Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сафрон Голиков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Система налогообложения просто душит нефтяной бизнес»

Эксперт по ТЭК Рустам Танкаев — в программе «Деньги и биржи»

от

Экономический обозреватель “Ъ FM” Константин Максимов в прямом эфире обсудил итоги года и перспективы нефтяной отрасли с Рустамом Танкаевым, членом комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты РФ.


— Я хотел бы попросить вас оценить 2019 год для нефтяной промышленности России. Он был позитивным, умеренно негативным, умеренно позитивным, очень позитивным? Какие тенденции превалировали?

— Год был на самом деле очень негативным. И негатив этот был создан изменением системы налогообложения нефтепереработки. С 1 января, как известно, в полтора раза повысили акциз на бензин и дизельное топливо, одновременно был увеличен НДС, вырос налог на добычу полезных ископаемых из-за продолжения налогового маневра, выросли тарифы на транспортировку как нефти, так и нефтепродуктов. В сумме в результате вся нефтепереработка в России стала убыточной. И это, конечно, очень негативная вещь.

— Может быть большой бизнес, который общался накануне с президентом, затронул этот вопрос, вы не знаете?

— Вообще все компании так или иначе, понимая все эти сложности, пытаются приспособиться, и, конечно, каждый приспосабливается по-своему.

— А у кого это лучше получается, можете оценить?

— У нас, например, есть чемпионы по льготам, которые получают льгот больше, чем остальные. В среднем у нефтяных компаний 80% прибыли уходит на налоги. Например, у «ЛУКОЙЛа» 45% всего-навсего — у них в этом смысле, так сказать, позиция чемпионская. У них, например, все проекты на шельфе Каспия имеют систему налогообложения, как у лучших проектов в Арктике. У каждого свои тонкости. Вот недавно Вагиту Алекперову задали вопрос относительно Антипинского НПЗ — нефтеперерабатывающий завод в Тюмени, который обанкротился, разорился в этом году именно как раз из-за изменения налоговой системы, — его спросили, не хочет ли он его приобрести, он сказал: «Нет, ну что вы, зачем? Нам, дай бог, свои заводы удержать, а так мы все переносим на зарубежные площадки». И, в общем, это правильно, потому что у нас система налогообложения просто душит нефтяной бизнес сейчас. У нас многие проекты, которые были необходимы для страны, не реализованы. Например, «Восточная нефтехимическая компания», которую должны были построить в Находке совместно «Роснефть» и Китай, отложена на непонятное далекое будущее. А это, между прочим, удар по строительству танкеров для перевозки сжиженных природных газов, потому что теплоизоляцию должны были делать на «ВНХК», а теперь непонятно, откуда ее возить и за какие деньги.

— Так, может быть, нефтяникам с какой-то согласованной позицией выступать и давить на правительство и на власть с тем, чтобы хоть как-то сдвинуть дело с мертвой точки? Потому что, если я правильно понимаю ваши слова, ситуация-то год от года ухудшается, а не улучшается.

— Да, да, ситуация сейчас уже просто аховая. Но, видите, у нас в правительстве есть люди с очень жесткой позицией и с твердым характером — вице-премьер Силуанов и Козак. Они мало прислушиваются к мнению компаний.

— То есть у них задача — профицитность: условно, давайте мы налогами сейчас выровняем все, а потом посмотрим?

— Мне трудно сказать, все-таки я инженер, а не экономист. Есть экономисты, которые в этом разбираются значительно лучше.

— Если мы гипотетически предположим какой-то налоговый маневр, очередной из многочисленной череды предлагавшихся, предлагаемых и рассматриваемых, какой вы можете предположить сценарий, который бы привел к взлету в нефтяной промышленности, в нефтедобыче, в геологоразведке и в нефтепереработке?

— Я бы сказал, что есть очень много возможных шагов, которые позволили бы выправить положение. Что касается геологоразведки и нефтедобычи, здесь, конечно, нужно переходить к налогообложению не по обороту, как сейчас, а по полученному доходу. Эта система называется НДД. Она много где испытывается сейчас на отдельных предприятиях, но массово ее применять боятся. Но нефтедобыча у нас держится на более или менее нормальном уровне пока. Я подчеркиваю — пока.

— А в переработке?

— Что касается переработки, то там уже дошло до абсурда. У нас 75% розничной цены бензина и дизельного топлива — это налоги чистые. Надо было бы сделать то, что собирались сделать с самого начала — отменить акцизы на бензин и дизельное топливо полностью. Их собирались отменить, когда вводили новую систему налогов. Но не отменили, оставили, а потом стали еще и ужесточать. Если отменить акцизы на бензин и дизельное топливо, то розничные цены могли бы снизиться на рублик-два. Мы бы все это заметили.

Комментарии
Профиль пользователя