал, впрочем, и четвертый фигурант дела, еще один подчиненный господина Гиркина — украинец Леонид Харченко.

Единственный подсудимый, отправивший на суд своих представителей,— Олег Пулатов. Его интересы защищают два голландских адвоката, а также российский юрист Елена Кутьина, известная телезрителям по программе «Дела семейные», где она в роли судьи помогала героям решать проблемы с настырными тещами и нерадивыми сватьями.

Позицию обвиняемых сформулировал сам господин Стрелков еще в июне 2019 года, когда власти Нидерландов объявили о предъявлении ему обвинений. «Ополчение Boeing не сбивало, и больше не даю никаких комментариев»,— заявил господин Стрелков, не пояснив, означают ли его слова, что российские военные также не имеют отношения к уничтожению лайнера. Сергей Дубинский тоже отверг обвинения в свой адрес, остальные два обвиняемых комментариев не давали.

Дела уголовные


«Многие люди очень долго ждали начала этого процесса»,— начал заседание в особо охраняемом комплексе Схипхол председатель суда Хендрик Стинхейс. По его словам, суду предстоит изучить 36 тыс. страниц материалов по делу и «невероятный объем мультимедиафайлов». «Изучение свидетельств будет очень травматичным и эмоциональным. Жертв очень много, много и их наследников»,— пояснил господин Стинхейс.

Первые две недели процесса, однако, будут посвящены не рассмотрению дела по существу, а «инвентаризации» имеющихся сведений. Состоящий из пяти человек суд уже пояснил, что 49 человек изъявили желание выступить во время заседания, 82 захотели объясниться письменно, однако эти цифры не окончательные. 84 человека собираются требовать денежные компенсации. Ожидается, что весь процесс займет несколько месяцев и всех подозреваемых в рамках дела будут судить отдельно: то есть фабулу огласят в отношении всех, а доводы защиты будут слушаться для каждого из обвиняемых по отдельности.

В первый день в суде зачитали имена всех погибших, рассказали о технических особенностях процесса и подтвердили, что никто из обвиняемых в суде не присутствует. Прокуратура подчеркнула, что суд не будет рассматривать вопрос, должна ли была Украина закрыть воздушное пространство, так как это не освобождает виновных в уничтожении лайнера от ответственности. Кроме того, отдельно было упомянуто, что большую роль в расследовании сыграли гражданские активисты и журналисты, а следствие изучило и всю информацию, переданную российской стороной, и сделанные на пресс-конференциях заявления.

«Экипаж "Бука" нажал на кнопку пуска ракеты. Но именно Гиркин, Дубинский и Пулатов запрашивали переброску "Бука" для выполнения своих задач, они же инструктировали экипаж, они же с восторгом обсуждали уничтожение самолета, а затем они же приказали уничтожить улики»,— суммировали роль обвиняемых прокуроры.



Они подчеркнули, что обвиняемые вполне могли считать, что ведут огонь по украинскому военному самолету.

Во время обнародования позиции обвинения в деле был обозначен интересный факт — если раньше после расследования исследовательской группы Bellingcat считалось, что за переброской уничтожившего самолет "Бука" на Украину стоял офицер ГРУ Олег Иванников, то теперь позиция изменилась. С точки зрения прокуроров, ЗРК, транспортировкой которого занимался господин Иванников, не доехал до территории Украины, а Boeing был уничтожен другим «Буком». То есть с территории России были отправлены два комплекса, а не один.

Защита Олега Пулатова, взяв слово, заявила, что также шокирована трагедией, однако намерена «уважительно защищать его невиновность».

Отрицание, торг, иллинойский суд


Россия юрисдикцию голландского суда не признает. Как накануне напомнила представитель МИДа Мария Захарова, действия властей Нидерландов свидетельствуют о давлении на суд. По ее словам, следствие игнорирует переданную Россией информацию и пытается внушить публике мысль о безупречности проведенного расследования. «Все это запущено для того, чтобы компенсировать имеющиеся пробелы в доказательной базе и скрыть подтасовку фактов под заранее выбранную версию»,— пояснила госпожа Захарова.

Напомним, что один из подсудимых стартовавшего в понедельник суда, Игорь Стрелков, уже был признан виновным по тому же поводу — но не в Нидерландах, а в США. Это произошло после того, как семьи 25 погибших в катастрофе обратились в суд Северного округа штата Иллинойс. Согласно американским законам, суды имеют право рассматривать совершенные за границей военные преступления (а трагедию с рейсом MH17 относят именно к этой категории), даже если граждане США в них не пострадали.

Согласно приговору суда, Игорь Стрелков должен выплатить каждому из истцов порядка $20 млн, а в общей сложности — $400 млн. Однако и сами родственники погибших, и их адвокаты признали, что это скорее символическое достижение, потому что таких денег у господина Стрелкова нет. Впрочем, как тогда заявил “Ъ” сам экс-командующий силами ДНР, он «не признает ни это, ни какое-либо другое решение судов иностранных держав».

Алексей Наумов, Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя