Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Коняев / Коммерсантъ

Этнический запрос

На Кубани появляется все больше объектов этнотуризма

"BG Инвестиции". Приложение от , стр. 37

Спрос на этнопродукт


В насто­ящее время в регионе функционирует 67 этнографических объектов. Этнографический комплекс «Атамань», «Казачье подворье», этнографический музей «Традиционные народные ремесла Кубани», Детская школа искусств народных декоративно-прикладных и казачьих ремесел Кубани, музей Абинского района «Казачье подворье», «Казачий Остров», этнический центр «Кубанский хутор», «Вольница», этнический центр «Черкесский аул», «Баракаевские умельцы», «Амшенский двор», культурно этнографический комплекс «Моя Россия» и другие.

Как правило, к классическим примерам этнографического туризма относят археологические памятники с выраженными этническими признаками, культовые и архитектурные сооружения и комплексы, созданные этническими группами в процессе проживания в каком-то месте, в том числе объекты, создаваемые несколькими этносами. Также архитектурные памятники, воплощающие традиции того или иного этноса и связанные с определенным этапом в развитии этноса, традиционные этнические захоронения, кладбища, памятники на могилах, некрополи, созданные в соответствии с национальными традициями. Музеи национальных культур, выставки предметов этнических культур. Традиционные жилища и хозяйственные постройки, характерные для разных народов, часто с представлением традиционного убранства дома, инструментов для осуществления хозяйственной деятельности. Целые села или города, сохранившие планировку, строения, организацию жизни, характерную для какого-либо народа. Отдельные объекты быта и традиционной культуры этноса, места, где проводятся фестивали и праздники национальных культур. Во время этих мероприятий возрождаются традиции народных обрядов, демонстрируются национальные костюмы.

Краснодарский край наряду с такими регионами, как Чукотка и Алтай, пользуется популярностью, так как долгие годы играл роль своеобразного этнического котла. На сегодняшний день на территории Краснодарского края проживают представители более ста народов и национальностей. Самые многочисленные — русские, армяне, адыги, украинцы, греки, евреи, молдаване, крымские татары и грузины. Каждый народ хранит свои традиции, обычаи и культуру, но в обычных условиях близко познакомиться с ними бывает непросто. Однако в последнее время, благодаря развитию этнотуризма, у всех желающих появилась возможность как познакомиться ближе со своей национальной культурой, так и погрузиться в традиции других народов Кубани.

Данный вид отдыха подразумевает проживание туристов в традиционном жилище в условиях, приближенных к быту народов юга России, включая мебель, кухонную утварь и национальную одежду. Питание отдыхающих осуществляется преимущественно продуктами, свойственными данному этносу. Каждый желающий может принять участие в традиционных праздниках и обрядах, попробовать блюда национальной кухни и приобрести в качестве сувениров предметы традиционного быта.

Вместе с осмотром местных достопримечательностей, знакомством с национальными традициями предлагаются занятия ремеслами, пешие или конные прогулки, оздоровительные мероприятия, рыбалка, общение с домашним скотом. Все это создает атмосферу самобытности. «В целом множество фермерских хозяйств на Кубани наряду с основной деятельностью предоставляют на своей территории услуги этнотуризма — они организуют аутентичное жилье, досуг, позволяют позаниматься с животными и огородом. Правда, чтобы получился по-настоящему этнотуристический бизнес, клиентам предлагают что-то отличающее его от просто сельского туризма, а именно этническую составляющую. В рамках такой туристической поездки туристов знакомят с национальными ремеслами, показывают исторические костюмы. Мужчин часто развлекают охотой и рыбалкой, но без применения современных снастей или оптических прицелов — только при помощи старинных приспособлений, которыми пользовались в древности в данной местности. Развитие этнокультурного направления туризма осуществляется разными темпами. Во многом его текущее состояние определяется этнокультурным потенциалом региона, насыщенностью и материально-техническим состоянием объектов туристской инфраструктуры, а также по­зицией и активностью населения и органов влас­ти»,— говорит гендиректор консалтинговой компании «Советникъ» Максим Орешин.

Гендиректор туроператора «Дельфин» Сергей Ромашкин говорит, что, хотя интерес у туристов к этнотуризму высок, пока он не оформился в отдельное направление внутреннего туризма. «Он скорее является лишь частью отдыха. То есть это даже не туризм, а просто экскурсионный маршрут при поездке на море. Например, покупая путевку на две недели в Анапу, турист с удовольствием съездит на один день в «Атамань» или Абрау-Дюрсо, но не более того»,— говорит господин Ромашкин.

Слова аналитика подтверждает владелец такого бизнеса Артем Синицкий. «В Горячеключевском ­районе у меня небольшая база отдыха. Домики стилизованы под казачьи хаты, имеется утварь, животные. Инвестиции были для меня очень большими — около 5 млн руб. Люди приезжают, им нравится, но приезжают на день-два летом, в межсезонье и зимой — на выходные. Приходится что-то придумывать: предлагаем свой мед, домашнее вино, жарим шашлыки, возим на рыбалку, разрабатываем экскурсионные верховые маршруты. Но больших денег на этом не заработаешь»,— рассказал господин Синицкий.

Рентабельность пока на нуле


При всей растущей популярности этнотуризма направление это не относится к высокорентабельному бизнесу. По словам господина Максима Орешина, сделать его доходным достаточно сложно. «Если не говорить о тех проектах или музейных комплексах, которые находятся на балансе государства, то прибыльность у этнопроектов по определению не может быть высокой.

Во-первых, этот бизнес, как и большинство других туристических проектов, относится к сезонным. Во-вторых, люди действительно не поедут в «Атамань» на две недели. В отпуск они поедут на море, а сюда заедут на полдня»,— говорит эксперт. По его словам, все экскурсионные проекты такого рода — это скорее «побочный» бизнес. Вообще, среди частных проектов единого рецепта выживания нет. Одни приносят прибыль — другие убыточны.

При этом господин Орешин отмечает, что такие проекты имеют высокую социальную значимость. «Это пропаганда культуры и обычаев разных народов, роли семьи в воспитании детей, увеличения разнообразия культурной среды. Главная цель этно­туризма — показать: мы все разные, и это хорошо. Кроме того, по мнению эксперта, такие проекты играют большую роль в увеличении турпотока, а это в свою очередь сказывается на доходности любого бизнеса.

По словам представителя Ассоциации туропе­раторов России Дмитрия Климушкина, в связи с тем, что этнографический туризм — явление относительно новое, данное направление только приживается, на пути его развития возникает ­немало преград. «Крупная проблема — разрушение и гибель памятников истории и культуры, например дольменов. По оценкам экспертов, более 60% объектов культурного наследия находится в предаварийном или аварийном состоянии и требует проведения немедленной консервации, реставрации или реконструкции»,— отмечает господин Климушкин. По его мнению, отсутствие инфраструктуры, подготовленных кадров, сети транспортных услуг и многого другого является препоной в развитии этно­туризма. И именно поэтому туристические фирмы, например, реализуют этнотуризм в проектах, где часть средств на реализацию выделяет государство. В среднем эта часть составляет до 70%.

Елена Рыжкова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя