Коротко

Новости

Подробно

Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Опека в диагнозе

Суд вынес решение по делу живущей в московском роддоме девочки

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Девочка, которая в течение почти шести лет живет в перинатальном центре, может быть передана в приемную семью или под опеку, разъяснили “Ъ” решение Пресненского суда Москвы от 5 февраля юристы. После заседания, длившегося восемь часов, суд принял решение по резонансному делу: Татьяна Максимова и Юрий Зинкин ограничены в родительских правах.


Пресненский суд разбирал иск органов соцзащиты района Арбат об ограничении в родительских правах Татьяны Максимовой и Юрия Зинкина. Напомним, о девочке, которая с рождения живет в перинатальном медцентре (ПМЦ) «Мать и дитя», сообщило ранее издание «Медуза». По информации издания, родители перечисляли с 2014 года медучреждению около 1 млн руб. в месяц: мать девочки считает, что она нездорова. Однако гендиректор центра Марк Курцер заявлял, что ребенок не нуждается в пребывании в стационаре. Эту информацию подтвердил в ноябре 2019 года Гагаринский суд, рассматривая иск клиники к родителям с требованием забрать ребенка из медучреждения. Суд обязал взять ребенка домой, однако родители этого не сделали.

В среду представитель соцзащиты указал, что адвокаты ответчиков подтвердили в судебном заседании, что «отказ забрать ребенка связан не с наличием у ребенка заболеваний, а с несогласием с диагнозами в эпикризе ребенка»: «Таким образом, родители сделали малолетнюю А. заложником своих споров (с ПМЦ.— “Ъ”). А. лишена возможности жить и воспитываться в семье, ее дом — это больничная палата, нарушается ее право на воспитание своими родителями — эту обязанность переложили на нянь.

У девочки не формируется духовная и физическая связь с родителями, она лишена возможности общаться со своими сверстниками, возможности адаптации и интеграции в общественную жизнь».



Защита подала ходатайство о переносе процесса в связи с болезнью Татьяны Максимовой, однако суд его отклонил. По словам адвокатов, родители пациентки, получив выписки из ПМЦ, в которых, по их словам, не было необходимых подписи и печатей, не смогли устроить дочь в другие медучреждения. Впрочем, они ссылались лишь на устные отказы. У адвокатов был еще ряд формальных претензий к иску. Например, в нем, настаивали они, не указан территориальный орган опеки, куда должна будет передана девочка в случае удовлетворения требований истца.

Представители ПМЦ отметили, что родители посещали в клинике ребенка «эпизодически». Они начали делать это чаще, когда ребенком начали интересоваться органы опеки (с весны 2019 года), «приходя одновременно с соцработниками или с разницей в 15 минут».

Тот факт, что мать не посещает девочку с июля 2019 года, объяснялся болезнью Татьяны Максимовой. Отец последний раз был в клинике в ноябре 2019 года.

Юристы центра также напомнили, что Татьяна Максимова и Юрий Зинкин в течение года так и не провели независимую экспертизу состояния дочери: была предпринята попытка, но вместо «кардиологов, эндокринологов, педиатров и детских психиатров» в клинику пришли два судмедэксперта и взрослый психиатр. Их не допустили осматривать девочку.

Прокурор Степанюк заявила, что качество медуслуг, на которые ссылались представители ответчика, «не является юридически значимым обстоятельством по данному делу»: «При этом они сами не представили сведений о диагнозах несовершеннолетней, на которых они настаивают». «Отказ забирать ребенка и заботиться о нем только на том основании, что не имеется медицинской документации или у ребенка имеется ряд заболеваний, свидетельствует об уклонении родителей от исполнения своих обязанностей»,— уточнила она.

«Ограничить в родительских правах Юрия Зинкина и Татьяну Максимову в отношении малолетней дочери А. 2014 года рождения, взыскать в пользу малолетней А. алименты на ее содержание с Юрия Зинкина и Татьяны Максимовой,— огласила решение судья Наталья Каржавина.—

Передать малолетнюю А. на попечение органа опеки и попечительства».



Адвокат Татьяны Максимовой Ольга Лукманова заявила “Ъ”, что решение суда будет оспорено.

Адвокат, советник—руководитель практики семейного права адвокатского бюро BGP Litigation Виктория Дергунова разъяснила “Ъ”, что ограничение родительских прав — мера, которая принимается, когда оснований для лишения родительских прав недостаточно. Ограниченные в правах родители «больше не могут представлять интересы ребенка в публичном пространстве, не могут больше представительствовать в его интересах, а вопрос проживания ребенка определяют органы опеки и попечительства — он может быть передан в приемную семью или под опеку». Госпожа Дергунова отметила, что ограничение родительских прав обычно устанавливается на определенный срок, «в который родители могут изменить свое поведение и после выступить с иском о восстановлении в родительских правах»: «Если срок не определен, обычно это полгода».

Валерия Мишина


Комментарии
Профиль пользователя