Коротко

Новости

Подробно

О ревности и деньгах

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 69

Каршеринговый парк в столице нашей Родины – самый большой в Европе. На конец 2019 года в Москве было около 30 тысяч автомобилей, предназначенных для поминутного пользования. А всего пять лет назад было 350. Это повод для гордости или причина для беспокойства?


Валерий Чусов, протомиллениал, Москва


Прямо сейчас у меня под окном заправляют каршеринговую машину. Подъехал «Ларгус» со шлангом и прямо на стоянке водитель залил бак. А еще операторы каршеринга нанимают перегонщиков, которые забирают машины из не очень популярных мест и расставляют там, где они востребованы. И по пути их моют, а то и заправляют на АЗС. Клиенту остается только сесть и поехать. Так что каршеринг – это не только приложение с мобильным интернетом, а целая отрасль.



Автомобильные журналисты периодически разражаются возмущением по поводу каршеринга как явления. И кое в чем они правы. Действительно, некоторые водители каршеринговых машин не знают правил дорожного движения или не соблюдают их. Особенно лихо ездят водители с аккаунтами на чужое имя – отвечать-то не им. Но это проблема не столько каршеринга, сколько кибербезопасности в целом. Когда мошенники выведывают у клиентов банков пароли к личным кабинетам, никто не требует закрытия банков.

«Каршеринг сокращает продажи автомобилей», – волнуются коллеги. Это серьезно, ведь чем меньше продажи, тем экономнее дилеры и производители относятся к рекламе. Сокращают, так сказать, кормовую базу для СМИ и, соответственно, доходы журналистов. Но вот что сказал про это Йорг Шрайбер, председатель комитета автопроизводителей АЕБ, на пресс-конференции по итогам 2019 года. Тридцать тысяч каршеринговых автомобилей в Москве – это примерно полтора процента от проданных в России 1,76 миллиона автомобилей. И часть их куплена не в 2019 году, а раньше – машины служат три года, больше не позволяет московское законодательство.

И почему мы уверены, что клиент каршеринга обязательно отказался от автомобиля?

Наоборот, для многих каршеринг – единственная возможность стать водителем хотя бы на время.

И в их лице клиентов теряют метро и автобусы. Более того, каршеринг может сочетаться с собственным автомобилем. Мой родственник, например, часто пользуется каршерингом – на семейной машине ездит жена. У них двое детей – попробуйте найти такси с двумя детскими креслами.

А еще каршеринг позволяет протестировать автомобиль, который собираешься купить. Или, наоборот, не купишь никогда. У «Яндекс.Драйв», например, есть Ford Mustang шестидесятых годов. Вот возможность вспомнить, как это было – с карбюратором, без нейтрализатора и без АБС! А для кого-то – узнать, как ездили в «золотую эру» автомобиля.

С чем трудно спорить, так это с эмоциональными доводами. Хотя сравнение с обобществлением жен, по-моему, перебор. Шеринг сексуальных партнеров в нашей культуре воспринимается как нечто не совсем приличное. А уж за деньги прямо совсем фу. Но тут каждый сам кузнец своего восприятия. Если относиться к автомобилю как к жене, то приходится воспринимать каршеринговую машину как проститутку.

Иногда машину сравнивают с конем, который, как известно, должен единиться с всадником – в фильме «Служили два товарища» поручик Брусенцов в исполнении Высоцкого застрелился, когда увидел, что его конь без него не может. Очень эмоциональная сцена. Но сравнивать механизм с животным тоже как-то чересчур. Подавляющее большинство автовладельцев рано или поздно свою машину продают. И все понимают, что подавляющее большинство автомобилей пойдут на переплавку.

Есть сравнение помягче – с коммуналками. Но ее аналог, скорее, автобус, а каршеринг больше напоминает гостиницу. Вас же не смущает, что в вашем номере уже пожили несколько тысяч человек? Но они тут были вчера, или позавчера, или год назад. А сейчас тут хозяин вы. Вот и машина – пусть только на сегодня, но она все-таки своя. Увы, все когда-нибудь кончается, и давайте ценить то, что оказалось нашим хотя бы на несколько часов или даже минут.

Комментарии
Профиль пользователя