Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Температуру яблок измерит полиция

Воронежская плодово-ягодная компания получила уголовное дело вместо страховой выплаты

Коммерсантъ (Воронеж) от

Крупнейший для российского агрострахования спор о взыскании страховой выплаты, длившийся с 2017 года, завершился победой страховщика. Верховный суд отказал воронежской Центрально-Черноземной плодово-ягодной компании (ЦЧПЯК) в рассмотрении жалобы на решения нижестоящих инстанций, которые не стали взыскивать со страховой компании «Опора» 204 млн руб. за уничтоженный под Воронежем урожай яблок. Суды сочли, что страхового случая — отрицательной температуры воздуха — зафиксировано не было. В Национальном союзе страховщиков считают, что позиция судов позволила избежать угрозы всей российской системе агрострахования. Тем временем московская полиция возбудила уже второе уголовное дело по признакам мошенничества при попытке получения выплат ЦЧПЯК.


Судья Верховного суда РФ Надежда Ксенофонтова отказала ЦЧПЯК в передаче кассационной жалобы ЦЧПЯК на рассмотрение коллегии по экономическим спорам 2 марта. В своей жалобе ЦЧПЯК не согласилась с позициями предыдущих инстанций, отказавших в выплате 204 млн руб. за погибший 11 мая 2016 года урожай яблок в Новоусманском районе Воронежской области.

Ключевым предметом спора стали заморозки. По данным ЦЧПЯК, 11 мая температура опустилась ниже нуля, а комиссия с участием метеорологов выявила повреждение завязи яблонь. Сад площадью 1,28 тыс. га был застрахован в 2016 году, в том числе от заморозков, на сумму 341,8 млн руб. (первый взнос составил 16,2 млн руб.). Аграрии предоставили документы, страховая компания произвела предварительную выплату — 5,6 млн руб., но от дальнейших отказалась. Общая сумма убытка составила 209,9 млн руб. Суд первой инстанции поддержал позицию «Опоры» и НСА, и ЦЧПЯК обратилась в апелляцию, а затем и в кассацию.

В «Опоре» говорили, что страховой случай мог наступить, если бы погибла хотя бы пятая часть яблок, но этого, с их точки зрения, не произошло. «Температура воздуха была плюс 0,8 градуса, а ученые говорят, что критический порог для яблонь минус 2 градуса Цельсия», — отмечали в компании. В марте 2018 года «Опора» обратилась с заявлением о мошенничестве в воронежское ГУ МВД, но там в возбуждении уголовного дела отказали. Зато следователи УМВД по ЮВАО Москвы в конце июля 2018-го возбудили уголовное дело по факту покушения на особо крупное страховое мошенничество (ст. 30 и ч. 4 ст. 159.5 УК РФ); «Опора» была признана потерпевшей. Но впоследствии дело было прекращено. В его материалах звучали те же самые факты, что и в рамках разбирательства в арбитражном суде.

В НСА со ссылкой на сообщение акционера «Опоры» ООО «Открытый мир», распространенное в СМИ, сообщили “Ъ-Черноземье”, что 10 января 2020 года УВД по ЮВАО Москвы вновь возбудило уголовное дело по признакам мошенничества (ст. 159 УК РФ) в действиях ЦЧПЯК. В столичном главке МВД эту информацию „Ъ“ вчера подтвердили, сообщив, что по делу проводится предварительное расследование. От более подробных комментариев там отказались.

В ЦЧПЯК заверили “Ъ-Черноземье”, что намерены подать жалобу на определение судьи Надежды Ксенофонтовой председателю Верховного суда. В компании подчеркнули, что о возбужденном 10 января уголовном деле узнали лишь 25 февраля: «С нами до сих пор никто не пытался связаться, несмотря на серьезность статьи. Дело находится в производстве того же следователя, что и предыдущее, возбужденное в конце 2018 года и впоследствии прекращенное начальником следственного управления УВД по ЮВАО в связи с ненадлежащим проведением проверки. Когда мы пытались выяснить, на каком основании возбуждено новое дело, следователь сказала нам, что ничего нового мы не увидим. Даже копию постановления о возбуждении дела мы не получили. Поэтому расцениваем возбуждение дела как попытку давления на Верховный суд. Уверены, что и это дело будет прекращено».

В НСА вчера подтвердили, что иск «был крупнейшим по величине требований по страхованию урожая сельхозкультур в России». В случае признания правоты ЦЧПЯК в суде выплачивать компенсацию пришлось бы именно союзу, так как «Опора» находилась в процедурах банкротства. В судебных заседаниях представитель НСА поддерживал позицию юриста «Опоры». «Верховный суд РФ поставил точку в резонансном споре», — резюмировали в союзе. По мнению президента НСА Корнея Биждова, дело «с самого начала вызвало серьезнейшие сомнения у союза», и для него «было принципиально важно отстоять позицию в этом деле». «Оно могло стать прецедентом и привести к возникновению недобросовестных практик, связанных с возможностью сговора представителей страховых компаний и аграриев по истребованию крупных выплат без надлежащих оснований. Это могло поставить под угрозу всю систему агрострахования», — полагает господин Биждов. Теперь арбитражный суд Рязанской области рассматривает заявление НСА о взыскании 17,3 млн руб. судебных расходов, понесенных по делу, инициированному ЦЧПЯК. Представитель НСА участвовал в 27 заседаниях, в качестве доказательств союз представил расшифровки космомониторинга и съемок с беспилотников.

Беда ЦЧПЯК лишь в том, что они всерьез поверили в возможность получить от страховщиков обещанные премии. И затем еще переоценили собственные силы в суде, — считает владелец крупной садоводческой компании Черноземья, попросивший не называть его имя.

«Большинство аграриев сегодня вынуждены обращаться к страховщикам. Это одно из условий при получении кредитов, а в ряде случаев — для субсидий. Спор ЦЧПЯК подтверждает, что к страховке стоит относиться именно как к неизбежному злу и не расстраиваться, когда у предоставляющих ее компаний находятся пусть и сомнительные основания для отказа в компенсации», — добавил он.

«Количество принятых к пересмотру Верховным судом дел невелико, — напоминает партнер фирмы "Рустам Курмаев и партнеры" Дмитрий Горбунов. — Факт возбуждения уголовного дела не имеет предопределяющего значения для суда. Само по себе уголовное дело зачастую возбуждается по инициативе страховщиков на условиях формального преследования неустановленного круга лиц: это вовсе не означает, что реально имело место преступление. Обычно обращение в правоохранительные органы на стадии арбитражного производства дает понять, что стороны таким образом давят на оппонентов, а не защищают свои интересы». «С правовой точки зрения расследование по уголовному делу не может влиять на рассмотрение гражданского дела», — согласился с коллегой партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко.

Олег Мухин


Комментарии

обсуждение

Наглядно