Коротко

Новости

Подробно

Фото: РИА Новости

Педагогическая кадриль

90 лет назад в Москве прекратил свое краткое существование первый в мире вуз без преподавателей

от

Технический университет без преподавателей, в котором сами студенты учили друг друга инженерным специальностям, был открыт в 1928 году в помещении бывшего свечного завода. В основу обучения в нем была положена теория «талгенизма» (сокращение от «таланты и гении») советского педагога-новатора Александра Ривина. «Дикий» вуз, как его окрестили в советской печати, просуществовал два года, прежде чем после проверки комиссией Наркомпроса его реорганизовали в 1930 году в обычный вуз с преподавателями, которые учат, и студентами, которые учатся.


Талгенизм по-французски


Талгенизм Александра Ривина не умер окончательно, его реинкарнация состоялась в 2013 году в виде Ecole 42 («Школы 42»), в которой в Париже и ее филиале в США учатся 2 тыс. студентов. Более того, по методике талгенизма Александра Ривина, который теперь называется peer-to-peer pedagogy (P2P-педагогика), сейчас работают уже 42 школы (вуза) по всему миру: от марокканского города Хурибги и Рио-де-Жанейро до Киева и Москвы. Правда, специализируются эти школы только по IT-специальностям.

Почти все они либо филиалы, либо франшизы «Школы 42». Например, в Москве это «Школа 21» для подготовки «специалистов мирового уровня в области информационных технологий (IT) по уникальной образовательной методологии: без учителей, без лекций, без оценок. В основе методики лежит метод peer-to-peer (“равный равному”), или коллективное обучение».

Нет оснований думать, что основатель парижской «Школы 42» французский миллиардер Ксавье Ньель, мажоритарный акционер телекоммуникационной группы Iliad, никогда не слышал про талгенизм Ривина и судьбу его педагогики. Но никогда и нигде он об этом публично не упоминал. Выглядит это забавно, потому что в обосновании необходимости и пользы Ecole 42 и ее «дочек» на их сайтах почти буквально повторяются слова, звучавшие в 1926 году на диспуте в Академии коммунистического воспитания после доклада Александра Ривина «Состояние дел в мировой педагогике и метод талгенизма».

Помимо цвета советской новаторской педагогической науки в дискуссии принимали участие нарком просвещения Анатолий Луначарский и видный теоретик марксистской педагогики Надежда Крупская, впоследствии доктор педнаук и почетный академик АН СССР. Как вспоминали участники диспута, Луначарский отмолчался, зато вдова Ленина Крупская «горячо поддержала» P2P-педагогику Ривина, что, вероятно, помогло ему при создании «дикого» университета без преподавателей под лозунгом «Жизни нужны не дипломы, а знания!».

Что такое талгенизм


Суть талгенизма Ривина заключалась в «коллективном взаимном обучении», когда «все обучают каждого и каждый обучает всех», а главным инструментом этого обучения был «сочетательный диалог», или коротко «содиалог». Группа студентов, состоящая из 30–40 человек, разбивается на пары, и каждая пара обсуждает ту или иную тему учебной дисциплины и конспектирует ее. Каждый студент из группы попеременно становится то обучаемым, то обучающим. Преподаватель на занятиях перестает играть роль источника знаний, он лишь тасует пары в группе.

Смена партнеров в паре происходит по мере выполнения задания. При их смене лидер в одной паре становится ведомым в другой, а новый лидер «овладевает тьюторской компетенцией», как сейчас выражаются теоретики современной P2P-педагогики. Главный теоретик партии большевиков после смерти Ленина Николай Бухарин назвал это по-другому. В докладе о работе среди молодежи на XIII съезде РКП(б) карусель в парах «талгенистов» он иронически назвал педагогической «кадрилью», то есть танцем, где пары меняют партнеров.

Более подробно с методикой и историей талгенизма Александра Ривина желающие могут познакомиться, почитав в интернете работы современных историков и теоретиков педагогики коллективного взаимного обучения К. П. Захарова, Е. Б. Гулк, Н. А. Дмитренко, С. В. Орлова, Л. В. Бондаренко.

Талгенизм — в массы


Сначала метод талгенизма был апробирован в московских домах культуры и клубах на более широкой аудитории, чем студенческая. В дом культуры, где были расставлены столы и стулья для занятий в парах, стекалась публика. У каждого с собой был учебник с закладками на тех разделах, которые он хотел изучить, карандаш и тетрадь. Входя в зал, он подсаживался к приглянувшемуся ему свободному партнеру, и начиналась учеба. Часто она переходила во всеобщее обсуждение, обычно очень эмоциональное, но без драки.

Народу такая педагогика нравилась, на занятиях в Москве был аншлаг. Начались гастроли «талгенизма» по стране. В провинции ажиотаж был такой, что попасть в группы «талгенизма» можно было только по профсоюзной путевке. Ленинградский писатель Леонид Соловьев, автор советского бестселлера о похождениях Ходжи Насреддина, в молодости участвовал в отборочном туре в группу «талгенизма» в Коканде и много лет спустя с тонким юмором описал его в своей «Книге юности».

«Золотой век» новаторской педагогики


Нынешним студентам педагогических университетов метод талгенизма Александра Ривина может показаться неновым. На лекциях по истории педагогики их учат, что методики взаимного обучения в группах практиковали и в античных академиях, и в средневековых университетах. Даже создатель строгой классно-урочной системы обучения Ян Амос Коменский доверял в своих школах контроль работы учащихся одному из лучших учеников (декуриону). А в английских Белл-Ланкастерских школах XVIII века в каждый класс назначался один наиболее продвинутый ученик, который учил сверстников тому, чему его предварительно научил преподаватель.

Но то, что происходило в 1920-е годы в советской педагогической науке, не имеет прецедентов. Началось со студийной системы, при которой весь набор вопросов, подлежащих изучению, разделялся между группами учащихся, работавших без расписания по программам, которые они готовили самостоятельно (в рамках официальных программ, разумеется). Успеваемость учащихся определялась коллективно по результатам: освоена тема или нет.

Следующим шагом стал бригадный метод, позаимствованный из США, где педагогическая наука в те годы тоже не стояла на месте. Бригады (звенья), создаваемые из учащихся во главе с бригадиром, обсуждали то, что им предстояло выучить, потом начинались занятия индивидуальные или в группах по два—пять человек. Потом была итоговая конференция, на которой обсуждались успехи каждой бригады в целом. На обучение по бригадной системе во второй половине 1920-х перешли школы первой и второй ступени, школы ФЗУ, рабфаки, вузы, военные академии.

На этом фоне талгенизм не выглядел чем-то из ряда вон выходящим. Единственное, что смущало теоретиков педагогической науки того времени,— это отсутствие преподавателя. Во всех остальных новаторских системах учитель (профессор) присутствовал в своей классической ипостаси — первичного источника знаний для учащихся. Смущало это и людей, далеких от педагогической науки. В советской прессе университет Ривина без профессоров иначе как «диким» не называли.

Тем не менее основоположник талгенизма был уверен в своем методе, потому что проверил его на себе. Шестнадцати лет отроду, не окончив школу, он уехал из родного Витебска со старшими друзьями-студентами в Одессу и начал посещать там лекции в их университете. На лекциях он мало что понимал, пришлось заняться самообразованием, по книгам и при помощи друзей-студентов. Университетского диплома Ривин не получил, но математику и другие науки выучил в достаточной мере, чтобы зарабатывать на жизнь репетиторством. Выходило, что можно было учиться и учить других без профессоров.

Опасный талгенизм


Подобное новаторство в педагогической науке в Советском Союзе было возможно только при НЭПе. Но в это же время, в условиях ожесточенной внутрипартийной борьбы за власть, такие инициативы снизу, как «талгенизм», вызывали резонные опасения сталинского Политбюро: мало ли чему может научить друг друга неопытная молодежь.

«Мы получаем такое положение вещей, которое может стать угрожающим, ввиду того что партия может потерять руль, что мимо партии может пройти целый ряд образований и течений, за которыми партия не может уследить и которые будут идти под партийным флагом вместе с этим пресловутым “талгенизмом”»,— докладывал съезду партии член Политбюро ВКП(б) Николай Бухарин.

Еще более серьезным было другое обстоятельство. В 1929 году, когда был принят пятилетний план индустриализации страны, руководство СССР столкнулось с дефицитом квалифицированных инженерных кадров, особенно молодых.

Система инженерного образования в России начала складываться в эпоху реформ Александра II, когда были открыты Императорское Московское техническое училище (ныне МГТУ им. Н. Э. Баумана) и Рижский политехнический институт. К 1910-м годам российские инженерные вузы (с учетом военно-инженерных училищ) ежегодно выпускали 40 тыс. специалистов, то есть столько же, сколько во Франции, и всего на 10–15% меньше, чем в Германии и США.

После революции был открыт только один новый технический вуз — Горный институт в Петрограде, все остальные под новыми советскими вывесками продолжали ковать кадры для промышленности с помощью старорежимной профессуры. Но по понятным причинам в несравненно меньшем масштабе, чем до революции. Продолжать ломку этой налаженной системы с помощью новаторской педагогики было бы смертельно опасно.

«Обучаю грамоте за 9 часов 43 минуты»


В 1931 году вышло постановление ЦК ВКП(б) о «решительной борьбе против легкомысленного методического прожектерства, насаждения в вузах в массовом масштабе методов, предварительно на практике не проверенных». На следующий год аналогичное постановление ЦК ВКП(б) «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» запретило эксперименты в школьной педагогике.

Бригадный подряд на приобретение знаний и прочее новаторство отменили, но еще до этого пришли в университет без преподавателей Ривина. В 1929 году, на второй год его существования, в «дикий» вуз пришла комиссия Наркомпроса во главе с А. Я. Вышинским. Тем самым, который с 1935 по 1939 год был прокурором СССР и главным обвинителем на самых громких процессах над «врагами народа». В 1920-х годах Андрей Януарьевич Вышинский еще делал карьеру на педагогическом поприще — был ректором МГУ, затем дослужился до начальника Главного управления профессионального образования Наркомпроса РСФСР и заместителя Государственного ученого совета и в свирепости по отношению к «вредителям», вероятно, еще не поднаторел.

По результатам заключения комиссии Вышинского «дикий» вуз был реорганизован в Государственную школу инженеров им. А. С. Бубнова — с профессорами, лекциями, зачетами, экзаменами и прочими атрибутами дореволюционного университета. Лично Александр Ривин не пострадал, хотя некоторые члены методического совета его вуза поехали в ссылки, но чуть позже и по другим «делам».

Ривин вернулся к репетиторству, давая в газетах объявления типа «Обучаю грамоте за 9 часов 43 минуты». Это не придуманная его недоброжелателями деталь, именно на такое объявление откликнулся и познакомился с гуру талгенизма один из самых преданных учеников Ривина Виталий Дьяченко, который неоднократно пытался возродить талгенизм после войны и каждый раз имел неприятности на работе «за увлечение вредными педагогическими теориями». По другим, менее достоверным свидетельствам, Александр Ривин на покое много писал, а рукописи относил Надежде Крупской и больше никому их не показывал.

Талгенизм под прикрытием


Априори понятно, чему научат друг друга студенты-медики, если у них не будет преподавателей. Или физики, или химики, или биологи и т. д. С программированием ситуация другая. Многие студенты действительно могут знать и, главное, уметь больше, чем их преподаватель, особенно если речь идет об учебе в целях повышения квалификации. В IT, как выяснилось, преобладает принципиально иная структура передачи знаний — сетевая, а не линейная. Точно так же содиалог и другие методы талгенизма Ривина будут намного результативнее традиционного обучения в группе, например, брокеров, риэлторов, дистрибуторов, логистов и других современных профессий.

Не секрет, что многие бизнесмены платят большие деньги за учебу в бизнес-школах не для получения «корочек» MBA, а в первую очередь ради возможности свободного общения (не переговоров, а именно общения) с коллегами, даже если те занимаются другим бизнесом. Ну и, конечно же, ради личного, неформального знакомства с теми одногруппниками, которые могут быть полезны в будущем, например для совместного стартапа. Профессора, читающие им лекции и ведущие семинары, им по большому счету малоинтересны по простой причине. Раз они, профессора, такие умные, то почему рассказывают другим, как заработать больше денег, а не заработают их сами?

Талгенизм Ривина сегодня вовсе не ограничивается стенами Ecole 42 Ксавье Ньеля, де-факто он распространен в современном мире довольно широко. От обычных классов обычных школ, где учителя старой, еще советской закалки непременно посадят за одну парту двоечника и отличника, до вебинаров, воркшопов и прочих модных ныне форматов коллективного взаимного обучения. Словом, метод Александра Ривина отнюдь не гримаса ранней большевистской педагогический науки. Как показало время, это полезный и эффективный инструмент для современной педагогики и теории коммуникации, если пользоваться им в меру.

А месье Ньелю, вероятно, следовало бы подсказать, что реклама его школы как «первого в мире университета без профессоров» с «уникальной» методикой коллективного обучения выглядит некрасиво и что загладить эту бестактность довольно просто. Например, учредив для особо отличившихся выпускников хотя бы символическую по размеру премию имени Александра Ривина. Миллиардеру сделать это несложно.

Ася Петухова


Комментарии
Профиль пользователя