Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

«Ситуация крайне сложная»

Дмитрий Дризе — о противостоянии Москвы и Анкары

от

«Уничтожаем элементы режима Асада», — так Реджеп Тайип Эрдоган прокомментировал ситуацию в Сирии. По словам президента Турции, его страна напрямую не целится ни в Россию, ни в Иран — эти государства по-прежнему являются союзниками Анкары. Однако армия Башара Асада понесет еще больше потерь. 5 марта Эрдогана ждут в Москве.
В Кремле признают, что переговоры будут трудными. Одновременно к проблеме Идлиба подключается Евросоюз. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе считает, что дело идет к фактическому разделу Сирии.


Перед встречей с Путиным Эрдоган сделал сразу несколько заявлений. По результатам телефонного разговора с коллегой он сказал: мол, отойдите в сторону — не мешайте нам разбираться с Асадом, хотите базу военную там — создавайте; но то, что происходит в Идлибе, как бы не ваше дело. Что ответил Путин — непонятно.

Далее Эрдоган сказал, что более не намерен терпеть у себя беженцев, которых становится все больше, поэтому границы открываются. И вот уже есть данные турецкого МВД — в Грецию перешли более чем 117 тыс. мигрантов. Причем непонятно, речь идет о тех, кто просто убыл из Турции, или же физически оказался в соседней стране. Греческая полиция сообщает, что отбивает атаки — у несчастных переселенцев имеются гранаты с паралитическим газом турецкого производства.

Эрдоган не скрывает, что шантажирует Европу — требует от нее надавить на Москву. Новой миграционной волны Старый свет не выдержит. И реакция уже есть: президент Франции Эмманюэль Макрон звонит Владимиру Путину, главная тема разговора — ситуация в Идлибе. Просит, чтобы стороны договорились.

Кремль пока воздерживается, от каких-либо содержательных комментариев, ограничиваясь общими фразами. «Мы сохраняем приверженность сочинским договоренностям, мы выступаем за территориальную целостность Сирии, поддерживаем, естественно, Сирию в ее намерениях продолжить борьбу с террористами, с террористическими группами, в том числе с теми, которые находятся в списке Совета безопасности ООН. И, естественно, здесь мы придаем большое значение взаимодействию с нашими турецкими партнерами», — заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

В зоне противостояния идут тяжелые бои. Турция применяет ударные беспилотники. Достигнуты определенные успехи, однако силы Асада заявляют, что находят способы борьбы с этим вооружением. Так что рано говорить, кто победил.

Теперь главное — чем могут окончиться московские переговоры.

Дело идет к разделу Сирии.



Эрдоган требует отдать ему провинцию Идлиб — территории, прилегающие к турецкой границе. Там можно создать что-то вроде местной сирийской ДНР-ЛНР.

Однако так называемая умеренная протурецкая оппозиция не в восторге от того, что их противники занимают Дамасский оазис. Поэтому, скорее всего, будет требование ухода Асада или создания некоего коалиционного правительства. Эрдоган говорит, что его позвал народ — в Дамаске сидят узурпаторы.

То есть ситуация крайне сложная. Анкара будет говорить с позиции силы. У Турции — и беспилотники, и мигранты, и «голубые потоки» — российские газопроводы на юг Европы, которые при желании можно заблокировать. Как? Да очень просто — прекратить закупку газа, и этот обернется сверхубытками для Москвы. Чем ответит Россия — пока не очень понятно.

Комментарии
Профиль пользователя