Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Наука просвещать

Школьники, студенты и академики получили новых кураторов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

В родственных ведомствах вчера сменили руководство. Ольга Васильева, как и предполагалось, покинула пост министра просвещения — на ее место пришел Сергей Кравцов, с 2013 года возглавлявший Рособрнадзор. Это повышение выглядит как награда за наведение порядка в сфере ЕГЭ, считают собеседники “Ъ”. А вот министр науки и высшего образования Михаил Котюков, который также навел порядок, но уже в академической системе, должность все-таки не сохранил. Его сменил не самый очевидный кандидат на должность федерального министра Валерий Фальков, с 2013 года возглавлявший Тюменский государственный университет.


Министерство просвещения


Ольга Васильева стала главой Министерства образования и науки РФ в 2016 году «вне очереди» — тогда премьер Дмитрий Медведев неожиданно отправил в отставку министра Дмитрия Ливанова, протеже «путинского» министра Андрея Фурсенко. «Медведевские» кадры принято считать «либеральными», но госпожа Васильева выбивалась из этого ряда — она любила говорить о «традиционных ценностях», «духовных скрепах» и откровенно заигрывала с консервативной массой школьных учителей. По словам источника “Ъ”, близкого к администрации президента, назначение госпожи Васильевой лоббировала жена Дмитрия Медведева. Ольга Васильева, как и Светлана Медведева, известна близкими отношениями с РПЦ: в 2020 году патриарх Кирилл уже не в первый раз лично поздравил ее с днем рождения.

В мае 2018 года ведомство разделили на Министерство просвещения, отвечающие за школы и детские сады, и Министерство науки и высшего образования. Ольга Васильева осталась главой Минпросвещения. Период ее работы запомнился несколькими крупными скандалами — самый главный был связан с изменением федерального перечня учебников. При этом СМИ сообщали о тесных связях Ольги Васильевой с издательством «Просвещение», совладельцем которого в 2013–2017 годах был Аркадий Ротенберг. После назначения госпожи Васильевой в «Просвещение» пришла работать ее предполагаемая родственница, полная тезка ее сестры — Ирина Юрьевна Васильева. Кроме того, при Ольге Васильевой министерство критиковали за формирование новых федеральных государственных образовательных стандартов, продвижение совместных с РПЦ факультативных учебных курсов и предложения по ужесточению правил усыновления. После ухода Дмитрия Медведева с поста премьер-министра отставка госпожи Васильевой не стала нежданностью, считает собеседник “Ъ” в министерстве просвещения.

А вот назначение на ее место руководителя Рособрнадзора Сергея Кравцова ожидаемым назвать нельзя: он «очень хотел это назначение», однако «мощного лобби у него нет"»,— говорит работавший с господином Кравцовым в Рособрнадзоре собеседник “Ъ”. Сергей Кравцов родился в 1974 году в Москве, с отличием окончил Московский государственный открытый педагогический университет и МГИМО по специальности «Государственное и муниципальное управление со знанием иностранного языка» (2000 г.), имеет степень доктора педагогических наук. Начинал он с работы заведующим лабораторией Института управления образованием Российской академии образования, был директором департамента регионального развития Минобрнауки РФ. В августе 2013 года его перекинули на самый «горячий» фронт работ — в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки.

Рособрнадзор занимался ЕГЭ, и первые несколько лет сдачи госэкзамена были для ведомства откровенно неудачными: вопросы к экзамену легко можно было купить в соцсетях, учителя массово решали задания за учеников, выпускники из южных регионов необъяснимым образом получали высокие оценки. Господин Кравцов взялся за дело, и накал страстей вокруг экзамена снизился, а процедура проведения ЕГЭ стала прозрачнее. Последний крупный скандал вокруг ЕГЭ разразился в прошлом году из-за заявления известного учителя Дмитрия Гущина об утечках материалов перед экзаменом — ведомство подало в суд «из-за публикации непроверенных данных в период проведения ЕГЭ», и выиграло его.

Отметим также, что в последние несколько лет были внесены значительные изменения в процедуру ЕГЭ, которые должны были ответить на сохранившиеся претензии к «экзамену-угадайке». Так, было введено итоговое собеседование по русскому языку, выпускники одиннадцатых классов получили возможность сдавать ЕГЭ по китайскому языку, часть экзаменов стали проводить в компьютерной форме. Понятно, что большинство этих изменений предлагали школьное и вузовское сообщества, но в публичном поле отвечал за нововведения именно глава Рособрнадзора.

Первый серьезный удар по репутации Сергея Кравцова был нанесен в 2017 году, когда Европейский университет в Санкт-Петербурге был лишен лицензии на ведение образовательной деятельности (восстановил ее в августе 2018 года). А в мае 2018 года Рособрнадзор также лишил госаккредитации Московскую высшую школу социальных и экономических наук (Шанинка). Эти решения были восприняты как несправедливые (оба вуза считались в числе лучших в стране) и политические (оба вуза имели статус «либеральных»). После этого Ассоциация ведущих университетов России и ассоциация «Глобальные университеты», в которые входят 50 крупнейших вузов РФ, обратились к президенту Владимиру Путину с предложением скорректировать систему аккредитации. В итоге господин Кравцов подписал новое постановление о государственной аккредитации вузов. Согласно изменениям, эксперты, выдающие аккредитацию, должны учитывать сведения о результатах оценки качества знаний выпускников. Представители вузов отмечали некоторые недочеты нового порядка, но в целом оценили его положительно.

В 2019 году Федеральный институт оценки качества образования опубликовал отчет о результатах исследования PISA-2018 (Programme for International Student Assessment): тогда эксперты PISA отнесли Россию к успешной группе стран (18 из 79), в которой произошли позитивные изменения не менее чем в двух образовательных направлениях. При этом российские школьники продемонстрировали снижение среднего балла по читательской, естественно-научной и математической грамотности. Впрочем, претензии по этому поводу в академическом сообществе адресовали скорее министру просвещения Ольге Васильевой, а вот факторами успеха называли введение Рособрнадзором промежуточных контрольных работ. Школьники из Москвы тогда значительно улучшили свои показатели в PISA по трем направлениям, а эксперты отмечали положительную динамику продвижения России в международных исследованиях качества образования. Источник “Ъ”, занимавший пост в руководстве министерства просвещения, считает, что повышение господина Кравцова — «ожидаемая награда за повышение доверия к ЕГЭ и улучшение показателей PISA».

Валерий Фальков

Фото: РИА Новости

Министерство науки и высшего образования


Пожалуй, одним из самых неожиданных кадровых решений выглядит отставка Михаила Котюкова с поста главы Министерства науки и высшего образования. Собеседники “Ъ” в аппарате министерства уверяют: «Еще вчера все говорили, что у нас все ок». Выходец из системы Минфина (был заместителем федерального министра в 2012—2013), Михаил Котюков казался максимально близким по духу членом кабмина для нового премьера-налоговика. К тому же, господин Котюков выглядел человеком, действительно подходящим для своей должности — более того, именно под него она в свое время и была создана.

Напомним, что Михаил Котюков пришел «в науку» еще в 2013 году, на волне скандала против реформы Российской академии наук. Он возглавил специально созданное Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), которому было поручено заняться самой деликатной частью реформы РАН — проблемами академической собственности. В то время высокопоставленные чиновники не скрывали раздражения из-за крайне запутанных финансовых схем, которые, по их мнению, процветали в РАН с попустительства руководства академии. «Чуть ли не половина институтов сдается в аренду, а ведь это государственная собственность. Их просили навести порядок, но они отказались слушать»,— объясняли тогда журналистам собеседники в правительстве одну из главных причин столь резкой реформы.

Академики, в свою очередь, довольно умело заручились поддержкой общественного мнения — по всей стране шли митинги «в защиту чистой науки от эффективных менеджеров». Но господину Котюкову удалось совершить невозможное: будучи одним из тех самых далеких от науки «менеджеров», которыми ученые пугали (и небезосновательно) общественность, он довольно быстро снизил поток негатива в отношении реформы. Поначалу академия воспринимала молодого чиновника в штыки, вполне обоснованно подозревая в нем присланного сверху ревизора. Однако уже через несколько месяцев руководство РАН признало его разумным и достойным диалога «куратором». Особенно большое впечатление произвело на них «правило двух ключей» — господин Котюков обещал все важные решения, в том числе кадровые, принимать только с одобрения руководства РАН (и поначалу действительно его соблюдал). Недовольные новым положением дел в академической среде, разумеется, остались — но влияния у этой группы академиков становилось все меньше.

Следующие пять лет ФАНО под руководством господина Котюкова занималось «наведением порядка» — при этом расчистка финансовых схем и перераспределение собственности не помешали научной деятельности институтов (за исключением нескольких инцидентов). В глазах руководства страны Михаил Котюков доказал, что «менеджер» без научного бэкграунда вполне может управлять исследовательской отраслью. В 2018 году этап наведения порядка закончился: ФАНО было ликвидировано, а Михаил Котюков получил половину разделенного Минобрнауки — науку и высшее образование. И эта реформа вновь прошла практически безболезненно.

Чуть ли не главным провалом господина Котюкова стал подписанный им в 2019 году ведомственный приказ, устанавливающий для академических ученых «правила общения с иностранными гражданами». Документ вызвал массу критики. Доставалось министру и от условных «охранителей» — за чрезмерное, по их мнению, сближение министерства с сетевым сообществом «Диссернет». Замминистра Григория Трубникова прямо называли «государственным человеком в "Диссернете"» — и действительно, создавалось впечатление, что ведомство как минимум прислушивается к рекомендациям этой группы ученых по «очищению» отечественной науки. Совсем недавно, в конце 2019 года, комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований, в которой большую роль играют члены «Диссернета», сообщила об отзыве 869 научных статей, в которых нашли плагиат. Об этой масштабной «чистке» написали и западные СМИ, и международные научные журналы; вполне возможно, что столь откровенное признание серьезных проблем российской науки вызвало неудовольствие у руководства страны. В конце 2019 года по репутации Минобрнауки был нанесен еще один удар: «Ведомости» подробно рассказали о фактах, о которых давно говорят в кулуарах образовательных форумов — подтвердилось, что российские вузы продвигаются в мировых рейтингах при помощи проплаченных статей в научных журналах–однодневках.

Впрочем, возможно, отставка Михаила Котюкова не связана с какими-либо претензиями к его работе. Причины станут понятнее в ближайшие дни — если господину Котюкову предложат не «ссыльную» должность, то его отставку можно будет объяснить гораздо проще: власть посчитала, что приглашенный «кризис-менеджер» окончательно навел порядок в академическом секторе, и теперь пришло время передать отрасль профильному специалисту, которому можно доверить подготовку давно обещанного президентом «прорыва».

Министры образования России последних 20 лет

Как называлось министерство Министр Сколько продержался на посту
Министерство образования РФ (образовано 25 мая 1999 года) Владимир Филиппов 4 года 9 месяцев (25 мая 1999 года — 9 марта 2004 года)
Министерство образования и науки РФ (образовано 9 марта 2004 года) Андрей Фурсенко 8 лет и 2 месяца (9 марта 2004 года — 21 мая 2012 года)
Дмитрий Ливанов 4 года и 2 месяца (21 мая 2012 года — 19 августа 2016 года)
Ольга Васильева 3 года и 5 месяцев (19 августа 2016 года — 21 января 2020 года)
Министерство просвещения (образовано 15 мая 2018 года)
Сергей Кравцов С 21 января 2020 года
Министерство науки и высшего образования (образовано 15 мая 2018 года) Михаил Котюков 1 год и 8 месяцев (18 мая 2018 года — 21 января 2020 года)
Валерий Фальков С 21 января 2020 года

На смену Михаилу Котюкову пришел Валерий Фальков. Не самый очевидный выбор: кажется, в многочисленных «списках нового правительства», которые циркулировали последние дни, его кандидатуру никто не указывал до самого последнего момента. Валерий Фальков родился 18 октября 1978 года в Тюмени. С 2013 года он занимал пост ректора Тюменского государственного университета (ТюмГУ), состоит в партии «Единая Россия», от которой в 2013 году избрался в Тюменскую гордуму. В 2016 году стал депутатом Тюменской облдумы, где возглавляет комиссию по соцполитике. В 2018 году вошел в Совет по науке и образованию при президенте. В конце прошлого года после отставки заместителя губернатора Тюменской области Натальи Шевчик в политических кругах обсуждалось, что должность якобы предлагали господину Фалькову, но тот отказался.

Любопытно, что в январе 2020 года Валерия Фалькова пригласили войти в рабочую группу по изменению Конституции. Свое участие он объяснял “Ъ” тем, что имеет юридическое образование и большой опыт в разработке законопроектов: например, участвовал в подготовке законов «Об административно-территориальном устройстве ЯНАО», «О референдуме в Тюменской области», а также избирательного кодекса Тюменской области.

Бывшая сотрудница Валерия Фалькова отмечает, что он «многое сделал в ТюмГУ, но всем было очевидно, что ректор давно перерос свою должность». При господине Фалькове вуз стал частью Западно-Сибирского межрегионального научно-образовательного центра (НОЦ), который объединяет университеты, крупные бизнес-корпорации и научные организации Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. Университет вошел в правительственный проект «5–100» и показывает неплохие результаты в международных рейтингах. Директор рейтингового агентства QS по Восточной Европе и Центральной Азии Зоя Зайцева заявила “Ъ”, что к назначению относится «крайне положительно», так как господин Фальков станет «первым министром, прошедшим закалку проектом «5–100» в качестве ректора»: «Тюмень не самый простой из российских регионов, но сегодня по привлекательности ТюмГУ может конкурировать со столичными вузами, во многом — благодаря выстроенным Фальковым связям с работодателями». В программу «5–100», по ее словам, вуз попал благодаря «убедительной команде и реалистичному пониманию своих сильных и слабых сторон». В пресс-службе ТюмГУ “Ъ” вчера подтвердили, что благодаря господину Фалькову университет получил «солидных индустриальных партнеров». В вузе отметили, что назначение Валерия Фалькова стало для преподавателей неожиданностью.

Михаил Котюков был сосредоточен на развитии «научного» крыла в «двухсоставном» министерстве науки и высшего образования; видимо, власть посчитала необходимым выправить этот крен, для чего и доверила министерство ректору. Исходя из этой логики, первоочередной задачей Валерия Фалькова станет интеграция академической и вузовской науки — проблема их разъединенности давно назрела, но «кризисный менеджер» Котюков вполне разумно глубоко в нее не лез. На данный момент главной сложностью выглядит отсутствие у Валерия Фалькова «федерального опыта», соглашаются опрошенные “Ъ” образовательные эксперты: возглавлять университет, даже очень большой — это совсем не тот же масштаб, что руководство федеральным министерством.

Ксения Миронова, Александр Черных; Татьяна Дрогаева, Екатеринбург


Комментарии
Профиль пользователя