Банк развития ответственности

С бывших менеджеров РБР взыскали 4,8 млрд рублей убытков

Арбитражный суд Москвы привлек к субсидиарной ответственности четверых бывших членов правления Регионального банка развития (РБР). На этом настояло Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое ведет конкурсное производство в кредитном учреждении. По мнению АСВ, бывшие топ-менеджеры РБР занимались выводом активов организации. По решению суда, ответчики должны вернуть банку более 4,8 млрд руб. Юристы полагают, что ответчики не смогут отменить решение суда, равно как АСВ — взыскать с них отсуженную задолженность.

Суд посчитал, что не все бывшие руководители РБР довели банк до краха

Суд посчитал, что не все бывшие руководители РБР довели банк до краха

Фото: Ханиф Сунагатуллин, Коммерсантъ

Суд посчитал, что не все бывшие руководители РБР довели банк до краха

Фото: Ханиф Сунагатуллин, Коммерсантъ

Четверо бывших руководителей ПАО «Региональный банк развития» по решению суда должны выплатить более 4,8 млрд руб. Арбитражный суд Москвы привлек их к субсидиарной ответственности по долгам банка, удовлетворив заявление конкурсного управляющего РБР — Агентства по страхованию вкладов. Так, с бывшего председателя правления банка Александра Буйлова и бывшего члена правления Вячеслава Потапова суд взыскал солидарно 3,81 млрд руб. Кроме того, вместе с бывшим владельцем РБР Виктором Тарановским они должны возместить банку 324,2 млн руб. убытка. С господ Потапова и Тарановского суд взыскал 62,8 млн руб. Еще 401,2 млн руб. банку обязаны выплатить Вячеслав Потапов и бывший член правления Татьяна Тарановская. Господин Потапов, кроме прочего, в одиночку обязан вернуть банку еще 213,9 млн руб.

АСВ в своих исковых требованиях указало, что ответчики, в частности, с сентября 2014 по ноябрь 2015 года выдали технические ссуды юридическим и физическим лицам на общую сумму 4,57 млрд руб., основная часть которых «являлась безнадежной к взысканию и носила невозвратный характер». Кроме того, бывшие топ-менеджеры уступали ликвидную задолженность без равноценного встречного исполнения и не принимали меры по предупреждению банкротства банка, заявляли в АСВ.

Удовлетворяя иск частично, суд обратил внимание на акт проверки ЦБ, который установил, что банком «не соблюдались требования к формированию резервов на возможные потери по ссудной задолженности», а по состоянию на апрель 2014 года «уже имелся признак недостаточности стоимости имущества для исполнения обязательств перед кредиторами». Кроме того, суд, в частности, отметил, что Вячеслав Потапов и Александр Буйлов не проверяли платежеспособность заемщиков (2,27 млрд руб.), заключили договоры цессии (1,19 млрд руб.), которые впоследствии были признаны недействительными, согласовали продажу Виктору Тарановскому кредитной задолженности банка (324,2 млн руб.), в результате чего он получил ликвидную недвижимость — квартиры и жилые дома в Москве и Подмосковье. Господин Буйлов, отметил суд, не обеспечил сохранность кредитных договоров на 137,9 млн руб., из-за чего АСВ не смогло взыскать эту сумму в суде, а, например, господин Потапов подписал договоры купли-продажи неликвидного имущества, в том числе у Татьяны Тарановской, на 615,2 млн руб.

Ответчиками по иску проходили девять бывших топ-менеджеров РБР. Однако суд не нашел оснований для привлечения к ответственности экс-председателя правления РБР Рамиля Сафина, членов правления Оксаны Миренковой, Любови Ситниковой, Галины Чекан и бывшего совладельца банка (через ООО «Акцент») Николая Рублева.

В пресс-службе АСВ вчера оперативно прокомментировать ситуацию не смогли. Контактов ответчиков нет в открытом доступе.

РБР (ранее — «Орлан-банк», «Башкирский железнодорожный банк») был до середины 2015 года четвертым по величине капитала башкирским банком. Основная его деятельность велась в Башкирии, хотя незадолго до отзыва лицензии регистрация банка была переведена в Москву. В ноябре 2015 года ЦБ отозвал у банка лицензию. В том же году банк был признан банкротом. Его обязательства перед кредиторами на декабрь 2019 года оценивались в 5,48 млрд руб.

«Бросается в глаза то, что суды отказываются назначать судебные финансовые экспертизы, принимая выводы временной администрации,— отмечает руководитель направления «Банкротство» фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков.— Думаю, что ответчикам необходимо продолжать настаивать на экспертизах в апелляции и бороться за трактовку о невозвратном характере дебиторской задолженности в каждом конкретном случае».

Партнер юридической компании «Сотби» Владимир Журавчак считает, что суд «подробно и тщательно разобрал действия и сделки». «Это позволяет сделать вывод о том, что шансы на утверждение судебного акта вышестоящими актами достаточно велики»,— полагает он. Старший партнер юридической фирмы Intellect Роман Речкин с ним согласен: «Шансы на отмену судебного акта в апелляции или кассации, на наш взгляд, минимальны». Эксперт также полагает, что АСВ будет сложно взыскать средства в ответчиков, так как «маловероятно, что у них остались какие-либо ликвидные активы». «И уж совсем невероятно, что какое-либо имущество будет у ответчиков на момент вступления определения в законную силу, после его рассмотрения апелляцией»,— отмечает он.

Булат Баширов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...