Коротко

Новости

Подробно

«Мифический квест: пир ворона» и другие новые сериалы

Выбор Татьяны Алешичевой

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 34

 


Мифический квест: пир ворона
Mythic Quest: Raven’s Banquet

создатели Чарли Дей, Меган Ганц, Роб Макэлхенни
Apple TV+

Шизонарцисс Ян Гримм (Роб Макэлхенни) — арт-директор компании, создающей видеоигру (ее название вынесено в заголовок сериала), в которую играют 11 млн геймеров. Он непрерывно собачится с Поппи Ли (Шарлотта Никдао), честолюбивой главой отдела видеоинженеров, которая и сама хочет креативить, но вынуждена довольствоваться функцией «кисточки, которой водит рука Художника». Мотивационные приемы Яна не слишком затейливы: «Вместе мы как битлы — наши супер-эго сталкиваются и рождают шедевры!» Но Поппи осточертела роль Ринго, которого не видно за спинами фронтменов, и она подумывает сбежать к конкурентам, пока игра переживает падение популярности: о ней нелицеприятно высказался 14-летний засранец, «лидер мнений» и звезда YouTube Пути Шу (Элиша Хениг).

«Мифический квест: пир ворона» — породистое шоу, что называется, от известных производителей: Чарли Дей и Меган Ганц, создатели подуставшего к 14-му сезону ситкома «В Филадельфии всегда солнечно», и сам Макэлхенни разоблачают творческую кухню, стоящую за любым успешным продуктом поп-культуры. Первый установочный эпизод нового сериала снял автор «Ананасового экспресса» Дэвид Гордон Грин, помимо постоянного сотрудничества с комиком Дэнни Макбрайдом охотно участвующий и в других коллаборациях. Вишенкой на торте здесь появляется Ф. Мюррей Абрахам в роли почти самого себя: обладатель «Оскара» 1985 года за роль Сальери в «Амадеусе» играет писателя, в далекие годы получившего самую престижную в индустрии фантастической литературы премию «Небьюла». В основу игры положена серия его романов, так что на правах соавтора он всюду таскается за Яном, не просыхает ни на минуту, ночует в офисе и ноет про смерть поп-культуры: вместо подлинной драматургии кругом сплошной сторителлинг.

Сервис Apple TV+ впереди планеты всей на ура отработал тему #metoo в сериале «Утреннее шоу», блестяще вписав ее в структуру «мыльной оперы», и, похоже, останавливаться не намерен. Поп-культура, способная прожевать и выплюнуть любую общественную повестку в виде удобоваримого зрелища, все последнее время греется рядом с костром женского движения и ловко подкидывает в него дровишки. В «Мифическом квесте» тоже есть шутки по всем острым вопросам нынешнего бытия: токсичная маскулинность, подчиненное положение женщин в корпорациях — ну и прочие проблемы первого и третьего миров. Особенно третьего, где косматые викинги до сих пор объективируют валькирий и рубят друг другу головы лопатой (и то сказать, ну не копать же ею, как придумала Поппи, и ушлый Ян тут же приспособил для смертоубийства). Высмеивая перекосы политкорректности, незлобивый «Квест» остается целиком в ее рамках. Самый смешной эпизод в этом смысле — третий, где игрой увлекаются белые шовинисты. Команда разработчиков об этом узнает от менеджера по связям с общественностью, несгибаемой Сью, которая сидит в подвале и мужественно фильтрует поток оскорбительных комментариев от недовольных игроков. «Квест» превращается в поле для безобразий: игровые викинги зигуют и складывают из своего оружия на поляне огромную свастику, и с этим надо что-то делать: караул, в игру протырились нацисты! Но забанить их означает дискриминировать одну из групп по интересам! Что с этим делать, непонятно — ну разве что созвать внутри команды разработчиков комитет по этике.

Но по-настоящему шоу начинает дышать, когда бросает обсуждать актуальные вопросы и берется за вечные: откуда, например, взялось такое количество взрослых детей, зарабатывающих созданием игрушек для других взрослых детей, и что думают об этом настоящие дети, о которых как-то подзабыли в процессе?

Жемчужина шоу — стоящая особняком пятая серия, написанная кровью сердца со всеми сопутствующими хаханьками, где поп-культура по обыкновению наотмашь рефлексирует по поводу себя самой. Здесь бунтарка Бини и продюсер видеоигр Док легендарно встречаются в начале 90-х в магазине видеоигр и в пику дерьму, которое там продается, создают оригинальную игру «Темная Тихая Смерть», в которой невозможно убить монстра и нельзя победить, можно только выживать как можно дольше, как и в реальной жизни. Но проходят годы и десятилетия, и маркетинговый отдел по капле выдавливает из игры нонконформизм: «Они забрали темноту и тишину, у нас осталась только смерть». Венчают дело покупка игры вездесущей компанией Disney и голливудская экранизация, превратившая самую мрачную и безнадежную игру в мире в сгусток розовых соплей. Таков мистический квест шоу-бизнеса: породив что-то подлинное, он непременно сам же и выхолостит его, чтобы продавать нам мертвечину в розовой обертке.


Незнакомка
The Stranger

Netflix

Детективщик Харлан Кобен, которому Стивен Кинг симпатизирует до такой степени, что в качестве персонажа вставил его в роман «Чужак», придумал запутанный и набитый загадками сюжет, заставляющий смотреть сериал запоем. Едва устаканившаяся после кризиса семейная жизнь героя Ричарда Армитеджа рушится, когда подсевшая к нему за столик в кафе незнакомка сообщает, что его жена симулировала беременность и выкидыш. Жена исчезает без объяснений, а незнакомка продолжает вытаскивать из шкафов все новые скелеты, терроризируя остальных жителей городка. В сюжете присутствуют также трупы людей и животных и полицейское расследование.


Ключи Локков
Locke & Key

Netflix

Экранизация серии комиксов, которые сочинил сын Стивена Кинга Джозеф, работающий под псевдонимом Джо Хилл. Семья Локков после гибели отца поселяется в старинном особняке в городке Лавкрафт, в котором дети находят таинственные ключи. Эти ключи открывают порталы в потустороннее, а по пятам за Локками следует мистическое зло, которое умеет вселяться в тела подростков и уже погубило Локка-старшего. Детская готика, сделанная, очевидно, на волне успеха «Очень странных дел».


НольНольНоль
ZeroZeroZero

Sky Italia, «Амедиатека», с 14 февраля

Новый проект авторов «Гоморры» — писателя Роберто Савьяно, без устали бичующего коррупцию и общественные пороки Италии, и режиссера Стефано Соллимы — на все ту же злободневную тему наркотрафика. Кокаиновый король дон Муно скрывается от властей Италии в ожидании прибытия из Мексики танкера с грузом наркотика, его внук планирует переворот с захватом власти, а в ряды мексиканских спецслужб пробирается агент мафии. Помимо итальянского и мексиканского каста в «НольНольНоль» задействованы Андреа Райсборо и Гейбриел Бирн.


Hi-Fi
High Fidelity

Hulu, с 15 февраля

Фото: Hulu

Первая экранизация «Фанатика» Ника Хорнби вышла в 2000-м, владельца убыточного магазина виниловых пластинок Роба, которому хронически не везло с девушками, тогда играл Джон Kьюсак, а одну из его возлюбленных — Лиза Боне. В свете новых веяний в нынешнем сериале Роб — это девушка (в исполнении дочери Боне, Зои Кравиц), которая все так же ищет ответы на животрепещущие вопросы в песнях с любимых пластинок. Пытаясь понять, что не так с ее незадавшейся личной жизнью, она вспоминает пять своих самых страстных романов и горьких расставаний.


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя