Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

«Тепловая безопасность тоже важна. Это не только холодные батареи»

Директор Пермского филиала «Т Плюс» Антон Трифонов — о состоянии квартальных сетей в городе

Коммерсантъ (Пермь) от

Ряд утечек на теплосетях, случившихся в начале 2020 года, вновь напомнил об острой проблеме изношенности сетей. По данным «Т Плюс», основного поставщика тепла в Перми, в теплосетевом хозяйстве краевого центра ситуация, близкая к критической, наблюдается для квартальных трубопроводов. Число порывов здесь растет в год на 5–6%. О том, как можно исправить ситуацию, рассказал „Ъ-Прикамье“ директор Пермского филиала «Т Плюс» Антон Трифонов.


Этой зимой пермские СМИ не раз сообщали о проблемах с теплоснабжением. Насколько серьезна проблема с изношенностью сетей в Перми?

— В течение всего 2019 года мы вели с администрацией Перми переговоры по привлечению дополнительных инвестиций в теплосетевое хозяйство. Нам отвечали, что в Перми ситуация не критическая, «Т Плюс» и так активно занимается перекладкой магистральных сетей в центре города и сокращает аварийность. Это правда. Но мы предупреждали, что есть и другие сети. В первую очередь квартальные сети и сети горячего водоснабжения.

На них никто внимания не обращал, пока не произошли январские события. Даже, в общем-то, рядовое затопление подвала на ул. Уральской, 113,— всего через несколько дней после происшествия в мини-гостинице — вызвало в СМИ большой резонанс. Хотя на Уральской вода попала в подвал после неверных действий сотрудников управляющей компании.

Это маленькое повреждение на ул. Уральской и большое повреждение на ул. Советской Армии, 21, имели одинаковый резонанс, потому что произошли друг за другом. Если бы через некоторое время случилось еще одно такое же событие — то наверняка Пермь вновь «прогремела» бы в федеральных СМИ. Уверен, никто такой «славы» не хочет.

— Что сегодня представляет собой система теплоснабжения Перми?

— В Перми эксплуатируется примерно 2400 км тепловых сетей (в однотрубном исчислении). Из них у «Т Плюс» и ее дочерней компании — ПСК — около 1550 км. Еще 300 км сетей эксплуатирует МУП «Городское коммунальное тепловое хозяйство», еще 10% — сторонние транспортировщики, и около 10% — бесхозные сети. Таким образом, примерно 35% сетей находятся вне зоны нашего ведения. Но ведь их состояние аналогично: они строились в одно время с нашими сетями, по мере роста городских районов.

— В каком они состоянии?

— Они старые, эксплуатируются с 60–70-х годов XХ века, когда в Перми шло развитие централизованной системы теплоснабжения. Кстати, на этих сетях примерно одинаковое количество повреждений. Если говорить про ПСК, то в год на ее теплопроводах устраняем 1700–1900 аварийных повреждений по Перми.

Большое количество бесхозных сетей дополнительно создает проблему с качеством поставки тепла. Допустим, есть труба, обслуживаемая ПСК или ПМУП «ГКТХ». К ней идет врезка — транзитная сеть. Она никому не принадлежит. На ней обнаруживается повреждение, ремонт мы делам совместно с МУПом. Но всю трубу не меняем — на это не предусмотрены средства в тарифе. В итоге труба остается с «хомутом», и нет никакой гарантии, что завтра она не потечет вновь.

— Как сейчас решается вопрос с бесхозными сетями?

— Очень просто. В течение определенного времени администрация ведет поиск собственника. Если его нет, мэрия подает документы в суд о признании трубы бесхозной. После судебного решения выходит распоряжение главы города — труба передается нам в эксплуатацию. Без составления актов приема-передачи, инвентаризации. Без ничего. Просто говорят: сеть лежит, по ней течет горячая вода, забирайте!

Дальше мы начинаем ее эксплуатировать, не имея на то ни дополнительных средств, ни людей в штате, ни материалов для ремонта. А затем мы приходим к власти и говорим: бюджета не хватает, поддержите нас в вопросе, связанном с изменением инвестиционной программы. Но в ответ тепловики часто слышат: этот вопрос довольно сложный, политический. Вы же компания большая, попробуйте сами как-то разобраться с «бесхозами». По сути, это наша дополнительная социальная нагрузка, но у всего есть предел: средств, сил, возможностей.

Всего в Перми у нас выявлено примерно 100 км бесхозных сетей, и еще 100 км находятся на стадии признания бесхозными. То есть 200 км сетей, которые никому не принадлежат и нет средств на их обслуживание. Чтобы представлять масштабы: «бесхозов» в Перми вдвое больше, чем всех теплосетей в Соликамске или Добрянке, втрое больше, чем в Кизеле, и почти в четыре раза больше, чем в Кунгуре. Так что «социальная нагрузка» получается «весом» в два-три-четыре муниципалитета. А это уже очень серьезная ответственность!

— «Т Плюс» вкладывает сотни миллионов рублей в перекладку сетей в Перми. Почему ситуация не улучшается?

— Тепловики идут от большого к малому, от крупных магистральных сетей к квартальным сетям. Инвестиционная программа Пермского филиала «Т Плюс» и Пермской сетевой компании в первую очередь направлена на замену магистральных сетей. Почему? Потому что к большой магистральной сети, например на ул. Островского, подключена треть левобережной части Перми, а это около 200 тыс. человек. А на квартальной сети «сидит» всего пять-десять зданий.

Магистрали забирают большую часть финансирования. Не сказал бы, что остальные ремонты финансируются по остаточному принципу, но в приоритете именно крупные сети.

Количество повреждений в магистральных сетях Перми снизилось за последние годы в три раза. Аварийность же на квартальных участках, наоборот, растет ежегодно. В год 1500–1700 повреждений, число порывов увеличивается на 100–150 ежегодно, на 5–6%. Это серьезный рост!

— Как за последнее время изменилось качество услуг для населения?

— Каждый отопительный сезон мы фиксируем большое количество жалоб на отопление и качество горячей воды. Причин, как правило, две.

Первая — отсутствие в домах линии циркуляции горячего водоснабжения. В большинстве зданий проектами 60–70-х годов установлена такая схема теплоснабжения: от теплового пункта труба заходит в здание, через нее подается горячая вода, при этом она не «возвращается» обратно в теплопункт, а работает в тупик. В свое время это было связано с экономией металла — тогда и дома строили маленькие, с низкими потолками и кухней в 5 кв. м.

Что делают жители? Открывают кран с горячей водой. Сначала бежит холодная, счетчики «крутят» по цене горячей воды. В итоге, когда приходит «платежка», горожане справедливо возмущаются. Они обращаются в прокуратуру и другие надзорные органы, которые подают на сетевиков в суд и обязывают поставить услугу нужного качества. Но сделать это технически невозможно. Для того чтобы появилась нормальная горячая вода, в доме нужно построить дополнительную линию, чтобы вода циркулировала, доходила до дома и обратно возвращалась, то есть постоянно поддерживалась бы нормальной температуры на теплопункте.

В Перми домов с отсутствующими линиями циркуляции около 700. Цена вопроса их модернизации — примерно 1,5 млрд руб. Это только для того, чтобы сделать до каждого дома линию циркуляции. А еще есть мероприятия внутри зданий. Ведь построенный в 60–70-е годы XX века жилфонд не имеет необходимой внутренней разводки в квартирах, и поэтому оценить окончательную стоимость таких работ сейчас сложно.

— Вторая причина?

— Качество отопления, когда в квартире температура 18–19 градусов. В чем проблема? В серьезной изношенности квартальной сети. Зачастую трубы малого диаметра не имеют нормальной тепловой изоляции, проложены транзитом через подвалы соседних домов, нередко затоплены грунтовыми водами и требуют постоянной перекладки из-за повышенной коррозии. Потери тепловой энергии идут уже по пути от магистральной сети до дома. Сеть эксплуатируется много лет, требуется ее перекладка, постоянные латания повреждений ситуацию не меняют.

— Есть ли проблемы с частными владельцами сетей?

— Есть ряд сетей — это около 150 км (кроме ПМУП «ГКТХ»), которые обслуживаются различными юрлицами. Бывает, что тепловое имущество переходит от одного транспортировщика к другому. Эти сети надлежащим образом не обслуживаются. У ПСК есть большие сомнения, что такие теплопроводы когда-нибудь проходят техническое освидетельствование, гидравлические испытания, проверку на плотность и прочность, на тепловые потери, на контроль металла.

Пример — купленная ПСК в 2018 году магистральная тепловая сеть в микрорайоне Висим. Транспортировщик, поэксплуатировав имущество до предельного возраста, понял, что его нужно будет ремонтировать, и решил от него избавиться. Мы выкупили эту сеть, ведь на этом участке находятся наши потребители. В итоге эту трубу закономерно «порвало» всего через несколько месяцев после ее покупки.

Отмечу, что такие владельцы сетей имеют тариф, получают деньги за транспорт и не вкладываются в их замену. И это касается 150 км сетей! Таким образом, еще около 10% сетей в Перми не получают надлежащего обслуживания. А еще ведь есть 200 км сетей бесхозных, о которых говорилось выше.

— Но ведь и некоторые пермские дома плохо сохраняют тепло…

— Действительно, 65% жилого фонда Перми имеет низкую энергоэффективность. По сути, это панельные дома. Большинство квартир оборудованы пластиковыми окнами, есть энергосберегающие двери и утепленные тамбуры. Тем не менее сами здания внутри нерационально распределяют тепловую энергию. У нас есть примеры: в одной квартире 27 градусов, в квартире в этом же подъезде этого же здания — 19. С чем это связано? С разрегулировкой домового имущества, непромытыми системами отопления. Их либо вообще не обслуживали годами, либо проводили переустройство стояков отопления с радиаторами, но без выполнения необходимых проектов и расчетов.

Причина также может быть в некачественном обслуживании инженерных коммуникаций здания управляющей компанией. Регулирование подачи теплоносителя в каждый дом осуществляется старым техническим способом — с помощью ограничительного устройства. На трубу перед вводом в дом ставится дроссельная шайба с отверстием, она ограничивает расход теплоносителя внутри дома, чтобы потребителям поступило столько тепла, сколько требуется.

Когда начинается отопительный сезон, постепенно идет подъем параметров, людям холодно, и они жалуются в управляющую компанию. Что делает управляющая компания? Она приходит в подвал и вынимает шайбу. Дом, который стоит «в голове» теплосети, увеличивает расход, гражданам становится жарко! Жители, «сидящие» в конце трубы, наоборот, не получают нормальных параметров и мерзнут. Такие ситуации сплошь и рядом в домах в микрорайонах Владимирский и Крохалева.

— Как можно решить эти вопросы и что для этого нужно?

— Для того чтобы наладить нормативное горячее водоснабжение в тех 700 домах, о которых говорилось ранее, чтобы там была циркуляция горячей воды, нужно 1,5 млрд руб. Если менять еще и сети отопления, это еще плюс 1,5 млрд руб.— итого 3 млрд. Соответствующие программы модернизации уже разработаны нами. Что касается общедомового имущества, то у собственников жилых зданий есть возможность устанавливать индивидуальные тепловые пункты (ИТП). Это качественная и точечная регулировка теплоснабжения дома. При монтаже индивидуальных теплопунктов у жителей появляется возможность выбирать: или экономить на оплате тепла за счет выстраивания нормальной температуры внутри помещений, или платить за повышенный комфорт, отапливая жилища на 2–4 градуса выше норматива.

— Сколько нужно средств на обновление теплосетевого хозяйства Перми?

— Мы сделали укрупненный расчет, разделив все сети по возрасту. Свыше половины тепловых сетей Перми построены более 30 лет назад, то есть уже превысили норматив эксплуатации. Для снижения уровня изношенности на 15% надо каждый год перекладывать не менее 4% сетей, чтобы обеспечить опережающий уровень восстановления. Исходя из сегодняшних реалий, мы перекладываем 1% в год.

Инвестпрограмма, которая включает мероприятия на сетях и теплопотребляющих установках домов, должна увеличиться до 20 млрд руб. за 10 лет. Сейчас наши инвестиционные возможности за 10 лет составляют не больше 2,5 млрд руб. Единственным источником является тариф, а в нем — статья «Амортизация». Амортизация ПСК составляет 215 млн руб. в год. А надо в десять раз больше. Мы продолжаем инвестировать дополнительные средства — 400–500 млн в год в Перми на замену и модернизацию теплосетевого комплекса. Если бы не долги, давным-давно бы выполнили весь комплекс так необходимых горожанам мероприятий. Дебиторская задолженность за поставленные теплоресурсы перед ПАО «Т Плюс» и ООО «Пермская сетевая компания» составляет 8 млрд руб., из которых 6,3 млрд руб.— просроченная дебиторская задолженность. Эта сумма — не просто цифры, а существенное ограничение для капитальных вложений в тепловые сети.

— Какие возможны источники финансирования?

— Только тариф. Его размер регулируется государством в лице министерства тарифов и энергетики Пермского края. Минтарифов может регулировать его на уровне инфляции, и в 2020 году нам утвердили рост на уровне всего 3% в год.

Но недавно Минэнерго РФ выпустило новую методику. Она устанавливает в муниципальных образованиях единые ценовые зоны — http://instrument-ak.minenergo.gov.ru/. Название методики уже на слуху: «метод альтернативной котельной», или «альткотельная».

В сравнении с действующим сегодня принципом тарифообразования «Затраты Плюс», который предполагает простое суммирование всех расходов поставщика ресурса, новый метод предполагает, что независимые эксперты смогут подсчитать, не дешевле ли будет построить в конкретном городе новый теплоисточник и исходя из этого формировать стоимость услуги.

Это позволит решить споры: что должно быть в тарифе, на каких автомобилях ездить аварийно-восстановительным бригадам, почему дома-соседи на одной улице должны платить по разным тарифам, нужно ли страховать энергетиков, и так далее. Есть калькулятор, в него вводятся данные по региону, и выдается стоимость тепловой энергии. Сейчас стоимость тепловой энергии без НДС для Перми составляет около 1578 руб. за 1 Гкал. Сегодняшний тариф ПСК выше этого эталона на 80 руб. с НДС. Если говорить про тариф Пермского филиала «Т Плюс», то он составляет 1120 руб. и значительно ниже тарифа альтернативной котельной.

Исходя из предложенной федеральным ведомством методики, тариф ПСК будет заморожен на пару лет до уровня альтернативной котельной, пока два показателя не сравняются. А тариф «Т Плюс» в течение нескольких лет нужно довести до уровня альтернативной котельной. Нами была разработана, утверждена и согласована департаментом жилищно-коммунального хозяйства администрации города Перми инвестиционная программа на десятилетний период с дополнительными инвестициями в тепловые сети на 2 млрд руб., из которых 1 млрд руб. пойдет на мероприятия по модернизации тепловых узлов потребителей.

— Но 2 млрд руб. ведь явно недостаточно. Вы сказали про 20 млрд руб.

— Точно недостаточно. Поэтому властям необходимо задуматься об использовании других механизмов. Например, средств фонда капремонта. В основном его средства не используются на ремонт внутридомовых сетей или установку ИТП, но ведь это тоже своего рода капремонт. И хотя ПСК отвечает только за перекладку тепловых сетей, решать проблему обновления внутридомовых коммуникаций тоже надо.

— Получается, надо менять всю программу капремонта.

— А почему нет? Ведь меняются же лифты. А это безопасность людей. Сегодня мы понимаем, что тепловая безопасность тоже важна. Это ведь не только холодные батареи…

— Вы обсуждали проблему с руководством города?

— В 2019 году проведено не менее 15 встреч с главой администрации города Перми Дмитрием Самойловым, департаментом жилищно-коммунального хозяйства администрации Перми, заместителем председателя правительства Пермского края Антоном Удальевым и губернатором Пермского края Максимом Решетниковым, состоялись круглые столы и встречи с депутатами Пермской городской думы. Работа велась в рамках специально созданной для этого рабочей группы в составе энергетиков, представителей депутатского корпуса и администрации города.

— Глава города должен согласиться на введение альткотельной?

— На встрече в присутствии тогда еще губернатора Максима Решетникова в конце 2019 года была озвучена договоренность об альтернативной котельной. Глава Перми в начале года должен был согласовать дорожную карту, но до сих пор каких-либо шагов в сторону альтернативной котельной не сделано. На очередное письмо, отправленное 10 февраля, ответа не получено. Боюсь, готовится формальный ответ «ведется обсуждение...». Но, по нашему мнению, пора уже принимать решение.

В качестве примера хочу назвать Ижевск. Столица Удмуртии несколько сезонов подряд буквально тонула в горячей воде, там топило жилой сектор. Тогда компания вместе с администрацией города договорилась о передаче в концессию муниципальных сетей. Да, тогда произошел рост тарифа. Но если сейчас сравнить Ижевск того и этого периодов — это два разных города.

Уже сейчас возможностями ФЗ №279 воспользовались и отнесены к ценовой зоне теплоснабжения четыре муниципальных образования: сентябрь 2018 года — город Рубцовск Алтайского края, январь 2019 года — поселок Линево Новосибирской области, август 2019 года — город Барнаул Алтайского края и город Ульяновск Ульяновской области. В Минэнерго внесены заявки на отнесение к ценовым зонам теплоснабжения от Оренбурга (Оренбургская область), Самары, Тольятти, Новокуйбышевска (Самарская область), Прокопьевска (Кемеровская область), Владимира (Владимирская область), Красноярска и Канска (Красноярский край). Вот там уже наблюдается улучшение ситуации с ЖКХ, а кредитные организации без проблем дают средства на реализацию инвестиционной программы. В Перми же дальше обсуждений дело пока не идет.

— Как в случае перехода к альткотельной изменится тариф?

— К тарифу на уровне инфляции у губернаторов есть право добавлять 2%. Таким образом, рост может составить 6–7%. Но это не критическая нагрузка на «платежку» — в среднем 120 руб. в месяц на квартиру 54 кв. м.

— Еще вопрос — о трагедии в мини-гостинице. Прокуратура обнаружила, что у этого трубопровода был изменен класс опасности — на четвертый вместо третьего. Но на обслуживание трубы и на затраты и мероприятия по подготовке сети к зиме это не повлияло?

— Мы понимали, что эту работу рано или поздно нужно будет сделать. И с 2018 года мы проводили экспертизу промышленной безопасности, планомерно обследовали сети и составляли паспорта тепломагистралей. Большинство же тепловых сетей в Перми зарегистрированы по четвертому классу опасности. Таковы были правила. Но на качество содержания или объем выполняемых на сети мероприятий класс опасности никак не повлиял. За это время ежегодно осуществлялись проверки сетевой компании не только Ростехнадзором, но и прокуратурой. Нарушений выявлено не было.

Работу эту мы ведем, но одномоментно все сети, попадающие под это требование, в новый класс не перевести. Труба, из которой затопило мини-гостиницу, должна была быть переведена в новый класс в 2020 году.

— А владельцы отеля говорят, что вы их неоднократно топили.

— Январская трагедия с этими случаями не связана. Все коммуникации в подвал заходят через крайнюю комнату. Немудрено, что в техническое помещение, не предназначенное для отеля, может попадать вода: сети холодного и горячего водоснабжения, отопления и канализации проходят непосредственно по подвалу. На то он и подвал. Там нет и не должно быть ни квартир, ни отелей. Понятно, что собственник жаловался, требовал выплат за нанесение имущественного вреда, суд вставал на защиту интересов коммерсанта, ему выплачивалась компенсация. Директор отеля, получив с нас деньги, сделал ремонт и, как ни в чем не бывало, продолжил эксплуатировать техническое помещение как отель.

По результатам предварительной проверки, подвальное помещение здания по улице Советской Армии, 21, оказалось единственным, пострадавшим от утечки теплоносителя на тепломагистрали. Это случилось, с большой долей вероятности, из-за отсутствия герметизации стены жилого дома, что входило в зону ответственности ООО УК «Профи-Дом». Ответственность за подготовку зданий, и в частности подвальных помещений, к отопительному сезону несут обслуживающие организации: УК и ТСЖ. Пермская сетевая компания оказывает следственным органам всестороннюю помощь и предоставляет любую требуемую информацию для объективного расследования.

Когда произошла январская авария, вода попала в подвал через другое отверстие в стене. Еще предстоит выяснить, кто это сделал, но к дому была проведена еще одна коммуникация, предположительно — труба холодного водоснабжения. Уверен, следствие разберется, кто делал эту трубу и кому она принадлежала.

При входе в дом тепловые трубы герметизированы в стене, и при порыве снаружи вода в подвал не попала бы. Но для этой коммуникации герметичность не была обеспечена — подвал затопило через дыру в стене. Управляющая домом компания уже заявила, что все процедуры по приемке дома к зиме были выполнены в полном объеме. Работы по герметизации ввода подтверждались лишь гарантийными письмом со стороны УК, однако сами работы по герметизации, судя по всему, выполнены не были.

— В конце 2018 года компания взяла в концессию тепловые источники Перми, которые ранее генерировали по 100 млн руб. убытков в год. Как прошел год?

— Это имущество пока продолжает приносить убытки. Но мы уверены, что вложения окупятся через пять лет. В рамках первого года концессионного соглашения между ООО «Пермская сетевая компания» и пермской мэрией введены эксплуатацию новые блочно-модульные котельные в микрорайонах Заозерье, Верхняя и Нижняя Курья. Все три котельные переведены с низкоэффективного топлива — мазута и угля — на природный газ, автоматизированы и оснащены «умными» датчиками для регулировки подачи теплоносителя. Показатели теплоснабжения контролируются дистанционно, что позволяет обеспечивать комфортную температуру в квартирах. Это позволит повысить качество услуг отопления и горячего водоснабжения для населения. Всего в 2019 году энергетики по концессии с пермским властями направили на развитие теплоснабжения Перми 56,4 млн руб.

В 2020 году «Т Плюс» вложит в обеспечение надежности теплоснабжения города 137,4 млн руб. запланированных инвестиций, которые энергокомпания привлечет из тарифных источников для исполнения условий концессии.

Также в рамках концессии ПСК в 2019 году приступила к проектированию закрытой системы теплоснабжения микрорайона Кислотные дачи. В период 2020–2022 годов этот проект будет полностью выполнен, что решит многолетнюю проблему низкого качества услуги горячего водоснабжения у потребителей. Аналогичные мероприятия будут проведены для микрорайонов Запруд, Молодежный и Новые Ляды.

— Зачем вы хотите взять в концессию оставшееся имущество МУПа «ГКТХ»? Оно же принесло в прошлом году городу убытки в 60 млн руб. Зачем они вам?

— Проблема МУПа не в кассовом разрыве в 60 млн руб. МУП покупает у нас горячую воду и продает потребителям. Раньше он покупал по нормативу, а в 2019 году мы поставили счетчики, и муниципальное предприятие стало платить по факту. А по факту люди больше потребляют воды. В итоге предприятию пришлось доплачивать 60 млн руб. ПСК за горячую воду.

Мы по-прежнему готовы заключить концессионное соглашение и забрать в эксплуатацию это сетевое хозяйство. Тем самым городской бюджет может оптимизировать расходы. Эти средства можно было бы направить на другие нужды, например на благоустройство, на уборку снега с крыш, на ремонт ливневой канализации. Наверняка городу есть куда потратить эти деньги, а не платить их нам. А мы, со своей стороны, понимаем, как наиболее эффективно эксплуатировать тепловые сети.

Окончательное решение по выбору и утверждению механизмов развития теплосетевой инфраструктуры все-таки остается за властями.

Интервью взял Вячеслав Суханов


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя