Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Муниципалитетам добавили занятости

Администрациям городов и районов Удмуртии определили показатели по легализации трудовых отношений

от

Муниципалитеты должны будут ежегодно снижать неформальную занятость в Удмуртии на 8,49 тыс. человек. Соответствующие соглашения правительства республики с администрациями городов и районов должны быть заключены до 15 марта. По словам первого замглавы минсоцполитики региона Ольги Лубниной, в 2019 году свыше 13,5 тыс. граждан оформили свои трудовые отношения. Эксперты при этом обращают внимание, что зачастую нет инструментов, с помощью которых можно было бы получить реальную статистку по количеству таких лиц в регионах. Кроме того, сейчас нет серьезных факторов, которые могли бы подтолкнуть людей выходить «из тени».


Согласно опубликованному на официальном сайте правительства Удмуртии распоряжению, с муниципалитетами до 15 марта предстоит заключить соглашения, в которых будут прописаны показатели по снижению неформальной занятости. Так, для Ижевска это 3762 человека, для Глазова — 520, для Можги — 280, для Воткинска — 542, для Сарапула — 544 человека. Всего по республике ежегодно количество неформально занятых должно сокращаться на 8,49 тыс. человек. Соглашения будут действовать бессрочно.

Уполномоченным исполнительным органом при этом определено минсоцполитики региона. По словам замминистра социальной политики и труда Ольги Лубниной, работой по сокращению неформальной занятости в республике занимаются с 2015 года. Официальное оформление трудовых отношений, с одной стороны, дает защиту самим работникам, с другой, позволяет пополнять доходную часть бюджета республики и государственных внебюджетных фондов.

«На основе статистических данных по состоянию на 1 января 2019 года, приблизительно 20% граждан трудоспособного возраста, проживающих на территории Удмуртии, оставались официально не занятыми»,— рассказала Ольга Лубнина.



Уровень официально зарегистрированной безработицы по данным Удмуртстата на начало прошлого года составлял 0,82%. Численность рабочей силы в возрасте от 15 до 72 лет оценивалась в 781,2 тыс. человек.

Она добавила, что за счет проведенных в республике мероприятий по сокращению неформальной занятости и легализации трудовых отношений, в 2019 году более 13,5 тыс. граждан официально оформили трудовую деятельность. Из них около 60% — заключили трудовые договоры и более 40% — зарегистрировали свою деятельность в качестве ИП или главы КФХ.

В муниципалитетах созданы комиссии, которые занимаются проблемой неформальной занятости, они проводят рейды по торговым и производственным объектам, чтобы выявить лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без регистрации, а также работников, официально не трудоустроенных. Материалы об уклонении от трудовых отношений они передают в правоохранительные органы.

По оценке экспертов, снижать в Удмуртии количество неформально занятых почти на 8,5 тыс. человек ежегодно, теоретически можно, но быстро, например, в течение 2020 года это вряд ли получится. Кандидат экономических наук Леонид Хазанов пояснил, что необходимо сочетание нескольких факторов: взрывного роста экономики, создание благоприятных условий для добровольного выхода работников и работодателей из «тени» и четкий налоговый контроль. «Согласитесь, смешно, если человек официально получает зарплату в 20 тыс. рублей, каждый год ездит за границу покататься на лыжах и платит мизерные суммы в бюджет. Да и введение в действие налога на профессиональный доход не факт, что улучшит ситуацию в регионе, хотя возможно, что какая-то часть индивидуальных работников формально выйдет из тени. Однако это может стать прикрытием для продолжения деятельности в "теневом секторе", поскольку условия взимания данного налога выгодны скорее работодателю, чем работнику»,— отметил господин Хазанов.

Власти Удмуртии стараются активнее вести разъяснительную работу с населением о негативных последствиях неформальной занятости, тем самым работодателей стараются мотивировать на соблюдение трудового законодательства. По мнению гендиректора финтех-компании TWINO Ашота Торосяна, если в России удастся переломить негативную ситуацию с фактическим снижением реальных доходов, когда наметится некоторая стабилизация экономики, то население будет сильнее заинтересовано в обеспечении условий для своего положительного будущего. «Это должен быть обоснованный оптимизм. Сейчас у некоторых граждан небезосновательно складывается впечатление, что даже на высшем уровне нет четкого понимания касательно того, как будет развиваться пенсионная система»,— сказал господин Торосян.

По мнению руководителя налоговой практики юридической компании BMS Law Firm Дениса Зайцева, часто нет и инструментов, с помощью которых можно было бы получить реальную статистику по данному вопросу.

«У многих ведомств нет ресурсов для установления того факта, что человек скрывает свою занятость. И ситуация, когда расходы человека превышают его официальные доходы, в России очень распространенная. Соответственно, говорить, что в каком-то регионе эта проблема выражена в большей или меньшей мере, не получится, так как корректных данных, которые позволили бы провести сравнительный анализ, сейчас нет»,— пояснил эксперт.



Эксперты считают, что универсального рецепта против неформальной занятости пока нет. Вице-президент QBF Владимир Масленников подчеркнул, что необходим целый комплекс мер, связанных и с совершенствованием трудового законодательства, и с совершенствованием мер поддержки. «Несколько сгладить ситуацию способен закон о самозанятых, который в Удмуртии начнет действовать с 1 июля 2020 года. При этом для полного решения проблемы его недостаточно»,— подытожил господин Масленников.

Юлия Вахрушева


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя