Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

«Возгорание двигателя к таким последствиям не приводит»

Авиаэксперт в эфире “Ъ FM”— о причинах крушения украинского Boeing 737 в Тегеране

от

На Украине заявили о том, что разбившийся 8 января в Тегеране самолет был исправен. В авиакомпании «Международные авиалинии Украины» сообщили, что Boeing 737 проходил последнее плановое техобслуживание 6 января, и перед вылетом из Ирана экипаж ни на что не жаловался. Лайнер разбился утром вскоре после вылета из аэропорта Тегерана, он успел набрать 2,4 тыс. м высоты. На борту находилось 176 человек из семи стран. Никто не выжил. Основной версией катастрофы в Иране назвали возгорание двигателя. Теракт исключили. Иранские эксперты, работающие на месте крушения, обнаружили второй бортовой самописец разбившегося Boeing 737. Посольство Украины в Иране выпустило сообщение, в котором указано, что теракт не рассматривается в качестве возможной версии крушения самолета. Однако затем сообщение было удалено. На фоне обострения ситуации в регионе Иран обязан был закрыть свое воздушное пространство, считает независимый авиационный эксперт Вадим Лукашевич.


— С вашей точки зрения, есть прямая или косвенная связь между событиями, которые происходят на Ближнем Востоке и крушением самолета?

— Должны рассматриваться все версии. Любое отрицание, например, того, что теракта быть не может, говорит только о том, что эта причина просто неудобна. Мы должны понимать, что техническая причина, допустим, пожар двигателя — в данном случае это уже следствие, потому что просто так он не загорается, это достаточно редкое явление, а если это происходит с одним двигателем, то, как правило, к таким последствиям не приводит. На видео, которое было опубликовано, видно, что Boeing падает под углом 20-25 градусов, объятый пламенем, и он уже неуправляем, соответственно, здесь можно предположить все, что угодно.

Уже появились фотографии обломков самолета, на которых видны точечные поражения — они свойственны как раз осколочно-фугасным боевым частям зенитной управляемой ракеты. Конечно, фотографии эту версию не доказывают, но выводят ее в число приоритетных.



Если со сбитым над Донбассом MH17 все было понятно сразу, потому что самолет разрушился, выпадали обломки на площади 20 на 50 км, то здесь все-таки видно, что судно разрушилось при ударе о землю, хотя бы потому, что крупных фрагментов практически нет — был взрыв, лайнер только взлетел, оставалось много топлива. При таком отвесном падении был открытый огонь, поэтому естественно, что все взорвалось. Надо еще понимать следующий момент. Если мы говорим о связи с ракетными ударами, то в любом случае Иран производит атаку по американским военным объектам в Ираке при том, что Трамп уже объявил, что будет ответ в виде 52 целей. Иран ждет этот ответ, который тоже будет с воздуха, и в этой ситуации он, естественно, приводит свои ПВО в боевую готовность, они обязаны были закрыть воздушное пространство хотя бы для того, чтобы очистить его от каких-то посторонних целей, тем более что они сами спровоцировали ответной удар. При этом из аэропорта Тегерана прилетают и вылетают гражданские самолеты.

Не закрывать воздушное пространство — это преступление в чистом виде, вне зависимости от причины, из-за которой произошло крушение самолета.

А если они его сейчас еще и сбили по ошибке, то я очень сомневаюсь в объективности Ирана как основной стороны события, которое, по приложению 13 конвенций гражданской авиации ИКАО, должно проводить расследование.

— Вадим Павлович, еще в 2014 году, когда произошли события в Донбассе, многие говорили о том, что необходим некий универсальный механизм, который в случае возникновения какой-то потенциально конфликтной ситуации, опасной для гражданских самолетов, сможет директивно закрывать те или иные участки воздушного пространства. С тех пор прошло уже пять лет, но ситуация повторилась. Почему, зная уже не один день о том, что в этом регионе накаляется обстановка, международные авиационные власти не предприняли никаких усилий для того, чтобы искусственно ограничить воздушное движение?

— События 2014 года в Донбассе и итоги расследования показали, что нормативная база по ограничению или нормированию полетов гражданской авиации над зонами военных конфликтов несовершенна, и за это время она была доработана над зонами идущих военных столкновений.

В данном случае конфронтации с применением каких-то тяжелых вооружений не было, все начал Тегеран как раз ударом по американским базам, это несопоставимо с той ситуацией, которая была в Украине летом 2014 года.



Напряженность есть, но тем не менее там еще не стреляют. Генерала Сулеймани убили на территории Ирака, а мы же говорим с вами о воздушном пространстве Ирана. Так что страна спровоцировала ответный удар по себе, начав атаку по двум американским базам в Ираке. Сейчас как раз вступают в силу те самые нормативные предписания ИКАО относительно полетов над зоной вооруженных конфликтов. Целый ряд авиакомпаний уже прекратили полеты, они имеют на это право. Тем не менее Иран до сих пор не закрыл свое воздушное пространство.

Онлайн-трансляция: Иран атаковал военные базы США в Ираке

Читать далее

— Вы начали говорить о том, что Иран не будет заинтересован в том, чтобы расследование деталей авиакатастрофы происходило объективно. Какие в данном случае у украинских властей, авиакомпании, ИКАО, Boeing есть рычаги для того, чтобы все-таки выяснить реальную причину?

— Есть регламенты, то же самое положение, в соответствии с которым Иран проводит все расследования как страна, где произошла авиакатастрофа. Тем более что обломки упали на его территорию, и вылет происходил из его аэропорта. Соответственно, в расследовании должны участвовать все стороны — это в том числе Украина как владелец самолета и Америка как его производитель. Как сейчас Иран будет это выполнять, для меня, конечно, загадка, поэтому объективность Тегерана вызывает очень большие сомнения.

Беседовал Петр Косенко


Комментарии
Профиль пользователя