Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

Три державы сплотились вокруг Корейского полуострова

Сеул и Токио решили бороться за мир вместе с Пекином

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В китайском городе Чэнду завершился первый в истории саммит лидеров Южной Кореи, Японии и Китая, главными темами которого стали ситуация на Корейском полуострове и проблемы безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе. После того как диалог между США и Северной Кореей зашел в тупик, три ведущих государства региона взяли инициативу на себя. Цель — попытаться перезапустить переговоры с КНДР и устранить все более реальную угрозу перехода корейского кризиса в горячую фазу. Хотя Япония и Южная Корея входят в список ведущих союзников Вашингтона, в нынешних условиях они предпочли объединить усилия с Пекином, а не быть американским «поясом сдерживания» Китая.


Трехсторонний саммит с участием президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина, премьер-министра Японии Синдзо Абэ и премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна, проходивший 23–24 декабря в китайском городе Чэнду (юго-западная провинция Сычуань), стал кульминацией многочисленных встреч и переговоров с участием представителей ведущих государств Индо-Тихоокеанского региона.

Весьма символично, что перед поездкой в Сычуань лидеры Японии и Южной Кореи прилетели в Пекин, где каждый из них провел отдельную встречу с председателем КНР Си Цзиньпином.

Кроме того, всеобщее внимание было приковано к встрече Мун Чжэ Ина и Синдзо Абэ, которым предстояло предпринять новые усилия для урегулирования давнего спора по проблеме принудительного труда в годы Второй мировой войны. Нерешенный вопрос о том, должны ли японские компании платить компенсацию корейским гражданам, привел к торговой войне между Сеулом и Токио и поставил под угрозу будущее двустороннего соглашения об обмене разведданными (GSOMIA).

Несмотря на обширную повестку переговорного марафона, уже сам факт того, что центр дипломатической активности в Индо-Тихоокеанском регионе на два дня переместился в Китай, который традиционно имеет непростые или конфликтные отношения с партнерами и союзниками Вашингтона, стал сенсацией.

Еще в прошлом месяце Индо-Тихоокеанский регион посетил министр обороны США Марк Эспер, турне которого имело четкую антикитайскую направленность. Как заявили тогда в Пентагоне, целью поездки стало обсуждение «общих вызовов, включая милитаризацию Южно-Китайского моря и хищническую экономическую деятельность Китая». Министр обороны США попытался донести до азиатских союзников озабоченность действиями Пекина, по версии Вашингтона, «подрывающего международный порядок в регионе».

Однако переговоры в Пекине и Чэнду показали, что попытки Вашингтона демонизировать Китай и выстроить в Индо-Тихоокеанском регионе «пояс сдерживания» Пекина с участием Южной Кореи и Японии не срабатывают. Сеул и Токио считают взаимодействие с Пекином стратегически важным окном возможностей для укрепления своих позиций в регионе.

Кроме того, новым мотивом для резкого сближения трех ведущих государств региона становится угроза возвращения в мировую повестку корейского кризиса, которая становится все более реальной в связи с тем, что переговоры между президентом США Дональдом Трампом и северокорейским лидером Ким Чен Ыном к концу года окончательно зашли в тупик. Как ожидается, уже в конце декабря — начале января в Пхеньяне обнародуют новую оборонную стратегию, которая может привести к размораживанию ракетно-ядерных программ КНДР и сделает дальнейшие переговоры в обозримом будущем невозможными.

«Интересы и позиция Китая и Южной Кореи относительно проблемы Корейского полуострова совпадают. Обе стороны выступают за защиту мира и стабильности на Корейском полуострове, за решение проблемы посредством диалога»,— заявил в ходе встречи с южнокорейским президентом председатель КНР Си Цзиньпин. И добавил: «Китай и Южная Корея должны объединить усилия, для того чтобы сохранить импульс в диалоге между США и КНДР».

Согласно утечкам в ведущих региональных СМИ, главы МИДов Японии и Южной Кореи Тосимицу Мотэги и Кан Гён Хва могут встретиться с госсекретарем США Майклом Помпео уже в середине января будущего года, чтобы обсудить с ним эскалацию корейского кризиса (предположительно, трехсторонняя встреча пройдет в Сан-Франциско).

В свою очередь, Мун Чжэ Ин подтвердил, что он не видит в Китае никакой угрозы. Напротив, высоко оценив роль Пекина в попытках добиться урегулирования на Корейском полуострове, южнокорейский лидер заметил: «Я надеюсь, что мы продолжим тесно сотрудничать, чтобы потенциал для взаимодействия, которого мы добились с трудом, принес плоды».

Трудности, о которых счел необходимым напомнить южнокорейский лидер, возникли после того, как в 2017 году Сеул разместил на своей территории американские системы противоракетной обороны THAAD. В Китае тогда сочли этот шаг нарушающим стратегический баланс в регионе и резко осудили действия США и Южной Кореи. Однако спустя два года Пекин, судя по всему, избрал другую тактику — не вступать в жесткий клинч с союзниками США, а попытаться с ними максимально сблизиться и фактически перетянуть их на свою сторону.

Эта тактика в полной мере проявилась и в ходе переговоров Си Цзиньпина с японским премьером Синдзо Абэ. «Отношения Японии и Китая отличаются хорошей динамикой, которая имеет большое значение для регионального и глобального мира, стабильности и процветания»,— заявил по итогам встречи с китайским лидером премьер Абэ. Он сообщил, что «с нетерпением ждет» намеченного на апрель государственного визита в Японию Си Цзиньпина. А председатель КНР, говоря об отношениях с Токио, призвал укреплять взаимное доверие в области безопасности, развивать деловое сотрудничество и придерживаться общего понимания того, что обе стороны не представляют друг для друга угрозы.

Помимо проблем безопасности, решение которых требует активизации коллективных усилий, еще одним стимулом для сближения трех крупнейших экономик Индо-Тихоокеанского региона стало их стремление устранить барьеры для многостороннего торгового сотрудничества. Переговорам руководителей трех стран в Пекине и Чэнду предшествовала состоявшаяся в китайской столице встреча министров экономики трех стран. На ней обсуждался вопрос о создании трехсторонней зоны свободной торговли (ЗСТ), а также о подписании в 2020 году соглашения о Региональном всеобъемлющем экономическом партнерстве (RCEP).

Напомним, что проект RCEP предусматривает подписание соглашения о свободной торговле между десятью странами—членами АСЕАН и шестью государствами-партнерами этой ассоциации по соглашениям о свободной торговле (Австралия, Индия, Китай, Япония, Южная Корея, Новая Зеландия). Как ожидается, соглашение будет подписано в феврале.

Между тем, объясняя логику нового сближения Сеула с Пекином, бывший посол Южной Кореи в РФ Пак Ро Бёк, возглавляющий организацию «Международная конференция азиатских политических партий», пояснил “Ъ”: многостороннее сотрудничество с КНР основано на географической близости и культурном сходстве двух стран, что позволяет им извлекать максимальную выгоду и в деловом сотрудничестве. «Национальным интересам Южной Кореи отвечает превращение Индо-Тихоокеанского региона в зону свободной и безопасной торговли, энергетического сотрудничества и транспортных маршрутов, однако для реализации этих целей необходимо не продолжение конфронтации, а улучшение американо-китайских отношений, а также позитивные сдвиги в отношениях с Северной Кореей»,— резюмировал Пак Ро Бёк.

Сергей Строкань


Комментарии
Профиль пользователя