Коротко

Новости

Подробно

Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ   |  купить фото

«Своду "Сети"» подыскали автора

Осужденные по «пензенскому делу» рассказывают о фабрикации доказательств

от

В Санкт-Петербурге на процессе по делу об участии в террористическом сообществе «Сеть» (запрещено в России), обвиняемыми по которому проходят Виктор Филинков и Юлий Бояршинов, допрошены в качестве свидетелей Илья Шакурский и Максим Иванкин. Господа Шакурский и Иванкин осуждены в начале февраля по «пензенскому делу» к 16 и 13 годам лишения свободы соответственно. Илья Шакурский утверждает, что основной документ обвинения, так называемый «Свод "Сети"», который эксперты признали непригодным для детального анализа, был создан следователем ФСБ.


Второй Западный окружной военный суд на выездном заседании в Санкт-Петербурге планировал допросить не только Илью Шакурского и Максима Иванкина, но и Василия Куксова. Сделать это не смогли из-за состояния здоровья последнего — у него диагностировали открытую форму туберкулеза, и везти его из пензенского СИЗО в суд просто отказались. 10 февраля в Пензе всем троим вынесли приговор, признав виновными в организации террористического сообщества «Сеть» и участии в нем. Илье Шакурскому, названному одним из организаторов, назначили 16 лет лишения свободы, Максиму Иванкину — 13 лет, а Василию Куксову — 9 лет. Своей вины никто не признал.

Большая часть документов, на которых строится обвинение, была обнаружена на жестком диске и ноутбуке Ильи Шакурского и еще одного фигуранта, Армана Сагынбаева (шесть лет лишения свободы). Как вчера сообщал “Ъ”, в части документов эксперты Минюста обнаружили побуждение к совершению насильственных действий, в том числе по отношению к российской власти, но проанализировать основной документ, относящийся к петербургской части дела («Положение», больше известное как «Свод "Сети"»), эксперты не смогли. Они указали, что текст выглядит незавершенным и разорванным, поэтому дать его содержательную характеристику нельзя.

По словам Ильи Шакурского, во время следствия ему представили распечатки ряда документов, например с названием «Съезд».

«Я недоумевал, потому что таких документов у меня не было,— утверждал осужденный.— Следователь Токарев сказал, что данные документы были восстановлены из удаленных во время осмотра вещдока. Я предположил, что текстовые документы могли попасть ко мне через мессенджеры. Когда листаешь там новостную ленту, просматриваешь видео, они автоматически скачиваются на ноутбук. Я не могу нести за них ответственность, потому что просто посмотрел их в интернете. Но папку "Скачанное" я всегда очищал, поэтому предположить, что такие файлы оказались в "Удаленном", мог». Однако уже позднее, при ознакомлении с материалами дела, Илья Шакурский заметил, что они находятся в разных папках. Например, файл «Съезд» находился в папке «Книги», чего, по словам осужденного, быть не могло.

При этом на компьютере оказался целый ряд документов, автором которых был указан Шепелев — такую фамилию носит один из следователей ФСБ, работавших над делом.

В число таких файлов входит и «Положение», говорил господин Шакурский на заседании.

Ни Илья Шакурский, ни Максим Иванкин, по их словам, не были знакомы с Виктором Филинковым и Юлием Бояршиновым. «Я допускаю, что мог видеться с Филинковым или Бояршиновым на каких-то мероприятиях — концертах, обсуждениях, лекциях, но в данных мероприятиях участвует неограниченный круг лиц, не со всеми я заводил близкое знакомство, поэтому говорить о том, что я знаком с этими людьми, я не могу»,— рассказывал в суде Илья Шакурский. Максим Иванкин утверждал, что о Юлии Бояршинове узнал из СМИ, а Виктора Филинкова мог видеть лично в 2016 году.

Изначально Илья Шакурский давал показания, в которых заявлял, что встречался с Виктором Филинковым и Юлием Бояршиновым на квартире в Санкт-Петербурге и участвовал в боевых тренировках в лесу.

На заседании фигурант уточнил, что к нему применили физическое и психологическое насилие, а потому он «был вынужден оговаривать ни в чем не повинных людей».

Зачитанные прокурором на заседании допросы, по словам господина Шакурского, вовсе не проводились, а были просто скопированы из других показаний. Господин Иванкин заявлял, что признательные показания также дал под угрозами пыток. По его словам, ему показывали протоколы признательных показаний других фигурантов, а оперативник «тыкал канцелярский нож в лицо», поэтому угрозы казались ему вполне реальными. Изменить показания, говорит Максим Иванкин, позволили общественная поддержка и большой резонанс дела.

Рассмотрение дела Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова суд отложил на 23 марта, предварительно продлив им меру пресечения до середины июня. По словам председательствующего Романа Муранова, за это время суд попросит явиться в суд экспертов, а также попробует найти более просторное помещение для проведения заседаний.

Марина Царева, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя