Коротко

Новости

Подробно

«Нам сейчас спасибо никто не скажет…»

Глава Губахинской энергетической компании — о модернизации теплоснабжения города

Коммерсантъ (Пермь) от

В Пермском крае минувшей осенью завершился проект полной модернизации системы теплоснабжения Губахи. Новый собственник Губахинской энергетической компании (ГЭК) закрыл старейшую ТЭЦ в регионе — Кизеловскую и демонтировал централизованную систему теплоснабжения города, заменив ее десятью блочно-модульными котельными. О том, какой эффект был достигнут за счет ввода новых котельных, и о планах компании „Ъ-Прикамье“ рассказал гендиректор ГЭК Алексей Колесник.


— В конце 2017 года вы неожиданно стали игроком энергетического рынка Прикамья, купив у «Т Плюс» две тепловые станции — в Губахе и Сарапуле. Чем было вызвано это решение?

— Мы купили Кизеловскую ГРЭС-3 и Сарапульскую ТЭЦ, чтобы сделать реновацию с применением самых последних технологий. На тот момент самыми актуальными были блокчейн и цифровизация на основании «закона Яровой». Сохранять ГРЭС целесообразности не было, так как деятельность ее была убыточна и не обеспечена тарифом. По техническим предписаниям на ближайшие два-три года в нее необходимо было «закопать» еще миллионов 200 — в ремонт. А откуда их взять при недостаточном тарифе? Мы понимали, что нам не позволят в разы поднять тариф. И тут мы как раз применили энергосберегающие и энергоэффективные технологии и разработали проект, который позволил остаться с действующим тарифом и выполнить техническое перевооружение Губахинского теплового узла.

— Почему решили заменить Кизеловскую ГРЭС блочными котельными?

— Мы провели комплексный аудит системы теплоснабжения Губахи. Что у нас было? Старый источник теплоснабжения, вырванная из сердца ТЭЦ бойлерная, которая находилась за три километра от станции — в самом городе. Что такое три километра паропровода? Это колоссальные потери! На выходе температура пара была 340 градусов, а на конце было только 280! По сути, топили атмосферу.

Начали смотреть варианты. По наследству от «Т Плюс» нам досталось два проекта. Первый — перенести бойлерную на Кизеловскую ГРЭС-3 и заменить паропровод, все три километра, водопроводом, как это сейчас на большинстве станций в крае. Как и на Сарапульской ТЭЦ — со станции в город выходит уже водопровод, на котором существенно меньше потерь по сравнению с паропроводом. Вторым проектом был уход от Кизеловской ГРЭС и строительство новой котельной вместо бойлерной в городе.

Мы не стали зацикливаться на вышеупомянутых вариантах и приступили к расчетам новых, альтернативных, иногда довольно смелых и неординарных решений. Одним из них стал тот самый «нашумевший и обсуждаемый» проект по строительству дата-центра. На деле, после проведения всех расчетов, мы отказались от него и стали рассматривать другие решения. В том числе проект по полному уходу от централизованной системы теплоснабжения и замещению ее на современные блочно-модульные котельные. Совместно с нашим нанятым агентом по разработке схемы теплоснабжения мы решили взяться за детальную разработку двух проектов как с технической, так и с экономически обоснованной точки зрения. Первый — строительство на бойлерной водогрейной котельной с оставлением старой схемы теплоснабжения. И второй вариант — изменение схемы теплоснабжения со строительством десяти блочно-модульных котельных. Изначально их количество было шестнадцать, в процессе разработки проекта сократили до десяти. Кстати, стоимость строительства одной котельной была ниже — от 180 до 200 млн руб. Десять блочно-модульных котельных стоили на 100 млн дороже. Но мы начали просчитывать дальнейшие эксплуатационные затраты. И вышло, что оставлять старую систему — это означало сэкономить на старте, но в дальнейшем нести огромные затраты. Да, стоило бы меньше, но ежегодно требовались бы большие ремонты для поддержания такой большой, неэффективной, старой, с большим сроком износа магистральных сетей системы.

Мы продолжили расчеты. Если вложить больше — 280 млн в новую систему и построить десять котельных, то будущие эксплуатационные затраты сильно сокращаются. Также мы просчитали, что эта новая система требует большой работы — по поиску площадок, по подведению коммуникаций, по организации работ и так далее. Это слаженная работа по уходу от одной системы в новую. А точнее — в десять систем, по сути говоря, ведь это десять котельных и у каждой своя система. То есть взять одну большую, разрезать на десять и замкнуть, чтобы они хорошо работали: наладить, заменить,— это довольно большой объем работы. Но мы поняли, что нас это не пугает. Да, придется поработать, но это нас никогда не смущало, мы были к этому готовы.

В итоге мы получили сразу несколько позитивных результатов. Во-первых, ушли от колоссальных потерь при транспортировке. Во-вторых, новая, современная блочно-модульная котельная имеет лучший КПД, чем старая ТЭЦ: себестоимость производства тепла на новом оборудовании оказалась в разы ниже. За счет этой экономии, приблизительно за пять лет, новое оборудование себя полностью окупит, при этом его эксплуатационный срок составляет 20–25 лет. Если посмотреть цифры, то Кизеловская ГРЭС-3 потребляла газа примерно на 490 млн руб. в год. Годовой объем потребления новых десяти блочно-модульных котельных на всю Губаху составит около 140 млн руб. в год.

Чтобы не лукавить, скажу: ГЭК вырабатывала пар и для АО «Губахинский кокс». За счет этого же газа вырабатывали еще и электроэнергию. Совокупно на это тратили 200 млн руб. в год. То есть вместо потребления газа на 290 млн руб. в год, требовавшегося на отопление Губахи, теперь идет лишь 140 млн.

— Кто профинансировал проект? Во сколько он обошелся?

— Общая стоимость всех блочно-модульных котельных составила примерно 270 млн руб. Мы остановили свой выбор на лизинговом финансировании. Показали проект нескольким организациям, он их заинтересовал, они в него так же, как и мы, поверили. Экономические расчеты отвечали всем необходимым стандартам. Свой выбор мы остановили на компании «УралБизнесЛизинг». Начиная с августа 2018 года мы успешно приступили к реализации проекта по децентрализации системы теплоснабжения города Губахи, подписав первый договор лизинга на поставку блочно-модульных котельных.

— Тариф Кизеловской ГРЭС был экономически обоснованным?

— Нет, тариф был недостаточен. Мы провели экспертизу с привлечением Пермской торгово-промышленной палаты, чтобы эксперты дали точное понимание ситуации. На основании этого заключения выяснилось: при работе Кизеловской ГРЭС-3 недостаточность тарифа составляла около 120 млн руб. в год.

— Как вы видите формирование тарифа в дальнейшем?

— Точно так же, как и во всех рядовых ресурсоснабжающих организациях края. Как показывает практика, это несущественное повышение — от 2 до 5% в год. Мы изначально не планировали повышать тариф для возвращения вложенных инвестиций, а нацелены были уложиться в действующий тариф.

В результате у нас изменится только структура тарифа, но не его итоговые значения. Если раньше не хватало денег на газ и ремонт, то сейчас все будет в соответствии с тарифом и предприятие перестанет быть убыточным.

Теперь тариф безубыточный, а его новая структура позволяет оплачивать новое оборудование. Получается, что мы модернизировали весь тепловой узел с переводом на абсолютно новое, современное, энергосберегающее оборудование и еще избавились от убытков.

— Какие показатели предприятия по итогам года ожидаете?

— Результат работы ГЭК по итогам 2018 года — это убыток в 180 млн руб. В таком положении нам досталась компания, и до момента модернизации этот убыток нельзя было быстро закрыть. Но с января 2019 года, когда мы начали запускать котельные, положение выровнялось. И благодаря проведенной за этот год большой работе мы планируем по итогам 2019 года выйти на небольшую прибыль.

— Какая судьба ждет Кизеловскую ГРЭС-3?

— Все десять котельных уже работают несколько месяцев. Первую мы запустили в ноябре 2018 года, еще две в январе, остальные — к 1 сентября. До октября 2019 года, пока не запустилась вся новая система из десяти блочно-модульных котельных, ГРЭС-3 находилась на консервации в резерве. После того как мы убедились, что новая система функционирует в штатном режиме, мы приступили к демонтажу Кизеловской ГРЭС-3. И сейчас режем ее на металлолом, параллельно распродавая неликвидное оборудование и неиспользуемые складские запасы. Мы надеемся за счет этого существенно компенсировать убытки компании, понесенные в 2018 году. Несколько предметов, по просьбе городских властей, мы передали в местный музей. В итоге ГРЭС будет утилизирована.

— Сколько сотрудников работало в Губахе до и после реализации проекта?

— Изначально по штатному расписанию было 209 человек, сейчас — 85. Внедрение автоматической системы оказалось еще одним спасением от растущей потребности в специалистах в Губахе. Мы не могли с такими зарплатами составлять конкуренцию крупнейшему химическому предприятию. Рабочих рук в Губахе не хватает, это факт. Автоматизация стала прекрасным решением этого вопроса.

— Почему же тогда никто не осмелился взяться за такой проект?

— У большой корпорации всегда непросто с принятием решений. Они нацелены на большие и сложные проекты — на строительство больших станций в крупных городах по стандартным, типовым решениям.

Разработка нестандартных, смелых проектов в больших корпорациях обычно проходит со скрипом и недоверием. Ведь «зачем придумывать новую систему, когда старая работает». В МУПах тем более не хватает высококвалифицированных кадров, а новые инженерные разработки просто не предусмотрены бюджетной политикой муниципалитетов.

Мы прекрасно понимали, что мы молодая, активная команда, с накопленным опытом и знаниями новых, современных технологий. Мало того, мы понимали, что эти новые технологии работают и их надо внедрять, и чем быстрее — тем лучше. У нас не было возможности сидеть и не спеша реализовывать этот проект. Просто не было времени — мы работали на результат. Почему у вертикально интегрированных холдингов уходят годы? У них спешки нет, все хорошо — деньги есть. Мы же знали: надо ломать отрицательную экономику, которая нас затягивала в болото долгов, поэтому бежали.

Теперь мы не в теории, а на практике поняли, что блочно-модульные котельные — это был правильный ключ к решению проблемы с теплоснабжением города Губахи. Слух об успешной реализации нашего проекта разлетается быстро. Для обмена опытом к нам уже приехало немало делегаций из небольших городов (численностью от 20 тыс. до 150 тыс. человек). Проблематика у всех схожа. И мы поняли, что нашли формулу решения проблемы, сочетающую в себе как уход от старого, неэффективного, ломающегося оборудования, так и нехватки денежных средств. Итогом стал уход от существенно изношенных, неэффективных магистральных сетей, от старых котлов с низким КПД к повышению надежности и качеству потребляемого ресурса и экономией по всем пунктам.

— После того как вы приобрели Кизеловскую ГРЭС, никто не верил в добропорядочность намерений. Говорили, что сделку можно окупить за два месяца — именно такой период не заплатить за газ, а потом бросить компанию…

— Надеюсь, что теперь о нас так не думают. Хочется доказать, что есть позитивно думающие специалисты, пытающиеся что-то исправить в нашей стране и сделать ее немножечко лучше!

Нам в Губахе сейчас спасибо никто не скажет. Понимание придет через несколько лет. Самое печальное, что сейчас все перестали мыслить стратегически. Все мыслят горизонтом год-два. Я всегда привык мыслить стратегически — на 5, 10, 15 лет. Даже когда мы подбирали оборудование, то смотрели не на два или три года его эксплуатации, а на десятилетия его работы.

— В домах Губахи стало теплее?

— В городе есть отдаленные микрорайоны, в которых всегда перетапливали. Так вот, они говорят, что стало холоднее. Конечно, ведь они сейчас получают услугу по нормативу. В прежние годы зимой у них всегда окна были открыты, а теперь закрыты.

Сейчас везде стабилизировали. Преимущественно весь город говорит: стало лучше. Особенно хорошо живут горожане в домах, отапливаемых от котельной №20. По прежней схеме тепло до них доходило в последнюю очередь — через весь город, одни остатки, а сейчас качество в разы выросло.

— С газовиками какие отношения? Вы сейчас вовремя платите за газ?

— Наш основной кредитор — «Газпром». Долг пока никуда не делся — слишком мало времени прошло. Если задолженность формировалась полтора года, то за два-три месяца ее не погасишь. В пиковый период ГЭК должна была пермскому «Газпрому» 237 млн руб., но по итогам года мы планируем, что эта сумма сократится до 140 млн. А в будущем году мы планируем эту сумму снизить до минимального значения. На погашение мы направляем все возможные средства — как уже сэкономленные, так и те, которые получаем от распродажи неликвидных активов Кизеловской ГРЭС-3.

— Есть ли планы по масштабированию опыта?

— Да. Сейчас мы уже сделали расчеты и приступили к реализации нашего второго проекта — в Сарапуле (Удмуртская Республика). И видим такой же хороший потенциал и положительную перспективу в реализации этого проекта. Мы создали компанию «ГЭК-инжиниринг», в которой собрали весь наш накопленный опыт.

Большинство приезжающих к нам делегаций, состоящих из чиновников муниципалитетов совместно со специалистами их ресурсоснабжающих организаций, зачастую смотрят на проблему только с технической точки зрения, забывая полностью про расчет экономически обоснованных объемов необходимых инвестиций в модернизацию их систем теплоснабжения. Мы убеждены, что технических решений может быть несколько, а вот какое из них выдержит действующий тариф — это большой вопрос.

Здесь крайне необходимо объединение основных позиций! Во-первых, должно быть правильное технико-экономическое обоснование инвестиционных вложений, сочетающееся с тарифными последствиями. Во-вторых, важную роль играет выбор технического решения. Ведь на самом деле сейчас много новых факторов и огромное разнообразие современных технологий и оборудования, про которые многие специалисты просто не знают и не берут его в расчет.

Эти два аспекта, как правило, все рассчитывают отдельно, что в корне неправильно. Только их совокупность позволит достичь необходимого результата.

Мы столкнулись с большим количеством аспектов, которые требовалось учитывать. Нужно было найти сбалансированное решение, и мы его нашли.

Не исключаем, что многие муниципалитеты обратятся к нам, чтобы мы взяли их под свое крыло, подписали с ними концессионное соглашение. Кстати, уже несколько заявок от МУПов и администраций городов к нам поступило. Они понимают эффект, который мы получили в Губахе.

— Вы рассказали, что приступили к работе в Сарапуле, а там какой эффект ожидаете?

— Местная ТЭЦ находится в неплохом состоянии, однако ее перспективы через три-пять лет далеко не радужные. Существенный износ магистральных сетей требует инвестиций в 2021–2023 годах в 300–400 млн руб. Эти средства не заложены тарифом. По нашим расчетам, проще уйти от центрального теплоснабжения. Тем более что в Сарапуле теплосети выполнены в наружном исполнении — на бетонных опорах, проходят через весь город, уродуя облик улиц. Планируем уйти от большей части магистральных сетей, построить порядка шести блочно-модульных котельных, а также модернизировать ТЭЦ — перевести ее на абсолютно новое, энергоэффективное и энергосберегающее оборудование.

Беседовал Вячеслав Суханов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя