обновлено 19:52

Тагилбанк заходит в Европу

Его кредиторы пожаловались в ЕСПЧ на неэффективную защиту в банкротном деле

Кредиторы Тагилбанка, который лишился лицензии в 2018 году, обратились в Европейский суд по правам человека с жалобой на действия Банка России и Госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ). Причиной стали на неэффективные траты и сокрытие информации о расходах управляющего в деле о банкротстве банка. Суды в России кредиторов не поддержали и они заявили о том, что их лишили эффективной защите своих интересов.

Фото: flickr.com/dominic-doyle

Фото: flickr.com/dominic-doyle

Представитель комитета кредиторов Тагилбанка (лишен лицензии осенью 2018 года) Анна Ловкина сообщила “Ъ-Урал”, что речь идет о нарушении ст. 1 протокола № 1 и ст. 13 Европейской конвенции и лишении кредиторов права получить эффективную защиту в суде. Обращению в ЕСПЧ предшествовало заключение конкурсного управляющего, главы представительства АСВ в УрФО Андрея Сергеева, в котором сказано, что на момент банкротства отсутствовал факт недостаточности стоимости его имущества. С момента запуска процедуры банкротства, кредиторы Тагилбанка неоднократно жаловались на неэффективные траты и сокрытие информации о расходах управляющего.

Например, как следует из материалов дела арбитражного суда Свердловской области, кредиторы считают необоснованным привлечение 24 помощников конкурсного управляющего, а также его планы потратить 21 млн руб. на услуги по экспертизе документов и размещению архива. «По мнению представителя собрания кредиторов общества «Тагилбанк» данные расходы являются необоснованными, не соответствуют интересам кредиторов, поскольку стоимость услуг значительно превышает сложившийся уровень цен на подобные услуги», — говорится в определении суда.

Ранее кредиторы заявляли, что отказывал распределять между ними 239 млн руб., зарезервированных АСВ, ссылаясь на то, что эти деньги пойдут на траты конкурсного производства. По данным РБК Екатеринбурге, комитет кредиторов потребовал не только расплатиться с кредиторами первой очереди, но сократить расходы на процедуру. По данным издания, ежемесячное вознаграждение в 1 млн руб. плюс «дополнительное вознаграждение в размере 10%» получала адвокатская коллегия «Юков и Партнеры» (бывшее «Юков, Хренов и Партнеры»). Расходы АСВ приблизились к 100 млн руб., из которых 40% — оплата услуг «Юков, Хренов и Партнеры».

«В России отзыв лицензии у банка — это способ отъема средств с использованием законодательства о банкротстве. Защиты для кредиторов, имущественные права которых были нарушены, не существует, потому что для судов Банк России — истина в последней инстанции, который не может ошибаться ни в чем и никогда. Позиция прокуратуры сводится к тому, что АСВ не подлежит административной ответственности», — рассказала госпожа Ловкина.

Она добавила, что, будучи арбитражным управляющим в ходе одного из банкротств, не связанных с банком, пыталась предложить кредиторам оплачивать охрану объекта недвижимости и ответхранение всего остального имущества в другом городе, однако суд прямо указал, что такие действия недопустимы и нанесут ущерб интересам кредиторов. В случае с Тагилбанком была применена абсолютно такая же схема и возражения суда не вызвала.

В АСВ сообщили, что копия жалобы в ЕСПЧ от кредиторов Тагилбанка в адрес конкурсного управляющего пока не поступала. «До получения и ознакомления с жалобой Агентство не может дать оценку данной ситуации», — пояснили в АСВ. При этом в агентстве отметили, что 24 января 2020 года на сайте АСВ была размещена информация о ходе выплат. В частности, сообщено о продлении до 22 мая 2020 года срока проведения расчетов с кредиторами первой очереди, требования которых включены в реестр требований кредиторов банка, с одновременным увеличением процента удовлетворения с 81,99 % до 86,15% суммы установленных требований. Всего на удовлетворение требований кредиторов было направлено более 738 млн руб.

Управляющий партнер юридической компании «BSPartners» Екатерина Балина объясняет, что по ст. 189.77 закона «О банкротстве» в случае кредитных организаций, имеющих лицензию Банка России на привлечение денежных средств граждан, в качестве арбитражного управляющего всегда выступает АСВ. Законом предусмотрен механизм контроля кредиторов за деятельностью конкурсного управляющего и иногда возможно добиться его отстранения, привлечения к административной ответственности и дисквалификации.

«Все указанные механизмы в отношении особенного управляющего — АСВ — не действуют. Вне зависимости от качества работы, госкорпорация остается на месте и продолжает сопровождать процедуру. По моему мнению, АСВ не соблюдает основной принцип: управляющий в деле о банкротстве обязан соблюдать баланс интересов должника и кредиторов. Но в условиях отсутствия контроля над его деятельностью, агентство стало крайне закрытой структурой, от которой рядовому кредитору банка стало практически невозможно получить полную и достоверную информацию о банкротстве, на какой-то конструктивный диалог в принципе рассчитывать не приходится. Наблюдая за рядом процедур, отмечаю, что деятельность АСВ направлена на пополнение конкурсной массы не в целях расчетов с кредиторами. Фактически всем поступившим суммам находится иное применение: огромные текущие расходы на хранение документации, за оценку имущества, на оплату услуг привлеченных специалистов, оказывающих юридические услуги. В итоге, на выплаты кредиторам не остается практически ничего», — говорит госпожа Балина.

Обращение кредиторов уральского банка в ЕСПЧ — это не первая попытка урегулирования ситуации в рамках международного права. В декабре 2019 года стало известно, что около 200 кредиторов Пробизнесбанка, лишившегося в 2015 году лицензии, подали шесть жалоб в ЕСПЧ. Оперативно получить информацию о движении этих дел не удалось.

В Уральском ГУ Банка России на запрос “Ъ-Урал” не ответили.

Мария Кутепова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...