Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Ключевым дестабилизирующим фактором остается агрессивная линия Запада»

Сергей Лавров вновь объяснил, кто во всем виноват

от

И. о. министра иностранных дел Сергей Лавров в пятницу провел пресс-конференцию по итогам деятельности его ведомства в 2019 году. Спросили его и о его собственных планах на будущее. “Ъ” собрал ключевые цитаты из выступления главы российской дипломатии.


О роспуске российского правительства и своих планах на будущее


Мне поручили исполнять обязанности три дня назад — я исполняю.

О планах поставить Конституцию РФ выше международного права


Любая международная договоренность, которую принимает Российская Федерация, к которой она присоединяется, подписывается и выносится на ратификацию в российский парламент, в наше Федеральное собрание. Ратификация оформляется в виде федерального закона.

Наши международные обязательства, во-первых, становятся частью нашей правовой системы, будучи обличены в форму федерального закона, а во-вторых, федеральный закон не может быть принят, если он противоречит Конституции.



Так что я здесь не вижу каких-либо поводов и предлогов для спекуляций и поиска скрытого смысла. Никакие международные договоренности не должны противоречить нашей Конституции.

О причинах нестабильности в мире


Ключевым дестабилизирующим фактором остается агрессивная линия ряда государств Запада, прежде всего наших американских коллег, на разрушение международно-правовой архитектуры безопасности, замену международного права собственным изобретенным миропорядком, основанным на правилах.

В этом ряду и слом Вашингтоном Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, заматывание перспектив продления Договора о стратегических наступательных вооружениях, искусственное нагнетание напряженности в регионе Персидского залива, попытки пересмотреть общепринятые основы ближневосточного урегулирования, усиление военной активности НАТО вблизи российских границ, линия на приватизацию многосторонних механизмов контроля за нераспространением оружия массового уничтожения.

О сбитом иранцами украинском Boeing


Никого не хочу оправдывать, это человеческая ошибка. То, что это было непреднамеренно, по-моему, все уже поняли.

Американцы уничтожили беспрецедентной операцией, которая подрывает международное право, Сулеймани (иранского генерала Касема Сулеймани.— “Ъ”).

Иранцы ответили выверено, предупредив Ирак, есть информация в СМИ, что и американцы были предупреждены и приняли это за данность.



Есть информация, что после этой атаки иранцы ожидали еще одного удара США, не знали в какой форме, но в воздухе было минимум шесть F35, в воздушном пространстве прямо у границ Ирана. Это информация, которая, я думаю, еще подлежит перепроверке. Но просто хочу подчеркнуть нервозность, которая всегда присутствует в таких ситуациях.

Об отношениях США и Ирана


Обострение отношений между Ираном и США не будет помогать урегулированию ни одного кризиса в регионе хотя бы потому, что напряженность будет возрастать. И трагедия с самолетом украинских авиалиний над Тегераном — это серьезный звонок и сигнал к тому, чтобы начать заниматься деэскалацией, а не постоянными угрозами, полетами боевой авиации в регионе.

Об иранской ядерной сделке (Совместном всеобъемлющем плане действий)


Считаю, что нам нужно провести как минимум встречу политдиректоров всех остающихся участников СВПД — европейской «тройки» (Великобритания, Германия, Франция.— “Ъ”), России, Ирана — и по-честному поговорить друг с другом.

Когда Иран говорит, что будет подвешивать выполнение своих добровольных обязательств, конечно, мы считаем, что это не помогает делу, дает повод тем же американцам обострять ситуацию.



Но мы видим причины, по которым Иран вынужден так поступить.

Американцы вышли из СВПД и не только сами прекратили выполнять свои обязательства, но и всем остальным запрещают торговать с Ираном. А от Ирана требуют, чтобы он выполнял документ, который президент Трамп назвал самым плохим в истории. Все должны подчиниться Соединенным Штатам и не торговать с Ираном, а Иран свои обязательства выполнять должен.

Это тревожная ситуация. А сейчас она обретает еще более опасный разворот: три страны—участницы СВПД от Европы — Великобритания, Франция и Германия — направили письмо верховному представителю Евросоюза по внешним делам господину Жозепу Боррелю, в котором сказали, что они хотят начать процедуру об урегулировании споров, которая предусмотрена в самом СВПД.

Происходит примерно то, о чем предупреждал президент РФ Владимир Путин, а он говорил, что на каком-то этапе европейцы воспользуются какой-нибудь ситуацией вокруг Ирана, чтобы с облегчением свалить на Иран вину за все, что происходило.

Об ультиматуме США по Ирану


Когда европейские страны высказались за то, что Иран теперь обязан принимать меры, они выразили сожаление по поводу того, что США вышли из СВПД, но требование — жестко, с обвинительным уклоном — адресовали Ирану. Буквально вчера я прочел новость, что министр обороны ФРГ (Аннегрет Крамп-Карренбауэр.— “Ъ”) подтвердила слухи, что до того, как это письмо было написано министрами иностранных дел Великобритании, Франции и Германии, американцы выдвинули им ультиматум, пригрозив ввести 25-процентные пошлины на автомобильную и другую продукцию, если эти три страны не откажутся от СВПД и не начнут выступать за разработку нового договора, который устроит США.

О предстоящей берлинской конференции по Ливии


Берлинская конференция — мы с самого начала ее поддержали, эту инициативу. Потому что чем больше будет стран желать помочь ливийцам создать условия для урегулирования этого кризиса, тем, наверное, будет лучше. Убеждать этих людей непросто, и надо здесь силы объединять. Именно из этих соображений мы будем участвовать в конференции, которая состоится в воскресенье в Берлине. Мы принимали участие во всех пяти подготовительных встречах. Итоговые документы выглядят теперь, по-моему, уже практически согласованными. Они в полной мере соответствуют решениям, которые принимал Совет безопасности по ливийскому урегулированию, не содержат каких-либо положений, противоречащих решениям Совбеза.

Главное теперь, чтобы после берлинской конференции, если все пойдет, как запланировано, и Совет безопасности поддержит итоги берлинской конференции, главное, чтобы ливийские стороны не повторяли своих прошлых ошибок и все-таки не начинали выдвигать дополнительные условия, не начинали обвинять друг друга.

О ситуации в Сирии


Сирийский кризис находится, я бы сказал, в продвинутой стадии урегулирования. Есть прогресс практически на всех направлениях: и на политическом, и на дипломатическом, и на гуманитарном.

В числе наших безусловных приоритетов борьба с международным терроризмом, в том числе в Сирии, продвижение политического процесса в этой стране, решение насущных гуманитарных проблем сирийского народа. В копилке ушедшего года запуск работы межсирийского конституционного комитета благодаря слаженным усилиям стран—гарантов астанинского формата.

Мы ждем на следующей неделе спецпредставителя генерального секретаря ООН по Сирии Гейра Педерсена, который также планирует посетить Дамаск. Рассчитываю, что эти переговоры и его поездки, контакты с сирийским руководством позволят сформировать график дальнейшей работы конституционного комитета.

О судьбе российско-американского Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3)


Мы выступаем за продление договора СНВ-3 без каких-либо предварительных условий. Надеюсь, что нас американцы услышали, мы много раз об этом говорили. Но пока никаких от них четких, внятных сигналов мы не видим.

И президент Путин говорил Дональду Трампу, и говорим Майку Помпео, когда тот приезжал в мае прошлого года в Сочи, что давайте хотя бы договоримся о продлении этого договора, чтобы была какая-то страховочная сетка, пока вы пытаетесь завязать новый многосторонний переговорный процесс.

Это наша позиция, и она остается в силе. Американцы не дают окончательного ответа и пытаются все подвесить. И, подвешивая, постоянно внедряют тему подключения КНР к этим переговорам, хотя мы уже столько раз объясняли нашу позицию.

Президент многократно заявлял на эту тему: если будет согласие всех участников некоего многостороннего переговорного процесса, мы будет в нем участвовать. Если же — вот американцы считают, что без КНР это бессмысленно продолжать, и, если Китайская Народная Республика захочет, мы тоже будем участвовать.

Но Китайская Народная Республика уже официально много раз заявила, что она не будет участвовать в такого рода переговорах, объяснив это тем, что структура ядерных сил Китая отличается от ядерных сил США. И мы заявили, что мы уважаем эту позицию КНР и не будем заставлять Китай эту позицию менять. Да с какой стати, и вообще, как можно заставить.

О ситуации в Арктике и Арктическом совете


Нет причин для того, чтобы привносить в Арктику какие-то военные методы работы. В этой связи мы считаем неправильной попытку втянуть НАТО в этот регион, в северные, высокие широты. Мы за то, чтобы возобновить прежнюю практику, когда встречались начальники генеральных штабов вооруженных сил стран Арктического совета исключительно для того, чтобы обеспечивать должный уровень доверия. Мы сейчас предлагаем такие встречи возобновить, начиная, может быть, с консультаций экспертов.

В принципе Арктический совет, по-моему, одно из немногих учреждений, которое пока по крайней мере, стучу по дереву, ограждено от идеологизации и политизации.



Там принимаются очень важные решения и по сотрудничеству в чрезвычайных ситуациях, в частности в случае, не приведи господь, разливов нефти, по научному сотрудничеству, по регулированию лова рыбы в Северном Ледовитом океане и целый ряд других решений.

Об убийстве российских журналистов в ЦАР


Это жуткая совершенно трагедия, мы будем добиваться, чтобы расследование было доведено до конца.

О давлении властей Эстонии на эстонскую редакцию российского новостного агентства Sputnik


Что касается конкретных действий в отношении Sputnik, я считаю, это возмутительно. Мы повседневно требуем реакции от ОБСЕ. Какая-то прозвучала тирада, осуждающая более или менее от Совета Европы. Обращаем внимание Евросоюза, что это их члены выступают по вопросам, которые идут вразрез с декларируемыми, защищаемыми ценностями Европы. То, что ЕС ничего не может сделать,— это очередное пятно на репутации ЕС. Таких пятен мы уже немало видели.

Елена Черненко


Комментарии
Профиль пользователя