Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

«“Турецкий поток” нельзя назвать большой победой»

Дмитрий Дризе — о значении запуска газопровода для России

от

Украина подсчитала убытки от «Турецкого потока». Благодаря вводу в строй нового газопровода, транзит через территорию республики снизится, в результате Киев недосчитается $450 млн. При этом глава «Оператора ГТС Украины» Сергей Макогон назвал «Турецкий поток» исключительно политическим проектом без экономического смысла. Президенты Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган запустили трубопровод накануне в ходе торжественной церемонии в Стамбуле. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе разделяет мнения о том, что проект несет в себе большие риски для России.


«Турецкий поток» отбирает у Украины транзит в Южную Европу. Объемы прокачки сократятся на 15 млрд кубометров. Потери оцениваются в $450 млн в год. Глава компании «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон предложил не считать эту сумму убытком. По его мнению, это просто незаработанные деньги. Что касается «Турецкого потока», Макогон назвал его проектом без экономического смысла, но с большой политической составляющей.

Прав ли украинский топ-менеджер? Есть доля истины в его словах. Этот трубопровод напрямую зависит от большой политики. Новый транзитный газопровод заработал в среду, 8 января. Его торжественно открыли президенты России, Турции и Сербии, а также премьер-министр Болгарии. Труба проложена по дну Черного моря, она тянется с территории России до побережья Турции. Далее идет сухопутная транзитная нитка до границы с сопредельными странами. К этой самой нитке уже подключились Греция, Болгария и Северная Македония. В дальнейшем, после завершения строительства всей инфраструктуры, газ пойдет в Сербию и Венгрию. Если говорить в политическом плане, эти страны подсели на российскую «газовую иглу». Да, они будут платить, но насколько все это в итоге окупиться и когда? Этот вопрос открыт. Только подводная часть трубы до Турции оценивалась примерно в $7 млрд.

Как известно, «Турецкий поток» пришел на смену «Южному потоку», который предполагалось проложить не в Турцию, а в Болгарский порт Варна. Однако из-за жесткого противодействия Евросоюза проект пришлось свернуть. Самое большее давление Запад оказал на несчастную Болгарию. Несмотря на внутренние противоречия, она все-таки со второго раза приостановила свое участие в проекте.

Не самой богатой стране ЕС очень не помешал бы относительно дешевый российский трубопроводный газ, плюс доходы от транзита. Но для Брюсселя и Вашингтона важнее противостоять газовой экспансии Владимира Путина.



Дело в том, что «Южный поток» предусматривал поставки газа напрямую в ЕС. Так же, как и его северный «собрат», он действительно обеспечивал бы транзитную независимость России.

При всех капризах европейкой политики, если газ туда физически пришел, он находится под защитой законодательства ЕС. Последнее, при всех его минусах, все-таки соблюдается. В крайнем случае есть суды, где можно добиваться справедливости. А вот относительно друга и партнера Реджепа Тайипа Эрдогана такой уверенности нет. И давить на него намного сложнее, чем на Украину. И Западу не пожалуешься. Тем более что регион сам по себе конфликтный. Так что подобное сотрудничество несет в себе существенные риски для очень дорогостоящего проекта. И это, в свою очередь, ставит под сомнение его успешность. При том, что одна из его целей, несомненно, в том, чтобы показать Западу, что он нам не указ, что мы готовы сами дать Европе дешевые энергоресурсы, без всяких там Еврокомиссий.

Однако западные партнеры политически своего добились. «Турецкий поток» никакой транзитной независимости России не дает. Еще большой вопрос: кто лучше — братская, как это официально заявляется, Украина или порой очень даже непредсказуемая Турция? «Турецкий поток» нельзя назвать большой победой. Это лишь этап энергетического противостояния.

Комментарии
Профиль пользователя