Коротко

Новости

Подробно

  1. Мир
  2. Мир

Фото: LightRocket via Getty Images

Последний ад или последний рай?

Удастся ли Индии сохранить жителей каменного века

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

Удастся ли Индии сохранить на Андаманах последних жителей каменного века? Этим вопросом задаются специалисты, ведь на острова все решительнее наступают туристы.


Евгений Пахомов, корр. ТАСС в Нью-Дели — для «Огонька»


Индия готовится превратить Андаманские и Никобарские острова в туристический центр мирового уровня. В январе центральное правительство определило 16 островов, которым предстоит комплексное развитие — для поощрения туристической отрасли. Еще около года назад власти упростили режим посещения иностранцами Андаман и Никобар: разрешение на посещение островов теперь не нужно запрашивать заранее, а можно получить по прибытии в столицу островов город Порт-Блэр на самолете или корабле. Его довольно легко дают на срок 30 дней, если у вас есть индийская виза.



В начале этого года Управление аэропортов Индии также сообщило, что на архипелаге вскоре будет создана сеть из современных гидроаэропортов для «летающих лодок», первые три планируют открыть на острове Сварадж (на российских картах — остров Хавелок), острове Шахид (Нейл) и острове Лонг. Все это ради развития туризма, который считают особенно перспективной отраслью для этой группы островов в Бенгальском заливе.

Какие андаманские племена исчезли под гнетом цивилизации

Читать далее

Андаманы и так уже довольно популярное место, сюда ежегодно приезжают тысячи людей ради песчаных пляжей и кораллового моря. Но здесь не так хорошо развита туристическая инфраструктура, как, скажем, на расположенных по другую сторону от Индостана Мальдивских островах, поэтому в основном Андаманы предпочитают сами индийцы и те иностранцы, кому не нужны роскошные отели и «навязчивый сервис» (в среднем в год здесь бывает более 15 тысяч иностранных гостей). Теперь в Нью-Дели, как видно, задумались о том, чтобы в перспективе бросить вызов самим Мальдивам, ведь этот архипелаг до начала 1970-х вообще был мало кому известен, а сегодня стал едва ли не символом дорогого морского курорта. А у Андаман есть шанс такой рывок совершить.

Дело в том, что у этого архипелага есть особая приманка, которой нет ни у Мальдив, ни у Канар, ни даже у острова Пасхи,— на некоторых из Андаманских островов до сих пор живут традиционные племена, живут словно в каменном веке и, похоже, не подозревают, что стали своего рода рекламным брендом для целого туристического направления.

Последние племена


Честно говоря, увидеть жителей каменного века не так просто. Они остаются на специальных территориях, и чтобы попасть туда, требуются некоторые усилия. Но, несмотря на это, на Андаманах аборигены вам будут попадаться на каждом шагу — манекены в отелях, сувениры в местных магазинах, открытки и так далее. Судьба этих аборигенов и волнует теперь специалистов-этнографов из Индии и других стран мира: не станут ли исчезающие уникальные культуры жертвой туристического наступления?

Интересно, что если сегодня «андаманские дикари» — приманка для любопытных, особая приправа для туристов, то еще совсем недавно они были главной… страшилкой островов.

Их называли и дьяволами, и кровожадными чертями. И началось это еще при британцах, которые закрепили за жителями Андаманских островов репутацию недружелюбных, опасных и диких людей. А еще «неправильных», не желающих приобщаться к цивилизации.

Ужасных жителей Андаман описывал даже Артур Конан Дойл в знаменитой повести «Знак четырех» (в СССР по ней был снят фильм «Сокровища Агры» из серии о приключениях Холмса и Ватсона): писатель превратил андаманца Тонгу в безжалостного дикаря-убийцу. Знаменитый автор детективов описывал Андаманы так: «Место было отвратительное, зараженное лихорадкой; на островах, за оградой наших каторжных поселений, жили каннибальские племена. Их развлечением было при всяком удобном случае стрелять в заключенных своими ядовитыми колючками…» На самом деле жители Андаман почитают основным оружием вовсе не духовые трубки с ядовитыми колючками, а лук со стрелами.

Но легенда прижилась. И всплывала время от времени. Последний раз о свирепости андаманцев в мире заговорили в ноябре 2018 года, когда американский гражданин Джон Аллен Чау (или Чо — написание его имени встречается и так, и так) приплыл на входящий в архипелаг остров Сентинел в надежде обратить его жителей в христианство.

Молодой американец считал островитян находящимися под гнетом Нечистого. «Господь! Неужели этот остров — последняя цитадель Сатаны, где никто не слышал и даже не имел шанса услышать Имя Твое?» — записал в своем дневнике Джон Аллен Чау. Самозваный миссионер (он не был священнослужителем) вооружился библией и подарками (несколькими рыбинами, сувенирной мелочью и даже футбольным мячом) и отправился на остров Сентинел крестить племя, особенно решительно отказывающееся вступать в контакт с окружающим миром. По разным данным, попыток приобщить аборигенов к цивилизации и святой книге у Чау было несколько (то ли две, то ли пять — рыбаки, доставлявшие его туда, в показаниях путаются). 27-летний американец отметил в дневнике (записи сохранились), что островитяне сначала не трогали его, но показали ему знаками убираться, что он и сделал, а потом решился на новую попытку. Увы, настырность привела к трагическим последствиям: миссионера-любителя дикари в итоге расстреляли из луков.

Это со слов рыбаков-перевозчиков, которых арестовали потом, после того как стали искать исчезнувшего американца. Они же рассказали полиции, что видели, как аборигены закопали тело Чау в прибрежном песке…

Чужие здесь не плавают


История Чау наделала шума, однако в нем утонул ее главный для пришельцев урок: жители острова Сентинел цитаделью воплощенного зла считают вовсе не свою малую землю, а ту, что видна вокруг. И, надо сказать, не без оснований: внешний мир им неведом, там не знают даже, как эти люди называют себя — в мировой прессе их именуют просто сентинельцами. Никто не знает и не понимает их языка. Никто не может сказать, сколько аборигенов на этом клочке суши обитает. Так что и в XXI веке Северный Сентинельский остров, который поднимается из Бенгальского залива совсем недалеко от столицы индийских Андаманских и Никобарских островов города Порт-Блэр, остается едва ли не самой загадочной территорией планеты.

Вообще-то сегодня основное население Андаманских островов — индийцы, перебравшиеся сюда с полуострова Индостан. Но здесь живет и несколько островных народностей, одни более открыты миру, другие — менее. Сентинельцы — самые закрытые: они не разрешают посторонним приходить на свой остров и убивают тех, кто пытается к ним попасть. Господин Чау стал далеко не первой жертвой недружелюбия островитян. Местные рыбаки боятся приближаться к «стражникам» (sentinel в переводе с английского — страж, часовой), истории о пропавших там людях передаются из уст в уста. В 2006 году в индийскую прессу попал случай, когда два рыбака отправились туда ловить крабов, надеясь договориться с местными жителями, но их сразу убили. Полицейские на вертолете отправились забрать тела — они были уверены, что, завидев летающую машину, аборигены разбегутся. Однако те не испугались — они засыпали вертолет стрелами. Полицейские успели захватить тело одного из рыбаков и потом ретировались.

Осуждать островитян за дикость трудно — уж так случилось, что встречи с окружающим миром, как правило, не несли им ничего хорошего.

Например, после сильнейшего цунами 2004 года, от которого пострадали и Андаманы, местные власти решили сбросить с вертолета провизию и предметы первой необходимости островитянам, но один неловко сброшенный мешок убил жителя острова. Понятно, почему подлетающие вертолеты сентинельцы теперь встречают стрелами — «железные птицы» несут смерть.

Но так было не всегда. В конце XIX века британцы, колонизировавшие острова и превратившие Андаманы в «самую страшную каторжную тюрьму империи», подчас все же вступали в контакты с сентинельцами. Судя по сохранившимся хроникам, особенно отличился капитан и аристократ Морис Видал Портман, который решил приобщить племена к современности. Хотя и несколько своеобразно. В 1880-е годы Портман с командой несколько раз посещал Андаманы, в том числе остров Сентинел. Во время экспедиции англичане ловили андаманцев из разных племен, фотографировали, обмеряли черепа местных жителей, их тела и даже гениталии. Были сделаны и научные выводы: бичом всех андаманцев являются инфекции, у племен, веками живущих изолированно, не было иммунитета от многих заболеваний, распространенных в окружающем мире.

Однако не только этнографическими изысканиями занимались цивилизаторы. Есть, например, свидетельства о том, что британцы (а потом и японцы, недолго владевшие островами в годы Второй мировой) охотились на андаманцев, как на диких животных, есть данные, что некоторые пришельцы охотно занимались «сексуальной эксплуатацией» женщин-аборигенок. Островитянам все эти контакты с внешним миром на пользу не шли: с конца XVIII века, когда «цивилизация» добралась до Андаманских и Никобарских островов, число коренных жителей на них резко снизилось.

Защитить каменный век


«Политика правительства Индии состоит в том, чтобы удерживать посторонних от любых контактов с жителями этого острова»,— сказал «Огоньку» один из самых известных антропологов Индии, профессор Делийского университета Ануп Капур.

Он отметил, что власти пытаются защищать аборигенов от наступающего внешнего мира. Официально к острову Сентинел нельзя приближаться ближе чем на пять миль. В стране вообще составлен список «защищенных» племен, для поездки к которым требуется специальное разрешение,— и это не только Андаманы, племенные народности (в Индии их называют адиваси) живут и в других частях страны.

Ограничение существует, но тот же Чау не стал обременять себя добычей разрешения на «визит» — просто нанял рыбаков и приплыл на остров. И вообще список индийских законов и правил, которые тогда нарушил гражданин США, немаленький: требование посещать закрытые племенные территории только по разрешению Министерства по делам племен Индии и других ведомств, не говоря о том, что для миссионерской деятельности также необходимо разрешение индийских властей, которого у Чау не было. Как сообщили прессе в андаманской полиции, Чау, вероятно, был связан с организацией All Nations («Все народы»), которая ставит целью распространение христианства среди живущих отдельно ото всех народностей и племен. Отец погибшего Чау считает, что именно миссионерское сообщество США виновно в смерти его сына: эти люди фактически толкнули молодого человека на смерть, доведя его религиозные чувства до «крайнего радикализма».

Миссионеры миссионерами, но на фоне развития туризма на Андаманах остро встал другой важный вопрос: можно ли вообще защитить островитян в эпоху глобализации? «Воды у острова периодически патрулируют катера береговой охраны. Но мы видим, что проплыть можно. Нельзя же окружить Северный Сентинел военным флотом, расстреливая всех подряд! Вот увидите, у Чау будут последователи!» — уверен местный журналист Пракаш. Слишком громкая, по его мнению, вышла история, и многие теперь могут захотеть прославиться.

«Надо надеяться, что этот печальный случай будет уроком и никогда больше не повторится»,— сказал «Огоньку» Абхиджит Сингх, старший научный сотрудник из базирующегося в Нью-Дели исследовательского центра Observer Research Foundation. Он уверен, что островитян нужно оставить в покое. С ним согласен профессор антропологии Ануп Капур: «Правительство Индии полагает, что эти люди имеют право жить так, как они живут, не вступая в контакт ни с кем. Никто не имеет права вмешиваться в их общество и в их культуру!»

Мало кто, впрочем, сомневается: слова хороши, но благие пожелания реализовать невозможно. К сентинельцам туристы, ясное дело, пока потоком не ездят — слишком опасно. А вот к другим племенам — да. И это несмотря на запреты!

Вот и автор этих строк, оказавшийся на Андаманах несколько лет назад, получал предложение от гидов съездить в ту часть островов, где живут автохтонные племена. «Только нет гарантий, что мы их увидим, сэр, и ни в коем случае не надо выходить из автомобиля и не надо открыто фотографировать. А если увидите их детей, можно бросить им шоколадку. Но тоже осторожно…»

Многие индийские политики и правозащитники требуют прекратить такое «человеческое сафари». Но очевидно, что рост числа туристов на островах проблем добавит. Да и как не привлечь, если некоторые антропологи считают сентинельцев и представителей других андаманских племен прямыми потомками первых выходцев из Африки, заселивших Индостан около 50 тысяч лет назад. Визит сюда — это ж путешествие во времени наяву! И как этому противостоять?

«Правительство Индии придерживается принципа "не навреди", на законодательном уровне запретив доступ на территории, где проживают представители обособленных племен. Наверное, на современном уровне развития человечества это правильное решение: таким образом уменьшается возможность причинения вреда этим людям и сохраняется для них возможность проживания вне достижений цивилизации»,— сказал «Огоньку» директор Международного научно-учебного центра изучения Южной Азии РГГУ, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Столяров.

Однако неизвестно, как долго такую «паузу» можно держать…

Комментарии
Профиль пользователя