Коротко

Новости

Подробно

Фото: Manaure Quintero / Reuters

В Венесуэле все плохо, но министра встретили хорошо

Сергей Лавров привез стратегическому союзнику обещания поддержки

от

Глава МИД РФ Сергей Лавров в пятницу посетил Венесуэлу и встретился с президентом Николасом Мадуро. Участники переговоров всячески давали понять: Москва и Каракас были, есть и будут стратегическими союзниками. Между тем легитимность чавистов во главе с господином Мадуро признают далеко не все: более 50 государств уже больше года считают президентом Венесуэлы оппозиционера Хуана Гуайдо, который в момент поездки Сергея Лаврова находился в зарубежном турне. Можно ли говорить о двоевластии в Боливарианской республике, выяснял в Каракасе корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко.


«Правительство Мадуро уверенно контролирует ситуацию»


К появлению Сергея Лаврова в «Желтом доме» — здании XIX века, где в разное время располагались королевская тюрьма, городской совет Каракаса, президентский дворец и МИД,— готовились заранее. Местный ансамбль репетировал национальные мелодии, которые должен был сыграть при появлении гостя. И в итоге сыграл. А еще две пары, одетые в национальные костюмы, под эти мелодии станцевали.

Поднявшись на второй этаж, Сергей Лавров и его венесуэльский коллега Хорхе Арреаса оказались в окружении толпы журналистов и фотографов, которые не переставали делать снимки со всевозможных ракурсов.

«Что вы ждете? Что мы станцуем? Спуститесь вниз и сами станцуйте»,— не выдержал Сергей Лавров, сразу после чего открытая часть встречи завершилась.

После министр встретился с исполнительным вице-президентом Делси Родригес, а затем — с венесуэльским лидером Николасом Мадуро.

Прием министра во дворце ничем не отличался от других его зарубежных поездок. Но даже на полках столичных магазинов по-прежнему не достать товаров первой необходимости. Не удается обуздать и гиперинфляцию. Республика переживала затяжной социально-экономический кризис и до 2013 года (когда скончался лидер боливарианской революции Уго Чавес), а после прихода к власти Николаса Мадуро ситуация резко обострилась. Из страны, где до кризиса жило 30 млн человек, уехало 4,5 млн. По прогнозам МВФ, в 2020 году этот показатель достигнет 6 млн.

Чем может Венесуэле помогает ключевой союзник — Россия, мало что требуя взамен: только в этом году сюда должны направить из РФ более 5 млн доз инсулина и 3 млн вакцин против гриппа. По словам главы Латиноамериканского департамента МИД РФ Александра Щетинина, Москва также поддерживает «обороноспособность Венесуэлы и подготовку национальных кадров». Взятые на себя обязательства по госкредиту, который Каракасу было решено выдать в 2011 году, Венесуэла выполняет в полном объеме, заверил дипломат «РИА Новости».

Полномасштабной остается и политическая поддержка. Напомним, второй срок президента Николаса Мадуро начался 10 января прошлого года. Но оппозицию (которая массово бойкотировала выборы) такой исход не устроил, и 23 января председатель Национальной ассамблеи Хуан Гуайдо объявил себя и. о. президента, пообещав покончить с «тиранией и узурпацией власти». Его немедленно поддержал президент США Дональд Трамп и лидеры еще полусотни стран. РФ и КНР возглавили лагерь тех, кто счел происшедшее попыткой госпереворота.

С тех пор оппозиции так и не удалось взять власть в свои руки, и чавистам это дает повод для иронии. Диосдадо Кабельо, председатель Конституционной ассамблеи (контролируемого чавистами законодательного органа власти), на прошлой неделе назвал Хуана Гуйадо «пустым местом»: «Из того, что он обещает, ничего не сбывается». С тем, что блицкриг оппозиционеров не удался, согласен и посол России в Венесуэле Владимир Заемский. «Попытка провозглашения параллельной власти в Венесуэле обернулась очевидным фиаско. Правительство Николаса Мадуро уверенно контролирует ситуацию в стране»,— заверил он “Ъ”.

По словам источника “Ъ” в российской делегации, идея была изначально обречена на провал. «Причина — в категорическом неприятии венесуэльским народом такого давления. Даже в случае с Ираком у американцев был предлог для вторжения — “пробирка” Колина Пауэлла. В Сирии таким предлогом стала “арабская весна”. А тут в Вашингтоне просто сказали, что не хотят видеть Мадуро. Это никому бы не понравилось»,— заверил собеседник “Ъ”.

«У нас есть план. У нас есть стратегия»


Между тем собеседники “Ъ” из числа венесуэльской оппозиции отчаиваться не собираются. Депутат Национальной ассамблеи Габи Арельяно, которая покинула родину и живет в Колумбии, так описывает прогресс, которого удалось достичь за год: «ООН признала, что Венесуэла действительно переживает тяжелейший гуманитарный кризис. Достижения — это и доклад верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет (в нем зафиксировано, что в республике нарушаются базовые права и свободы.— “Ъ”), и получение доступа к таким активам, как Citgo (американская “дочка” венесуэльской нефтегазовой компании PDVSA.— “Ъ”), и принятие других мер по предотвращению разграбления нации наркодиктатурой Мадуро».

К таким мерам оппозиционеры относят санкции США, которые постоянно расширяются. Так, 5 февраля советник президента США по нацбезопасности Роберт О'Брайен не исключил, что Вашингтон введет санкции против «Роснефти» — так как «ее поддержка Мадуро аморальна». Собеседник “Ъ” в делегации РФ счел высокой вероятность введения таких ограничительных мер, но фатальным этот вариант развития событий не считает.

На международной арене противники Николаса Мадуро ведут себя максимально уверенно — так, будто контролируют и ситуацию внутри страны.

Хуан Гуайдо уже не раз совершал зарубежные поездки, в которых его принимали как главу государства. Последнее турне началось 19 января: самопровозглашенный лидер посетил Колумбию, Швейцарию, Бельгию, Великобританию, Францию, Испанию, Канаду и, наконец, США. Вначале он прибыл в Майами, где проживает обширная венесуэльская диаспора. «У нас есть план,— заверил он там на митинге.— У нас есть стратегия. Мы не одиноки и собираемся восстановить демократию в Венесуэле». Кульминацией его визита в США стала состоявшаяся в среду встреча с Дональдом Трампом.

Из заявлений оппозиционеров следует, что их тактика остается неизменной: Хуан Гуайдо пообещал после своего возвращения на родину организовать новые акции протеста, тем самым продолжив давление на руководство страны. Но вряд ли ему удастся собрать такие же многочисленные манифестации, как год назад, в разгар кризиса.

«Главную причину неудачи “проекта Гуайдо” я вижу в том, что он ориентируется прежде всего на поддержку из-за рубежа, а не на поиск политического решения за столом переговоров. В итоге, несмотря на очевидный прогресс усилий, предпринимавшихся в “норвежском формате”, Гуайдо и его сторонники с подачи США отказались от продолжения контактов в рамках этой инициативы»,— рассказал “Ъ” посол Владимир Заемский.

Сергей Лавров накануне, будучи в Мексике (см. “Ъ” от 7 февраля), уличил Хуана Гуайдо в «капризах», из-за которых и был сорван переговорный процесс. При этом на пресс-конференции министр, казалось, пытался призвать латиноамериканцев не забывать о своей национальной гордости.

«Никаких методов поддержки венесуэльских властей, кроме развития нормальных торгово-экономических связей, мы не предполагаем. Но наши американские коллеги одержимы идеей диктата в этом регионе. Их доктрина направлена на подрыв законных легитимных торгово-экономических связей»,— заявил министр. К этой же теме господин Лавров возвращался на пресс-конференции не раз. «Наши американские коллеги считают, что имеют право присутствовать где хотят, а в Западном полушарии могут присутствовать только они. Когда Джон Болтон, будучи советником президента США по нацбезопасности, заявлял, что никто не должен даже думать, чтобы соваться в Западное полушарие... должна же сработать инстинктивная гордость стран региона!» «Американские коллеги,— продолжал Сергей Лавров, всячески показывая, что коллегами называет их только исходя из дипломатического этикета,— считают, что им можно все, но при этом науськивают всех своих собеседников против России. Но авторитет не завоевывается грубым шантажом, диктатом, санкциями».

Раскол по оппозиционному признаку


По словам Владимира Заемского, в рядах венесуэльской оппозиции зреет недовольство действиями их наиболее радикальных соратников, и разногласия дают о себе знать. Например, в начале января, когда решался вопрос о составе руководства парламента, главой Национальной ассамблеи был избран депутат Луис Парра. Но часть оппозиции (и позже Николас Мадуро) поддержала его, а большая часть парламентариев заявила, что на сессии не было кворума,— и решила не отказываться от поддержки Хуана Гуайдо.

Раскол оппозиции проявился еще и в отношении к переговорному процессу. В сентябре прошлого года правительство Венесуэлы и ряд представителей оппозиции договорились о создании круглого стола национального диалога — постоянного органа для переговоров по широкому кругу вопросов. Хуан Гуайдо и его соратники от работы в этом органе отказались — и его участников представителями оппозиции не считают. А вот Сергей Лавров уверен: переговоры между властями и «патриотически настроенными оппозиционерами» приносят осязаемые результаты. С представителями круглого стола министр встретился в пятницу в Каракасе. «Уверен, что эти выборы — это единственная возможность для радикалов не лишить себя будущего в политической жизни Венесуэлы, вернуться в цивилизованное поле и принять участие в народном суде, если хотите, над политическими силами страны»,— говорил он.

В свою очередь, Владимир Заемский, ссылаясь в разговоре с “Ъ” на свои беседы как с представителями руководства Венесуэлы, так и с оппозиционерами, объясняет: «Я убежден, что если бы США не держали этот вопрос под своей жесткой опекой, то венесуэльские стороны уже некоторое время тому назад договорились бы о взаимоприемлемой формуле урегулирования». «Наша страна занимает четкую позицию, выступая за поиск такого решения внутриполитического кризиса, которое было бы приемлемо и для чавистов, и для оппозиции, для обеих главных сил венесуэльского общества,— объясняет дипломат.— Мировое сообщество действительно могло бы сыграть позитивную роль в том, чтобы содействовать прогрессу в этом отношении, но при этом необходимо избегать какого-либо навязывания “чудодейственных рецептов” типа срочного проведения президентских выборов. И любые шаги по урегулированию должны оставаться строго в рамках венесуэльской конституции».

Соратники Хуана Гуайдо между тем не считают Москву равноудаленной стороной. Позицию противников Николаса Мадуро в разговоре с “Ъ” выразила Габи Арельяно. По ее словам, «прекратить узурпацию власти в стране» не удалось именно из-за того, что венесуэльские власти получают поддержку со стороны Ирана, Кубы и РФ. Госпожа Арельяно назвала Россию «страной, которая на самом деле принимает решения за наркодиктатуру». И добавила: «Иностранная держава стремится заполучить наши полезные ископаемые и в своих целях воспользоваться ухудшением состояния нашей нефтяной промышленности».

При этом Габи Арельяно, как и другие собеседники “Ъ” из числа венесуэльских оппозиционеров, заверяет: их победа не обязательно повлечет за собой разрыв торгово-экономических и инвестиционных договоренностей с РФ. «Правительству России я говорю, что оно сможет в интересах российского народа сохранить экономический союз со свободной Венесуэлой,— отметила депутат.— А вот режим Мадуро выплату своих долгов Москве гарантировать не может».

Комментарии
Профиль пользователя